Я. Бёме и русская софиологическая мысль

Русская софиология, впервые полно и систематически разработанная В. Соловьевым, во многом определила дальнейшее развитие отечественной интеллектуальной мысли. Именно в данном направлении философское творчество России наиболее активно включено в диалектическую связь с западноевропейским философским процессом. Философские системы В. Соловьева, братьев Е. и Н. Трубецких, П. Флоренского, С. Булгакова, С. Франка, Н. Лосского составляют собою своеобразную школу в рамках западноевропейской мистико-философской традиции, к представителям которой можно отнести гностиков, Плотина, Д. Ареопагита, М. Экхарта, Ф. Баадера, Я. Беме, Н. Кузанского 1. Началом, объединяющим указанные философские системы в единую традицию, выступает идея всеединства. Вокруг идеи всеединства выстраиваются концептуальные схемы, которые можно назвать концепцией всеединства.

Сущность концепции всеединства имеет свои отличительные черты в построении онтологии, гносеологии и антропологии. В онтологии — это панентеизм, согласно которому мир причастен божественной сущности. Утверждается сущностная связь между Богом и миром. Но чтобы избежать трудностей, связанных с проблемой теодицеи, вводится учение о двух аспектах Абсолютного: во-первых, Абсолютное как совершенное рассматривается в отношении к миру, и тогда оно ему имманентно, и, во-вторых, Абсолютное как отрешенное, то есть, как для-себя-бытие, в это случае оно трансцендентно миру. В отечественной концепции всеединства делается акцент на первом аспекте Абсолютного с целью оправдать ценностный, смысловой момент мировой действительности. В этом смысле разрабатывается понимание Бога как основы мира, его субстанции.

Учение об Абсолютном как апофатической сущности связано с разработкой путей его познания. Выдвигается учение о мистической интуиции как высшей форме познания. Возможность мистического единения человека с Богом философами-мистиками обосновывается с помощью антропологических взглядов. Сущность человека составляет его глубинное «Я», природа которого тождественна абсолютному духу.

Своеобразным моментом у всех философов, разрабатывающих концепцию всеединства, выступает разное обоснование ими божественно-мировой динамики. У Плотина она мыслится посредством понятия «эманация», Кузанский ее выражает с помощью слов «свертывание» и «развертывание», Беме рассматривает через «падение, отпадение». Русские мыслители описывают божественно-мировой процесс, активно используя мифологему Софии. Учение о Софии является оригинальным «художественным выражением философии всеединства» 2. Особое влияние на отечественных философов, особенно В. Соловьева и Н. Бердяева, в разработке вопроса о связи мира с Богом оказало учение немецкого философа-мистика Я. Беме.

В концепции Беме между Богом и феноменальным миром находится мир божественных сил или семь божественных духов. Седьмой дух является природой или телом Бога, а также основой, корнем природы; в седьмом духе «содержится семя всего Божества, он есть как бы мать, воспринимающая семя, и непрестанно вновь рождающая плод по всем качествам семени» 3. Седьмой дух содержит в себе небесные образы или прообразы, через них «образованы все твари в небе и на земле: даже само небо образовано в этом духе, и в нем состоит вся природность, какая есть во всем Боге» 4. Родство размышлений Беме с Соловьевым проходит в использовании ими таких символов как «вечная женственность» и «матерь мира» для обозначения софийного начала мира.

Самой большой сложностью в концепциях всеединства является вопрос о причинах существования зла в мире. Утверждение о том, что человек и природа божественны, ставит остро вопрос о том, как объяснить это «недолжное», «надтреснутое» бытие мира в самой природе Бога? С. Франк актуализирует этот вопрос следующим образом: «Если мир есть явление Бога, то зачем оно прячется под какое-то «темное» покрывало, скрывающее под собой ясность Божества, а не идет неуклонно по какому-то ровному и прямому пути к осуществлению добра и правды» 5. Беме объясняет существование зла с помощью идеи о падении духа в материю, самого прекрасного духа — Люцифера. Люцифер — дух природы и телесности, от вечности находился в Боге, в единстве со всеми остальными духами, получая от единства силу и мощь. Но красота его обольстила, гордость объяла, в нем разгорелся гнев, огонь эгоизма, себялюбие и Люцифер решил стать Богом. И тогда Бог низверг Люцифера из своей божественной сферы.

Падение Люцифера означает разделение, распадение всеединства. Природа до самого своего внутреннего основания была повреждена и зажжена эгоизмом, злобой, смертью. Но это не означает, что природа стала вовсе мертвой: «ибо как может в Боге что-нибудь вовсе умереть, что имело жизнь свою от вечности?» 6. Произошло только внешнее разделение тела и духа, внутри природы и тела сокрыт свет ясного божества, который пробивается наружу. Наступит день, когда земля снова будет возвращена в первоначальное состояние до падения Люцифера. В размышлениях Беме корни мирового зла восходят к Богу.

Русская софиологическая мысль так же как и немецкий мистик ищет метафизические причины недолжного состояния мира. Например, Франк пишет, что решение проблемы зла «подводит нас вплотную к самому жуткому, что когда-либо западало в мысль человека, и притом в мысль духовно-смелых умов: к допущению, что в каком-то последнем, глубочайшем смысле если не само зло во всей явственности его зла, то все же некий его первоисточник скрыт в непостижимых для нас глубинах самого бога» 7. Н. Бердяев считает, что первичное зло имеет духовную природу, оно свершилось не в материальном мире, а на вершине иерархии бытия; ведь даже само слово «падение» или «отпадение» предполагает некую вершину, с которой произошло падение.

В. Соловьев объясняет возникновение мира с помощью отпадения Мировой души от Бога, которое свершилось как проявление воли Бога. Зло означает такое космическое состояние бытия, для которого характерно существование разлада и беспорядка. Реорганизация мира, восстановление его целостности, то есть всеединства, и есть путь к преодолению зла.

Активное включение русских мыслителей в мировой процесс философского общения не получил своего мирного завершения. Остались незавершенными некоторые вопросы, поставленные русскими мыслителями в процессе их философского творчества, например, вопрос о синтезе знания. Может быть уже наступило время вернуться к ним с учетом тех процессов, которые имеют место в современной культуре.

Примечания
  • [1] Хоружий С.С. Неопатристический синтез и русская философия // Вопросы философии, 1994. №5. С.76.
  • [2] Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время. М.: Прогресс, 1990. С.259.
  • [3] Бёме Я. Аврора, или утренняя заря в восхождении. М.: Политиздат, 1990. С.140.
  • [4] Там же. С.131.
  • [5] Франк С.Л. Крушение кумиров // Франк С.Л. Сочинения. М.: Правда, 1990. С.141.
  • [6] Беме Я. Аврора, или утренняя звезда в восхождении. С.280.
  • [7] Франк С.Л. Непостижимое // Франк С.Л. Сочинения. М.: Правда, 1990. С.545.

Добавить комментарий