Красота в предметном мире

[82]

1. Сегодня в эстетике, по-видимому, уже общепризнанно, что красота — это результат ценностного отношения человека, личности, субъекта к некоему объекту восприятия при условии соответствия этих двух мер. Отсюда относительность красоты, ее зависимость, с одной стороны, от свойств объ- [83]
екта, а с другой — от идеалов, требований, позиций субъекта. Для квалифицированного эстетического суждения сопоставляемые меры нуждаются в конкретизации: необходимо не только понимание бесконечного многообразия и объектов, и субъектов эстетического отношения, но и уяснение типологии и того, и другого.

2. Первое глобальное деление объектов эстетического отношения определяется принадлежностью их естественной, природной сфере или искусственно созданной человеком — культурной. В сфере культуры объекты всегда, осознанно или подсознательно, воспринимаются как продукты деятельности, за которыми стоит их творец — человек. Мы рассмотрим лишь мир материальных предметов, созданных человеком вещей. Этот мир необъятен. Его типологии бесчисленны. Они каждый раз зависят от целей группировки объектов. В нашем случае цельвыявить качественные особенности эстетической меры предмета.

Данной цели соответствует рассмотрение вещей в плоскости соотношения практического и художественного начал, представляющих суть двух единственных видов деятельности, направленных на предметосозидание. Взаимодействие названных полярных начал дает спектр переходных форм, в которых выделяются принципиально различные типы предметов, вызванных к жизни различными потребностями, функционирующих, как правило, в различных зонах, создаваемых различными методами, несущих различную эстетическую нагрузку. Рассмотрим их в аналитически чистом виде.

Рационально-утилитарный тип предметов (обычно — сугубо технических объектов) наиболее близок к природе. Здесь отсутствует осознанное стремление к эстетическому и тем более к художественному эффекту. Подобные предметы, как и любые явления, мы можем воспринимать эстетически и даже наделять человеческими ассоциациями, базируясь лишь на их формальных свойствах, не содержащих личностного начала творца.

Рационально-эстетический тип предметов, напротив, предполагает сознательное стремление их создателя к красоте, понимаемой в данном случае как следствие всестороннего практического совершенства объекта: функциональной эффективности, удобства, современности материалов и технологии, остроумия конструкции и т.п. Именно эти свойства выступают как объективные предпосылки красоты. Элементы художественной выразительности проявляются здесь лишь непроизвольно, ярчайший пример — военная техника.

Целостный тип предметов наряду со всесторонним практическим совершенством предполагает уже осознанную выразительность форм, направленную на раскрытие отношения человека к практической основе предмета. Для этого используются неизобразительные средства композиции: организация структуры объекта, его тектоники, пропорций, пластики, фактуры, цвета и т.п. Здесь необходимым объективным условием красоты [84]
предмета является его выразительность, однако она вырастает из первого условия — практической рациональности.

Стилизующий тип предметов, напротив, предполагает выразительность в качестве главного условия красоты полезных объектов. Причем выражается в данном случае уже не существо предмета и не отношение к нему, а имидж владельца — отдельной личности или общественной группы. Для этого используются формы различных стилей, вызывающие соответствующие ассоциации.

Декоративные предметы вновь меняют соотношение практического и художественного начал. Здесь первое является лишь намеком на происхождение вещи и может быть сведено почти к нулю. Объективное условие красоты в данном случае — исключительно выразительность, призванная подчеркнуть независимость от «презренной пользы».

Наконец, художественные предметы (продукты изобразительных искусств) также целиком ориентированы на образную выразительность, но уже без всяких намеков на свое практическое происхождение. Причем красота здесь взаимодействует со всеми другими эстетическими отношениями и даже зачастую уступает место трагическому, комическому, безобразному, т.е. уже не является обязательной.

Таким образом, объективные предпосылки красоты, меры вещей весьма различны, и адекватность нашего эстетического отношения к элементам предметного мира зависит от ощущения этой меры. В умении точно выбрать позицию оценивания проявляется вкус.

3. Сфера эстетических позиций субъекта также безгранична и туманна. Здесь также возможны самые различные плоскости рассмотрения и соответствующие типологии: исторические, региональные, национальные, социальные, возрастные, половые и т.д. Каждый индивидуальный субъект оказывается в точке пересечения подобных плоскостей и таким образом обретает свою уникальную позицию. Попытаемся и в этой туманности наметить некоторые ориентиры.

Реальным субъектом эстетического суждения в конечном счете всегда является воспринимающая объект личность. Типы таких субъектов образуют спектральный ряд между полюсами бытовой практичности, нацеленной на функциональную полезность предмета, и художественности, направленной на его образную выразительность. Подобный спектр нам уже знаком, здесь он выступает как ряд позиций созидания и восприятия предметов.

Но существуют еще и общественные эстетические позиции, причем разного уровня: от семейного или группового до государственного и общечеловеческого, выдвигающие свои критерии красоты, прежде всего идеологического плана. Так мы получаем три полюса, взаимодействия которых образуют поле сущностных эстетических позиций, проходящих через все [85]
эпохи, регионы, сословия и т.д. Разумеется, на каждую «базовую» точку этого поля накладываются иные (названные выше) типологии, определяющие конкретное наполнение, нюансы, оттенки стержневой позиции применительно к каждой отдельной ситуации эстетического восприятия, т.е. субъективную меру, идеал.

Добавить комментарий