Круглый стол «Коммуникативные практики в образовании»: обзор выступлений и дискуссий

Обзор выступлений и дискуссий

[4]

Семинар открыла профессор О.Ю. Маркова (ЛЭТИ) и в своем вступительном слове очертила проблемное поле коммуникативных теорий в образовании. Основной акцент был сделан на проблему субъекта коммуникации в образовании.

Е.Н. Лисанюк (СПбГУ) рассказала о реализации проекта «Коммуникативные практики в образовании» в 2004 году, в рамках которого проходит круглый стол, и представила сборник статей участников проекта «Коммуникация и образование».

С.О. Тепшинова (Москва), учитель с 15-летним стажем, рассказала о работе над национально-региональным компонентом школьного исторического образования, осуществляемой в рамках научно-методической группы МО Калмыкии. Основная проблема выступления — ценностное обоснование изучения русской истории в многонациональной школе. Центральная идея Тепшиновой состоит в том, что образование представляет собой фундаментальное основание человеческого сообщества. Ценности, с точки зрения автора, в своей коммуникативной природе зависят от первоначал, к которым относятся истина, добро и красота, культивируемые в ходе первичной социализации в семье, затем в обществе. Эти первоначальные ценности, считает преподаватель Тепшинова, базируется на любви.

Основная дискуссия по докладу, в которой приняли участие А.И. Мигунов, В.Ю. Перов, В.М. Дианова, Л.Т. Ретюнских и др, развернулась в плоскости учительского опыта докладчика, включающего и проблемные моменты. Так, в одной из школ дети, переехавшие на новое место жительства из кавказского региона, отказались изучать русскую историю. При обсуждении участники пришли к выводу, что, с точки зрения мотивации, к изучению или неизучению предмета, разницы между историей или какой-то другой дисциплиной нет. Существенным оказывается то, поддерживается ли эта мотивация исключительно административными методами, или применяются иные коммуникативные методики убеждения (например, политические).

Следующим этапом дискуссии стал вопрос об общей мотивации учащихся к получению знаний, а именно действительно ли имеет место падение интереса или это разновидность конфликта поколений? Резюме дискуссии подвела О.Ю. Маркова, отметив, что мотивация к получению [5] новых знаний, равно как и другие коммуникативные практики, носит циклический характер. Так, в России в начале 80-х годов XX в. отмечался бурный интерес к изучению отечественный истории, сменившийся к началу 90-х гг. интересом к религии и русской религиозной философии.

Профессор Л.Т. Ретюнских (Москва) рассказала о своем опыте преподавания философии детям от 6 до 18 лет. В частности, было отмечено, что данному направлению преподавания философии уже более 40 лет, и оно существует и активно развивается во многих странах мира как в рамках школьных программ, так и в иных формах. Аналогичным способом ведется экспериментальное преподавание и других дисциплин.

Наибольший интерес вызвала творческая игра, проведенная Ретюнских среди участников круглого стола. В соответствии со своей методикой она предложила участникам разделиться на группы и каждой группе придумать сказку-легенду о приключениях Истины в Стране Меры, которая бы служила выражением мысли того или иного известного философа. Далее Ретюнских обобщила результаты, указав на проблемное поле всех трех историй, сочиненных группами участников круглого стола. Аудитория с интересом заслушала другие истории на эту же тему, созданные детьми и их родителями в рамках проводимого Ретюнских специального семинара в одном из московских Домов детского творчества.

Докладчик В.Ю. Перов (СПбГУ) рассказал о проекте под названием «Этика дискурса и коммуникативные практики», реализуемого в рамках программы «Коммуникативные практики в образовании». Он отметил, что этика дискурса является иделизированной этикой образца, или этикой «святых» как неких полумифических личностей, оторванных от реальных жизненных коллизий. В этике дискурса такие высоконравственные личности-образцы выступают этическим идеалом для обыденных житейских ситуаций, в том числе и институализированных, т. е. возникающих в тех или иных организациях, учреждениях, корпорациях и т. п. Этические ориентиры в сфере образования как институализированной особым образом также воспроизводят этику дискурса. Так, образовательная сфера состоит, по крайней мере, из двух структур: собственно образовательной и научной, из которых первая иерархична, а во второй не существует институциональных приоритетов, в том числе и служебной субординации, наподобие первой. При этом одна система не обязательно изоморфна другой, и коммуникативные практики, через которые реализуется этический идеал, учитывают особенности отношений между людьми, компенсируя трансцендентность нравственного образца. Поэтому этика дискурса имеет некоторые преимущества, т. к. решение проблемы общения напрямую приучает через обучение критическому отношению к тому, что делает, может делать и должен делать человек в той или иной ситуации.

[6]

Дискуссия развернулась по вопросу о том, входит ли преподаватель в систему этических категорий студента. Особую остроту дискуссии придал тот факт, что в работе круглого стола принимали участие студенты. В.Ю. Перов подчеркнул, что само вхождение учителя в систему ценностных ориентиров ученика означает возникновение межличностных отношений между ними, которые уже не сводятся к чисто институциональным. Они могут быть как сугубо межличностными, так и профессиональными, если институциональная основа их станет иной, и из учителя и ученика они превратятся в коллег. Вместе с тем профессиональная коммуникация возможна только в межличностном плане, поэтому если ни один преподаватель за время обучения не вошел в структуру ценностных категорий студента, т. е. межличностные отношения установлены, то, скорее всего, профессия студента будет иной.

А.И. Мигунов (СПбГУ) отметил, что обман преподавателя студентом вообще не является этическим поступком, поскольку по существу представляет собой нарушение тех или иных требований учебного плана по усвоению теоретических знаний и практических навыков, предъявляемых к обучающимся. Поэтому такие нарушения регулируются уставами, инструкциями и иными правилами, действующими в отечественной системе образования.

В своем выступлении А.И. Мигунов рассказал о современных подходах к разрешению основной трудности коммуникации — достижимости понимания. Главным вопросом выступления стал критерий понимания в аргументативном дискурсе. Коррелятами понимания в дискурсе, отметил докладчик, выступают содержание и формальная взаимосвязь высказываний, намерения говорящего и специфика ситуации дискурса. Каждый из этих критериев выражается в ряде регламентирующих и устанавливающих правил. Условия искренности, впервые сформулированные и введенные Серлем, выполняют конституирующие функции в дискурсе. Однако сами они реализуются только непосредственно в процессе диалога.

Дискуссия развернулась по вопросу о роли аргументативного дискурса в образовательных практиках. В частности, был поднят вопрос об аргументативной легитимации преподавателя в студенческой аудитории. В ходе дискуссии участники круглого стола пришли к выводу об особой роли рациональной аргументативной дискуссии в современном образовании. Аргументативный дискурс выступает как ключевая коммуникативная практика образования, а также является центральной формой взаимодействия субъектов образования.

Итоги работы круглого стола подвел Б.В. Марков (СПбГУ). В частности, он сказал, что образование из институциональной практики на современном этапе превратилось в совокупность коммуникативных практик: межличностных, профессиональных, экономически-ориентированных и пр. Следовательно, структурные элементы [7] образовательной системы должны способствовать отражению данной ситуации. К сожалению, отметил он, концепция модернизации образования РФ не свидетельствует об этом, и, скорее, сигнализирует обратное.

Добавить комментарий