Принцип универсализации в этике дискурса

В современной этике Платона обычно относят к универсалистской тенденции, а Аристотеля к партикуляристской. Все остальные философы, так или иначе, являются продолжателями либо «линии Платона», либо «линии Аристотеля».

Тенденция партикуляризма («линия Аристотеля») представлена ярче всего в философии Гегеля, который выступал с позиций исторического понимания морали и у которого, по сути, нравственность совпадала с идеальной традицией. Далее партикуляризм развивается в направлении попытки сближения нравственной ситуации с конкретно-историческими условиями бытия и преодоления «раскола» мира на бинарную оппозицию: конкретно-реальное и абстрактно-метафизическое. Следует подчеркнуть, что «этический партикуляризм» разрабатывается, главным образом, в рамках телеологических теорий морали; он может быть прослежен сегодня у таких мыслителей, как А. Макинтайр, Р. Рорти, М. Нусбаум, Дж. Флетчер и др. Сюда же можно отнести и экзистенциальную философию.

Тенденция универсализма («линия Платона») находит свое логическое завершение в этике Канта. По Канту, разум способен быть самозаконодателем собственной воли. Критерием, следующим из самого разума, не отягощенного никакими практическими соображениями, оказывается категорический императив — правило универсализации, заставляющее индивида представлять возможность превращения его мотива поведения во всеобщий закон. Логика вывода очевидна: если универсализировать мотив не удается, от совершения поступка необходимо отказаться.

Кантианская методология часто используется в деонтических теориях морали, предполагающих возможным создать общие правила поведения, приемлемые для развития людей с разными жизненными ориентациями и, что еще важнее, из разных культурно-исторических контекстов.

В современной западной теории морали принцип универсализации используется прежде всего Ю. Хабермасом и К.О. Апелем. Речь идет об этике дискурса. Этика дискурса предполагает аппеляцию в решении моральных вопросов к неограниченному сообществу. Универсализация предстает в концепциях немецких философов как форма выражения нравственных суждений, претендующих на то, чтобы быть общеобязательными.

Этика дискурса представляет попытку дать ответ на новый этический запрос, показать, как в современных условиях возможна глобальная этика или как нравственный выбор может быть действенным, ответственным и справедливым.

Следует особо подчеркнуть, что философы данного направления, используя кантовскую методологию, пытаются преодолеть заключенный в ней формализм, превращая предложенную Кантом мысленную процедуру универсализации в мораль конвенциального характера (формула этики дискурса: «моральная проблема — всеобщее обсуждение — согласие»).

Принципиальным для этики дискурса становится идея предпочтения коммуникативного действия стратегическому. Ю. Хабермас так определяет различие между стратегическим и коммуникативным действием: «В то время как в стратегическом действии один воздействует на другого эмпирически, угрожая применением санкций или рисуя перспективы вознаграждения […], в коммуникативном действии один предлагает другому рациональные мотивы присоединения к нему в силу скрепляющего иллокутивного эффекта, которым обладает приглашение к речевому акту». Сама процедура дискурса представляется Хабермасом как реальный разговор, вовлекающий возможно большее количество участников. (А для этого необходимо совершенствовать современные демократические процедуры и механизм принятия решений).

К.О. Апель развивает те же идеи, что и Ю. Хабермас. Основным отличием является то, что Апель использует понятие предельного основания и допускает аппеляцию к идеальному (а не только к реальному) коммуникативному сообществу, которая становится необходимой для отдельного лица тогда, когда оно не может избежать необходимости принятия стратегического (не коммуникативного) решения. В этой связи Апель говорит о всеобщей этике, которая учитывает интересы всех участников, даже интересы будущих поколений. Сам же процесс принятия решений выглядит как дискурс, идеально и реально осуществляемый разговор, включающий неограниченное количество участников. Свой метод Апель называет трансцендентальной прагматикой и связывает его с «лингвистическим поворотом», имеющим место в современной философии.

По мнению Апеля, нам нужна не просто этика самопожертвования, осуществляемого ради науки группой ученых, а общечеловеческая этика. Ее исходная посылка такова: «Я аргументирую, следовательно, Я состою в неограниченном сообществе». Эта посылка позволяет сделать следующие выводы:

  1. все конфликты должны решаться лишь практическими дискурсами;
  2. все интересы должны быть представлены в дискурсе, включая и интересы последующих поколений;
  3. последствия принимаемых нами решений должны быть приемлемыми и реально осуществимыми.

Таким образом, люди не должны отказываться от собственных интересов, но они должны отказаться от стратегических средств их реализации, так как такие средства почти всегда связаны с насилием и грубым подавлением интереса другого. (Ярким примером стратегического действия является, например, решение отдельной части мирового сообщества начать в марте 2003 г. военные действия в Ираке).

Тип коммуникативного действия представлен лучше всего в «теологическом проекте» Г. Кюнга — попытке создания макроэтики, т.е. этики, универсально значимой для всего человечества. Результат:

  1. разработка и принятие Вторым Парламентом религий мира в 1993 г. текста «Декларации глобальной этики» (в обсуждении документа приняли участие более 6 тыс. человек, представители различных религиозных конфессий);
  2. активное продолжение диалога (коммуникативного дискурса) по общим и частным вопросам, связанных с глобальной этикой, между представителями различных цивилизаций, прежде всего, западно-европейской (христианской), конфуцианской, индо-буддийской и мусульманской;
  3. согласно «экуменической теологии» Г. Кюнга, диалог (коммуникативный дискурс) должен идти не только по «внутреннему» направлению, т.е. с представителями различных религиозных конфессий, но и по «внешнему», т.е. с представителями внецерковного мира, с неверующими и атеистами.

Таким образом, в макроэтическом проекте Г. Кюнга соблюдены все принципы и установки, заложенные в формуле этики дискурса. А это значит, что этика дискурса — не просто абстрактно-спекулятивная теория, а реально осуществимая, конкретно-историческая практика. Следовательно, в целом значение «универсализма» в современной этике возрастает.

Добавить комментарий