Измерения времени в образовательном процессе

[131]

Мир повседневной жизни имеет не только пространственную, но и временную структуры. Время может мыслиться как объективная длительность/последовательность, процесс становления вещей или измерительная система процесса становления вещей. Темпоральность — свойство, присущее как бытию, так и сознанию. Современная постановка проблемы времени в любых ее аспектах базируется на принципе многослойности времени. «Стандартное время можно понять как пересечение космического времени и существующего в обществе календаря, основанного на временных циклах природы, и внутреннего времени (интерсубъективное время индивида)». Темпоральная структура принудительна. Мы не можем изменить как последовательность самих событий, так и их содержание. Институт образования и образовательный процесс развертываются в определенном историческом контексте. Например, современная реформа высшего образования (становление системы многоуровневой подготовки специалистов) совпадает с изменением социально-экономических отношений в России в 90-е годы ХХ века. Каждая эпоха порождала свой тип образования, формулировала свои задачи университетов и требования к личности. Историческое время определяет направленность и наполняемость информационного [132] пространства образования. Например, в XIX веке понятия «образованный мужчина» и «образованная женщина» не означали, что эти мужчина и женщина получили высшее образование в соответствующих образовательных учреждениях, в то время, как в XX веке понятие «образованный молодой человек» не нуждается в дополнительных разъяснениях по поводу его половой принадлежности. Или в дореволюционной России в содержании высшего технического образования не обязательно присутствовали гуманитарные дисциплины потому, что гимназическое образование давало молодому человеку фундаментальные знания по литературе, истории, языкам. Исторически обусловленным (связанным с динамикой рынка труда и услуг) является изменение структуры направлений подготовки: номенклатуры специальностей, соотношения обязательного и дополнительного образования.

Принудительность как качество темпоральной структуры образования проявляется в специально определенной последовательности обучения, обусловленной внутренними свойствами приобретаемого знания: нельзя изучать высшую математику, не зная арифметики, или психиатрию без азов общей психологии. Точно так же можно зафиксировать временной порядок событий и порядок взаимосвязи событий. Например, в университет надо сдать вступительные экзамены. А потом начать обучение. Но чтобы сдать вступительные экзамены необходимо дождаться лета и так далее. Мы исследуем закономерности развития высшего университетского образования. Обучение в высшей школе не связано напрямую с биологическим временем — возрастом субъектов. На предыдущих стадиях социализации обучающийся и обучаемый сталкиваются с социально предопределенными возрастными ограничениями. Например, знания трехлетнего и шестилетнего ребенка и способы их обучения различаются, дополнительные трудности здесь связаны и с половой дифференциацией. Кроме этого в обществах с разной культурой в одном и том же возрасте дети и подростки должны обладать разными знаниями и умениями. Биологическое время (возраст субъектов) имеет для образовательной реальности высшей школы значение в аспекте взаимодействия поколений и субкультур, но об этом речь пойдет дальше. В системе временных параметров, заданных образовательной системе внешней средой, мы выделяем константность или временную инвариантность ролевых отношений и социальных задач образования, историчность, последовательность [133] социальных событий, в которую включен процесс обучения, последовательность процесса обучения, базирующуюся на внутренней динамике самого знания, взаимосвязь временной последовательности образования с временной последовательностью возрастных циклов субъектов образовательного процесса.

Для нашего исследования важно, что время оказывается способом представления образовательной реальности в измеряемых параметрах. Время — граница образовательной реальности, определение ее внешнего и внутреннего порядка (семестр, сессия, учебный год, конечность образовательных циклов; срок преподавательских контрактов, периодичность выборов советов, деканов, ректора). Интересно рассмотреть собственное, или внутреннее время образовательного процесса, в том числе структуру внутреннего времени. Содержательно и формально временными параметрами образовательной реальности выступают: сроки обучения в высшей школе, временные границы или некие определяющие временные точки образовательного процесса — сессия, семестр, каникулы, учебный год, время учебных циклов. При этом во всех временных отрезках можно выделить информационное время образования, коммуникативное время и дисциплинарное время. Под информационным временем мы понимаем время, в котором самоопределяется учебный цикл или курс. На первый взгляд, время выступает формальным и вторичным параметром содержания подготовки специалиста. На самом деле время оказывается фактором определяющим. Например, в зависимости от времени (семестра, общего количества часов, количества часов в неделю, количества часов, отводимых на лекции и на семинары), выделяемого в рамках учебного цикла ГСЭ на курс философии, делается программа курса «Философия», определяется соотношение содержательных блоков внутри общего курса (история философии, онтология, гносеология, социальная философия), разрабатываются методики контроля за успеваемостью. Следовательно, информационное время образования — это хронологические границы, вынуждающие каждую конкретную дисциплину (затем — цикл, затем — программу обучения по специальности в целом) определенным образом оформляться содержательно. Информационное время образования может быть выражено в параметрах календарного года (количество месяцев, недель, дней, выделяемых на практику, на изучение дисциплины, на подготовку к экзамену), в параметрах собственно образовательной системы (семестр, количество недель [134] в семестр, количество учебных часов в неделю). Информационное время образования задано системе в целом, внутри образовательного учреждения оно сжимается и расширяется в соответствии с интересами вузовской бюрократии или интересами выпускающих кафедр, выдаваемыми за объективные потребности профессиональной подготовки. Теоретически можно предположить, что если существует обоснованное количество информации, соответствующее критериям образованности в определенной предметной области, то можно определить соответствующее время, необходимое для ее (информации) передачи и усвоения. Проблема заключается в том, что практически невозможно определить оптимальное количество времени, необходимое для эффективного изучения конкретной дисциплины, его всегда не хватает. Преподаватели в качестве субъектов образовательного процесса, как правило, считают этот факт результатом «происков» других направлений подготовки или вузовской бюрократии. Вузовская бюрократия считает, что недостаток времени обусловлен недостатками методики преподавания. Студенты в абсолютном своем большинстве воспринимают информационное время как некую объективную данность, которая не зависит от их воли и желания. Интересно, что теоретически, информационное время образования включает в себя время, отведенное на самостоятельную работу студентов. В России — это виртуальное время образования: во-первых, студенты в свободное время работают; во-вторых, в университетских библиотеках нет достаточного количества учебной литературы и оргтехники; в-третьих, преподаватели считают информационным временем образования исключительно аудиторные часы. Таким образом, информационное время образования, представленное в понятиях учебного времени, выступает границей содержательного минимума образованности, контролируемого субъектами образовательного процесса.

Информационное время образования трансформируется в коммуникативное время. Коммуникативное время образования — это временные границы взаимодействия преподавателей и студентов, вузовской бюрократии, преподавателей и студентов, определяющие их деловые и межличностные отношения. Заданностью времени общения практически всегда обусловливается его содержание. В вузе преподаватели имеют дело с постоянно меняющимся контингентом студентов. Для обоих субъектов образовательного процесса в вузе внутренняя потребность создавать и поддерживать [135] межличностные отношения отсутствует, поскольку она ничем не детерминирована. Общая закономерность такова: чем больше объем имеющегося информационного времени, тем больше возможность установления эффективных деловых и межличностных отношений между студентами и преподавателями, тем выше качество обучения и воспитания, следовательно, тем содержательнее коммуникативное время используется. Коммуникативное время оказывается не только процессом становления отношений Учителя и ученика, но и параметром глубины образованности в конкретной предметной области.

Для конкретных субъектов образовательного процесса: преподавателей, администрации факультетов коммуникативное время обусловлено наличием «своих» и «чужих» студентов. Деканаты, выпускающие кафедры, кураторы, научные руководители работают с наличным контингентом студентов семестры, годы, весь период обучения. Хронотоп личного общения — узнавание, формирование отношений, их развитие, угасание, прекращение — в каждом случае имеет разную скорость. Оптимально развитие длительных отношений (работа кураторов, научных руководителей, руководителей длительных учебных циклов). Особенность темпоральной структуры образовательного процесса в постоянной воспроизводящейся разнонаправленности времени для преподавателей и студентов: для преподавателей — бесконечная смена циклов, время идет по кругу, для студентов — прогрессивное поступательное развитие, время идет вперед. Противоречие новизны и повторяемости для преподавателей выражается в том, что они знают «конец» и воплощают собой «вечный» цикл обучения, в то время как студент требует индивидуального подхода и проживания ситуации как принципиально новой. Для студентов процесс представляет собой перманентное развертывание новых возможностей в данной образовательной среде, не связанных однозначно с его прошлым и с будущим, то есть он живет «сейчас», но это «сейчас» не определяет его «потом». В образовательной реальности в одном образовательном пространстве сосуществуют субъекты, обладающие разным внутренним временем, что является одной из важнейших причин конфликтности института высшего профессионального образования.

Организация учебного процесса развертывается в границах дисциплинарного времени. Дисциплинарное время образования — это время порядка. Структура учебного года (количество учебных недель, сроки сессии, длительность каникул), определяемая вузовской [136] бюрократией, для преподавателей и студентов актуализируется в заполняемости студентами лекционных аудиторий, в распределении трудоемкости деятельности, в интенсивности контактов с отличниками, двоечниками, халявщиками. Длительность занятий и перерывов оборачивается борьбой за «права человека» со стороны курящих студентов или женщин-преподавателей, чья семейная жизнь оказывается регламентируемой сменностью занятий. Обратившись к концепции М. Фуко о дисциплинарных обществах, отметим, что дисциплинарное управление временем индивида воплощается в потребности властных структур делить время на все более дробные интервалы, посвященные выполнению конкретно заданной, а главное контролируемой задачи. В университетах подсчитывается, сколько времени должно уйти на лекции, сколько на семинары, за какое время должен быть принят экзамен у студента, а за какое — зачет. В образовательной реальности существует особая форма ротации ее субъектов — избрание преподавателей на должность каждые пять лет. Эти пять лет — время юридической и психологической защищенности преподавателя, но и некий дисциплинирующий метроном, заставляющий планировать профессиональную деятельность, карьеру, личную жизнь в соответствии с сроком пребывания на должности.

Проведенный нами анализ пространственно-временной структуры образовательного процесса подтверждает философские закономерности о взаимосвязи пространства и времени, о существовании особых пространственно-временных структур для качественно определенных форм реальности, о многослойности самих пространства и времени. Общефилософская закономерность диалектической взаимосвязи пространства и времени в образовательной реальности воплощается, во-первых, во взаимоотношениях информационного пространства и информационного времени: информационное время трансформирует только часть информационного пространства — информационный процесс трансляции профессионально-ролевого знания, другие, обозначенные нами информационные потоки развертываются в границах коммуникативного времени. Во-вторых, дисциплинарное время оказывается формой существования информационного времени и способом организации коммуникативного пространства. В-третьих, дисциплинарное пространство образования в наименьшей степени поддается воздействию времени, [137] оно выступает формой консервации основных взаимоотношений в образовательном учреждении.

Добавить комментарий