Библиотека в системе культуры

[206]

В последнее время много говорится о новой библиотечной теории и реализации её на практике. На различных семинарах и круглых столах обсуждались проблемы формирования новой методологии библиотечного дела и разработки новой модели современной библиотеки, которая бы отвечала требованиям общества. Единой теории библиотеки пока нет, существовали и существуют разные концепции идеальной библиотеки — просветительские, формальные, системные. Сегодня ученые все больше обращаются к содержанию и структуре библиотечного фонда и по нему изучают такие функции как систематизация, хранение и распространение культурного наследия. Проблема соотношения и соответствия библиотечной системы каталогов и представления читателя о том, где может находиться данная книга является очень важной и значимой. Книгу бывает сложно найти, поскольку принцип отбора литературы для библиотеки и принцип расстановки книг в фонде опираются на субъективные факторы. Читатель в первую очередь ориентируется на название темы, по которой интересуют его книги. Он ищет литературу в систематическом каталоге по рубрике, идентичной в его понимании его проблематике. Тут и появляются спорные моменты, куда ставить книгу, если по содержанию она относится и к одной, и к другой сфере. Каким образом в библиотеке происходит изменение форм классификации и что является определяющим фактором при распределении литературы в каталоге? В библиотековедении вопрос стоит не о сущности знания, а о соотношении классификации книг с системой современного знания и построении ее как символической структуры.

С точки зрения культурологического подхода организация информационного потока должна осуществляться на основе [207] системного понимания культуры. В качестве примера такого рода классификации можно привести систему культуры философа Э. Кассирера. Он предлагал систематизировать знание и другие виды человеческой деятельности на основе принципа многообразия культурных форм, среди которых выделял, прежде всего, миф, познание, язык. По его мнению, мир символичен изначально в сознании людей. Они воспринимают реальную действительность, преобразовывая ее в знаки, понятные всем или только специалистам. Архитекторы, скульпторы, художники выражают свое отношение к реальности или отражают реальные события в своих художественных произведениях — домах, скульптурах, картинах. Книга, состоящая из букв, слов, предложений в своей совокупности также отражает действительность прошлого, настоящего, будущего такой, какой ее видят и хотят видеть люди. Символы, которые мы находим в исторических и культурных памятниках, служат в качестве носителей информации, вербальной и невербальной, посредством которой мы пытаемся себе представить картину происходящих событий во времени и пространстве.

Заслуга Кассирера состоит в том, что он предложил содержательно- типологический подход к строению культуры, в котором наряду с научным знанием самостоятельное значение получили миф, религия, искусство и иные формы мировоззрения. Речь идет не о рубрикации культуры на самостоятельные типы, а о поиске органической связи между ними. В идеале библиотека должна представлять собой не просто набор книг по разным областям знания, а целостность культуры. Очевидно, что ее каталог самым тесным образом связан не столько с познанием (если использовать это слово как синоним точной информации), сколько с образованием (если понимать его изначально, как «культурность»). Конечно, непосредственно сама типология символических форм Кассирера не может служить основой библиотечного каталога, однако принцип единства многообразного, положенный в ее основу, имеет непреходящее значение.

При анализе принципов представления информационного потока в библиотеке можно использовать известный тезис известного французского мыслителя М. Фуко: Знание является властью. Ораторское искусство, письменная культура, божье слово, современные системы трансляции знания и массовые коммуникации, так или иначе, представляют форму власти в истории культуры. Библиотека является местом, где сосредоточено знание, где оно подчинено порядку, [208] контролю, группировке. Говоря о возникновении идеи библиотек, следует предположить, что они создавались в целях упорядочения суммы накопленных знаний. Тогда проблема состоит в том, каким образом власть подчиняет себе знание и заставляет его служить собственных целям и как библиотека контролирует власть над знанием. Знание само по себе уже формализовано, архивировано, стратифицировано. Библиотека осуществляет дополнительную селекцию, устанавливая при этом общие границы знания, его возможности для удовлетворения познавательных или эстетических потребностей людей.

В каждой библиотеке, независимо от ее предназначения, существовали определенные цели, задачи, обязанности, правила и нормы. Обычно идеологические, ценностные ориентации библиотеки оказываются встроенными в ее технологию и это заставляет более пристально проанализировать разного рода, как внешние инструкции государственных институтов, так и внутренние правила порядка. Библиотека, кроме того, что она является книгохранилищем, культурным центром, средоточием духовного наследия, выступает как сцена политических, социальных, экономических, культурных преобразований. Государство диктует ей условия существования, дает право на приобретение и выдачу книг, которые нужны в целях образования и просвещения. В библиотеке хранились книги официальные и запрещенные и это различие было частью стратегии власти. Одни книги нужно и можно было читать, другие нельзя было читать, зато надо было хранить. Система открытого доступа, абонемента, специального хранения и списания показывает, как меняется структура потребностей общества и его ценности. В советское время в открытом доступе лежали произведения классиков марксизма-ленинизма, в эпоху застоя — партийных и государственных деятелей. Их нужно было читать. А сегодня какие книги нужно читать? И какие уже можно списывать?

Неопределенность идеологической и ценностной системы в государстве напрямую отражается в неопределенности ранжирования книжного потока в библиотеке. Библиотека как культурный и информационный центр города в наибольшей степени выполняет свою культуросозидающую миссию через обеспечение читателей литературой, необходимой для учебных, образовательных целей. В отношении всего книжного потока она в большей степени оказывается простым книгохранилищем, чем в предыдущие десятилетия. [209] Таким образом, идеи Кассирера и Фуко встречаются в библиотеке. Классификация книг должна отвечать принципу целостности символических культурных форм, а деятельность библиотеки отражать ценностные ориентации власти современного общества.

Добавить комментарий