Целесообразность и условность в этикетном поведении

[90]

Исторически исходной формой регулирования отношений в социуме выступает ритуал, который, в свою очередь, опирается на стадные законы в биологическом мире. Из ритуала в более поздние времена вырастает этикет. Это позволяет говорить о целесообразности, лежащей в основе этикетного[91] поведения. Целесообразность в самом общем виде определяется необходимостью для социума бороться за свое выживание. Ритуал возникает и проигрывается в катастрофические периоды существования социума, когда рушатся устоявшиеся отношения, когда подвергается сомнению установившаяся иерархия. Ритуал взывает к мифологическому авторитету с тем, чтобы, вновь воссоздав первоначальный хаос и проиграв ритуал так, как он впервые совершался в древности, создать новую гармонию, новый порядок. Ритуал, даже если он периодически повторяется, по существу своему является событием уникальным, поскольку благодаря ему творится мир как социальный порядок, преодолевается изначальная стихийность.

Когда же порядок установлен, его необходимо поддерживать, укреплять. Именно этой цели служит этикет. Благодаря ему социальный порядок становится повседневностью, нормой. Если благодаря ритуалу хаос превращается в космос, то этикет — это механизм, позволяющий классифицировать многообразные социальные ситуации и разрабатывать для каждого класса ситуаций типовые модели поведения.

Можно в связи с этим вспомнить этикетное правило, согласно которому при рукопожатии мужчина должен снимать перчатку. Эта норма зародилась в средние века с их тревожной ментальностью, когда всякий незнакомый человек на дороге воспринимался как источник смертельной опасности. Снимая перчатку с правой руки, рыцарь показывал, что у него нет оружия и таким образом демонстрировал свое миролюбие. Так удавалось ослабить чувство тревоги, которое, как мы знаем сегодня, приводит к сильнейшему стрессу. Этой же цели служило этикетное правило, требующее при приветствии снимать рыцарский шлем: обнажение головы делало человека уязвимым, что так же показывало отсутствие у него агрессивных намерений. Ограничимся этими примерами, хотя аналогичных примеров можно привести множество. Наша задача состояла в том, чтобы показать, что при своем зарождении этикетные нормы обязательно имели прагматический смысл и их функционирование определялось целесообразностью.

Этикетные нормы, как всякие правила, обладают известной консервативностью, отстают от меняющихся условий и требований жизни. Если это соответствие нарушается, а нормы этикета реактивно не изменяются, они в значительной степени становятся условными. Тогда для их функционирования остаются в основном две возможности:

— либо этикетные нормы утрачивают для их исполнителей свой прагматический смысл и превращаются в чисто внешнюю процедуру, хотя во многих случаях доставляющую удовольствие людям, но совершенно не требующую рефлексии над ее смыслом;

— либо этикетные нормы перестают работать в повседневной жизни, становясь механизмами организации исключительно особых ситуаций; на- [92]
пример, придворный этикет стал основой для дипломатического этикета, а тот, в свою очередь, — для делового этикета.

Второй случай позволяет акцентировать именно условность этикета, поскольку он регулирует те ситуации, в которых либо отсутствуют, либо просто не актуализируются личностные отношения и связи, а на первый план выступают социально-ролевые отношения. Каждый участник таких ситуаций выступает не в своем качестве личности, индивидуальности, а как исполнитель определенных социальных ролей.

Мы рассмотрели крайнее расхождение целесообразности и условности в этикете, но, как и в любом живом социальном явлении, в этикете нет такого четкого разделения; условное и целесообразное переплетаются теснейшим образом. Этикетная условность включает в себя прагматику, поскольку функционирование этикета связано с демонстративностью.

Одной из важнейших функций, которую этикет выполняет в культуре, является функция демонстрации определенного отношения к партнеру по общению. Этикет закрепляет и подтверждает коммуникативный статус партнеров, маркируя ситуацию общения и, тем самым, облегчая сам коммуникативный процесс. Человек может выразить свое уважение к достоинству другого с помощью условных этикетных жестов и формул. Это создает благоприятную атмосферу общения, которая значительно облегчает достижение чисто прагматических целей, ради которых этот коммуникативный акт совершается. В качестве примера можно вспомнить ситуацию делового общения.

Но целесообразность этикетных норм распространяется не только на данную ситуацию. Условные этикетные нормы способствуют повышению уровня самооценки человека, чей коммуникативный статус неоднократно подтверждается в различных ситуациях общения. Повышение уровня самооценки приводит к развитию чувства собственного достоинства у личности, а оно, в свою очередь, повышает степень социальной успешности личности, плодотворности ее внутреннего развития и эффективности внешней деятельности.

Можно выделить еще один аспект корреляции условности и целесообразности в этикетном поведении. Для этого следует актуализировать понимание этикета как языка культуры. С помощью этикетных формул человек может выразить нравственные ценности данной культуры, значимые для него. Тем самым он соотносит себя с определенным социкультурным кругом, а это, в свою очередь, делает его социальное общение психологически комфортным и экономичным, т.к. сводит к минимуму его психологические и энергетические затраты в процессе общения. Такой предельно простой этикетный жест, как приветливая улыбка, говорит партнеру по общению очень много, снимая необходимость более сложных и длительных усилий по установлению доброжелательных отношений. Значит, этикет освобож[93]дает человека от необходимости относиться к каждой жизненной ситуации как к жизненной задаче, оставляя ему возможность творчески выстраивать нетривиальные ситуации социального и личностного общения. Таким образом, условность этикетного поведения является целесообразной, поскольку «экономит» творческие силы личности для решения действительно творческих задач.

Добавить комментарий