К вопросу об актуальных аксиологических исследованиях

[39]

Европа характеризуется как культурно-историческая общность с единым культурно-генетическим кодом, с характерным самоощущением и самосознанием ее народов. Она представляет собой не сумму культур и достижений отдельных наций и государств. По Й.Г. Гердеру, европейская культура является «результатом бесчисленных совместных солидарных усилий, плодом собственного трудолюбия и прилежания» [1,607]. Единство Европы основывалось на общих истоках (прежде всего — античности и христианстве), общей судьбе, общем наследии и общих ценностях.

Кроме громадного опыта внутрицивилизационных взаимодействий, она имела опыт диалога с другими цивилизациями. Поль Валери отмечал, что другие части света имели великолепные цивилизации, поэтов первой величины, строителей и даже ученых. Но ни одна часть света не обладала этим единственным в своем роде физическим свойством: наибольшей силой отдачи, соединенной с наибольшей силой поглощения. Вместе с тем одной из важных характеристик Европы является то, что при удивительной способности [40] взаимодействовать и изменяться, она сохраняла свою культурную идентичность, в особенности — иерархию ценностей.

К началу третьего тысячелетия Европа уже не имеет политического, экономического, технологического преобладания в мире. Наряду с осознанием уникальной роли европейского опыта во всемирно-историческом масштабе растет стремление современников к отрицанию системы европейских ценностей. Старый европоцентризм, связанный с малым знанием культур неевропейских народов, с религиозной нетерпимостью и расовыми предрассудками уходит в прошлое. Переоцениваются достижения неевропейских народов в области духовного развития. Гуманитарная наука сегодня располагает значительными доказательствами того, насколько сложна и уникальна ценностная система любого народа, даже малого.

Кроме того оказывается, что у многих неевропейских народов иерархии ценностей близки европейской в своих установках на построение в душе человека системы ценностей посредством воспитания. Вследствие этого перед аксиологией ставятся новые фундаментальные задачи. Среди них — сравнительно-историческое изучение ценностных принципов различных культур Запада и Востока, Севера и Юга; перспективы сохранения достижений европейской культуры и использование ее опыта для подготовки к будущим трансформациям в развитии человечества, а также к обновлению ценностей культуры в разнородной, изменившейся, но взаимосвязанной миросистеме. Существенно при этом учитывать, что ценности, по удивительно точному и емкому определению Макса Шелера, вечны по содержанию и историчны по форме.

Особого внимания требует изучение ценностного мира поликультурной России в историческом аспекте и современном состоянии. Российская культура, так же как и европейская, не является суммой достижений отдельных этносов и республик. Ее единство тоже основывается на общей судьбе, общем наследии и многих общих ценностях российских народов.

Однако судьба изучения российских этнических и региональных культур отличается от судьбы исследования культур европейских народов. Это можно проследить на примере развития истории эстетики. Достаточно сказать, что эстетическое сознание европейцев в его исторической форме хорошо представлено в фундаментальных трудах. История эстетической мысли Эллады, Германии, Франции, Англии, Испании, Италии, США, а также Польши, Чехии, Словакии, Румынии и Болгарии изложены, например, в четырех томах «Лекций по истории эстетики» [2]. Хорошо изучены также другие формы эстетического сознания европейцев, воплотившихся в художественных произведениях и других явлениях культуры. Российское эстетическое сознание в его исторических формах представлено главным образом русским компонентом. Существует добротная литература по истории русской эстетики, эстетике русского фольклора и т.п.

Однако до сих пор нет сколько-нибудь целостного исторического исследования эстетических представлений, взглядов, идей всех народов или регионов [41] России. Традиционная аксиосфера многих этнических общностей разрушена, новые аксиологические скрепы России не созданы. Российская цивилизация, как отмечает К.С. Пигров, «находится в сложном положении, представляет собой крайне неустойчивое, невероятное состояние. И чем она становится больше, объемнее, тем больше энергии необходимо для того, чтобы поддерживать ее внутреннюю связность. Эта потенциальная неустойчивость обнаруживается, прежде всего, по краям, а не в центрах. После распада СССР именно на окраинах стало трудно поддерживать цивилизованное состояние» [3,59]. В этом отношении особенно нужна энергия и пафос новой аксиологии. Стратегические задачи сохранения и развития геокультурного пространства России требуют хорошо отрефлексированной аксиологической системы и новой программы аксиологических исследований народов и регионов России в исторической диахронике, а также в синхронии функционирующих сегодня этических, эстетических, религиозных и иных ценностей в изменившейся ситуации.

Литература


  1. Гердер Й.Г. Идеи к философии истории человечества. — М., 1977.
  2. Лекции по истории эстетики. Книги 1-3 / Под ред. М.С. Кагана. — ЛГУ, 1973-1977.
  3. Пигров К.С. Спуск по горной реке (техногенная цивилизация как проблема философии истории // Философия истории и культуры. Научные доклады ассоциации «Диалог культур». — СПб., 1999, с. 59.

Комментарии

Добавить комментарий