Демократические и религиозные ценности: проблемы конфликтности и нетолерантности

[27]

Для понимания особенностей разнообразных концептуализаций политической культуры, характерных для современной микрополитики, много значит ясное представление о наиболее общих взглядах и подходах к трактовке проблемы соотношения и взаимосвязи демократической и традиционной систем ценностей. Самюэль Хантингтон указывает на связь демократической политической культуры с более широкой системой культурных ценностей, прежде всего традиционных, связанных с доктринальными и структурными аспектами той или иной религии. Он отмечает существование различий в характере функциональных взаимосвязей традиционной и демократической систем ценностей, связанных с особенностями лежащих в их основе религиозных норм и ценностей. В соответствии с проведенным таксономических анализом, Хантингтон выделяет два основных типа политической культуры. Первый тип — завершенные политические культуры, отличающиеся религиозно-мировоззренческой позицией, в соответ- [28] ствии с которой промежуточная и конечная цели в жизни человека тесно взаимосвязаны. Завершенные культуры менее восприимчивы к демократическим ценностям. Это — системы, основанные на религиозных ценностях католицизма, мусульманства, конфуцианства и т.п. Второй тип — инструментальные политические культуры, характеризующиеся наличием в системе ценностей значительного сектора нормативных религиозных традиций, согласно которым промежуточные цели в жизнедеятельности человека обособлены и независимы от конечных целей, так что не оказывают влияния на любое конкретное действие субъекта. Инструментальные политические культуры рассматриваются как более открытие демократическим ценностям. Это — культуры, связанные с религиозными нормами и ценностями протестантизма, индуизма, синтоизма и т.п. Инструментальные культуры воспринимаются, как системы ценностей и норм, отличающиеся более открытыми функциональными связями традиционных и демократических компонентов, а соответственно, содержащие больше возможностей и предпосылок для адаптации к новым, демократическим политическим нормам и институтам. 1

Новейшие тенденции в развитии современной микрополитики свидетельствуют о повышении интереса к изучению функциональных связей системы традиционных, и прежде всего, религиозных ценностей, их влияния на индивидуальные и массовые системы политических ориентаций, политическую деятельность и политическое поведение элиты, а также на качественное состояние системы ценностей в целом. Характерно, что в центре внимания в данном случае находится не вопрос о контингенте и стабильности политической культуры, а проблема культурного конфликта, являющегося результатом процесса функционирования системы традиционных ценностей в конкретных социально-экономических и политических условиях развития обще- [29] ства. В 80-е годы вопросами концептуализации религиозного традиционализма активно занимаются Кэтлин Бетти и Оливия Уолтер; Джеймс Гут и Джон Грин; Артур Миллер и Мартин Уоттенберг; Кеннет Уолд, Деннис Оуэн и Самюель Хилл; Клайд Уилкос и другие аналитики. 2

Проблемы концептуализации и исследования роли религиозного традиционализма остаются в центре внимания американских аналитиков в 90-е годы. Многие из них склоняются к мнению, что специфической чертой американского политического контекста является культурный конфликт, в основе которого — конфликт традиционных и новых либеральных, а в ряде случаев (в отношении отдельных категорий граждан) — демократических ценностей. К детерминирующим факторам культурного конфликта многие исследователи склонны относить религиозный фактор. Религия рассматривается в качестве реальной основы религиозно-культурных различий, оказывающих серьезное влияние на политические отношения и процессы в американском обществе. Кеннет Уолд обосновывает вывод о значительном воздействии религиозных традиций на по- [30] литическую культуру и формы политических коалиций в США, отмечая при этом, что именно религиозная различия продолжают оставаться причиной политической конфликтности в США, в отличии от большинства высокоразвитых демократий, где роль религии и религиозных традиций намного ниже по степени значимости. Джон Грин и Джеймс Гут, Джеймс Дэвисон Хантер, Роберт Утноу отмечают, с одной стороны, нивелирование традиционных религиозных различий между католиками и протестантами, (между христианами и последователями иудаизма и т.п.), но, с другой стороны, одновременное укрепление новых, религиозных по природе политических разногласий, основанных на укреплении политических позиций религиозного консерватизма и его противостояния религиозному либерализму. 3

Концептуализация религиозного традиционализма и определение основных его компонентов, позволяющих проводить количественные измерения в рамках исследования влияния религиозных ценностей на систему политических ориентаций и политическое поведение субъектов политики, рассматривается в этот период как важная исследовательская задача. 4
[31]

Многие аналитики придерживаются методологической стратегии количественных измерений религиозного традиционализма, основанной на многоуровневых индикаторах измерения, включающих несколько параметров, характеризующих объект исследования. Концептуализация религиозного традиционализма и его элементов, а также их взаимосвязи остается пока предметом незавершенного научного поиска. Интерес представляет одна из самых последних концептуальных версий, разработанная и апробированная Гоффри Лейманом и Эдвардом Карминесом. 5

Статистически обоснованный индекс Леймана-Карминеса включает 5 основных параметров религиозного традиционализма, которые фиксируются следующими концепциями:

  1. восприятие религиозных доктрин как основополагающей ценности;
  2. восприятие своей принадлежности к определенной религиозной концессии как значимой ценности;
  3. взгляд на религиозную норму постоянного посещения церкви, как особо значимой ценности;
  4. восприятие факта рождения и пребывания в лоне той или иной религии, как значимой ценности;
  5. религиозность, как личноcтно-значимая религиозная ценность.

Концептуальный индекс религиозного традиционализма Леймана-Карминеса разработан с целью изучения влияния культурных ориентаций, определяемых религиозными традиционными ценностями:
  1. на такие политические ориентации, как приверженность той или иной партии, избирательный выбор, идеологическая и партийная идентификация;
  2. на политическое поведение политической элиты;
  3. на особенности культурного конфликта, определяющего политические отношения и уровень политической культуры субъектов политики. 6

[32]

Итак, в центре внимания аналитиков, исследующих демократическую и традиционную системы ценностей, находится проблема конфликта ценностей в рамках общей системы ценностей. Концептуализация системы ценностей, как включающий:

  1. конкурирующие ценностные компоненты, а также
  2. ценности, находящиеся в состоянии баланса, или
  3. преобладания той или иной ценностей компоненты;
  4. комбинации ценностей,

а значит, предполагающей тот или иной способ взаимодействия структурных компонентов системы ценностей — исследовательский вопрос, объединяющий целый ряд аналитиков в рамках особого направления исследования политической культуры и соответствующих индивидуальных систем ценностей. В данном случае предполагается, что индивидуальные системы ориентаций и индивидуальные системы ценностей (культуры) содержат конкурирующие ценности, определяющие ценностный конфликт, который ставит личность перед необходимостью выбора и определения собственных ценностных приоритетов. Традиция изучения индивидуального ценностного конфликта в микрополитике заложена психологической научной школой. Принципы психологического подхода к данной проблеме разработаны в 70–80-е годы Милтоном Рокичем. В 80-е годы Филип Тетлок с позиций рационалистического подхода вводит в концептуализацию ценностей акценты на когнитивной составляющей ценностных преференций личности. 7 В 90-е годы [33] Майкл и Джейкоб Шамир 8 рассматривают систему ценностей с позиций интегрированного психологического и рационалистического подходов. Акцентируя внимание на структуре системы ценностей и противоречивых связях ее компонентов, в частности, конкурентных отношениях демократических и традиционных ценностей в политической культуре Израиля, аналитики разрабатывают альтернативную методологическую стратегию изучения конфликтующих ценностей, основанную не на концептуальных технологиях статистического анализа и изучения взаимосвязи между номинальными и порядковыми переменными, а на технологии одновременного анализа, объединяющего отдельные модели и методы маркетинговых исследований. Таким образом, в исследование системы ценностей вводятся не только экономические концепции теории рационального выбора, но и отдельные методики экономической школы в микрополитике.

Обосновывая значения методологии одновременного анализа для системных исследований политической культуры, М. и Дж. Шамир рассматривают его как модель прогнозирования выбора субъекта в отношении тех или иных ценностей. Суть одновременного анализа, как измерения индивидуальных преференций, состоит в следующем. Проводится измерение преференций субъекта в ситуации выбора альтернативных ценностей. Та или иная абстрактная ценность операционализируется с помощью конкретных понятий, выступающих в качестве атрибутов ценности, или их комбинаций, либо респонденту предлагается сценарий конкретного и значимого для личности выбора уже не абстрактных, а лично значимых для него ценностей. Респонденту предлагается выбор между альтер- [34] нативными ценностями (или сценариями) в рамках которого он упорядочивает (или ранжирует) их по степени значимости и приоритетности. Тем самым, респондент делает выбор и выражает свои ценностные преференции в отношении различающихся ценностей или их комбинаций, что позволяет проводить измерения абстрактных ценностей в том или ином специфическом контексте. Указывая на преимущества данной методологической стратегии для системного исследования ценностей и политической культуры, исследователи пишут: «...одновременный анализ обеспечивает более полное описание индивидуальных систем политических и ценностных ориентаций, а также политической культуры, преобладающих в обществе в момент времени, поскольку позволяет преодолеть ограничения, связанные с дискретностью измерения ценностей. Когда речь идет о политической культуре, то имеются ввиду не только ценностные ориентации в отношении отличающихся друг от друга ценностей или ценностных иерархий. Политическая культура характеризуется определенным балансом ценностей, индивидуальными оценками комбинаций ценностей, а также удельным весом значимости ценностей в данных комбинациях или в рамках их взаимодействия. Одновременный анализ позволяет проводить исследования во всех этих аспектах, характеризующих систему ценностей, в то время как другие технологии их измерения не могут позволять это». 9 Опираясь на данную концептуальную модель анализа, М. и Дж. Шамир проводят исследования системы ценностей, отличающей израильскую политическую культуру, делая особый акцент в своей концептуальной шкале на взаимосвязи традиционных и демократических ценностей. Данная шкала представлена четырьмя базовыми для израильской культуры ценностями:

  1. Израиль и иудейское государство как ценность;
  2. демократия как ценность;
  3. мир как значимая [35]
    ценность;
  4. преобладающее влияние иудеев на территории Израиля как значимая ценность, восходящая к иудейской традиции «земли обетованной».

К основным чертам политической культуры Израиля по результатам проведенного анализа авторы относят во-первых, проблему балансирования между значимыми, но конкурирующими друг с другом ценностями, и во-вторых, особую трудность для большинства представителей этой конфликтной культуры в определении собственных приоритетов и решении ценностных противоречий. 10

При всей изощренности и разнообразии технологий концептуализации и методологий исследования системы ценностей, а также ее демократической и традиционной составляющих, существенных теоретических инноваций со времени выхода в свет работы Алмонда и Верба «Гражданская культура» не произошло. Концептуализация структурных элементов политической культуры как специфической системы ценностей и их взаимосвязи еще далеко не завершена. Отсутствует в рамках теоретической модели политической культуры и теория, позволяющая проводить системный анализ ценностных ориентаций на микро- и макроуровнях

Выход микрополитики на системное исследование политической культуры и системы ценностей как некоей целостности, так или иначе, поставил в качестве значимой исследовательскую задачу изучения процессуальных аспектов системы ценностей, а именно, проблему изменения ценностей. Данная проблематика также разрабатывается на фундаментальной базе теорий социально-экономического роста и развития, в частности теории модернизации, в рамках которой акцентируются проблемы связи процесса изменения общественной системы ценностей с процессами социального и экономического развития. Если исследование демократических и традиционных ценностей организовано в рамках относительного доминирования социо- [36] логической и психологической научных школ в микрополитике и осуществляется на базе теоретической модели политической культуры, то системное исследование процесса изменения ценностей приводит к усилению влияния экономической научной школы и несколько большему проникновению в рамках концептуального синтеза идей, структур и методологических теорий рационального выбора.

Примечания
  • [1] Huntington S. Will More Countries Become Democratic? // Political Science Quarterty. 1984. Vol. 99. № 2. P. 208-209.
  • [2] Beatty K., and Walter O. A Group Theory of Religion and Politics: The Clergy as Group Leaders // Western Political Quarterly. 1989. Vol. 42. P. 29-46; Guth J., and Green J. Faith and Politics: Religion and Ideology Among Political Contributors. American Politics Quarterly. 1986. Vol. 14. P. 186-199; Guth J., and Green J. The Moralizing Minority: Christian Right Support Among Political Contributors // Social Science Quarterly. 1987. Vol. 68. P. 598-610; Miller A., and Wattenberg M. Politics from the Pulpit: Religiosity and the 1980 Elections // Public Opinion Quarterly. 1984. Vol. 48. P. 301-317; Kenneth W., Owen D, and Hill S. Churches as Political Communities // American Political Science Review. 1988. Vol. 82. P. 531-548; Wilcox C. Fundamentalists and Politics: An Analysis of the Effects of Differing Operational Definitions // Journal of Politics. 1986. Vol. 48. P. 1041-1051; Wilcox C. Religious Orientations and Political Attitudes: Variations Within the New Christian Right // American Politics Quarterly. 1987. Vol. 15. P. 274-296; Wilcox C. Popular Support for the New Christian Right // Social Science Journal. 1989. Vol. 26. P. 55-63.
  • [3] Layman G.C., and Carmines, Edward G. Cultural Conflict in American Politics: Religions Traditionalism Postmaterialism and U.S. Political Behavior // The Journal of Politics. 1997. Vol. 59. № 3. P. 753; Green J., and Guth J. The Bible and the Ballot Box: The Shape of Things to Come. In The Bible and the Ballot Box: Reltpon and Politics in the 1988 Election, ed. Guth J. and Green J. Boulder: Westview, 1991; Wald K. Religion and Politics in the United States, 2d ed. Washington, DC: Congressional Quarterly. 1992; Wuthnow R. The Struggle for America's Soul: Evangelicals, Liberals, and Secularism. Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans, 1989.
  • [4] Green J., and Guth J. Religion, Representation, and Roll Calls. Legislative Studies Quarterly. 1991. Vol. 16. P. 571-584; Wilcox C. Religion and Politics Among White Evangelicals: The Impact of Religious Variables on Political Attitudes. Review of Religious Research. 1990. Vol. 32. P. 27-42.
  • [5] Geoffrey Layman is Assistant Professor of Political Science, Vanderbilt University, Nashville. Edward Carmines is Rudy Professor of Political Science, Indiana University, Bloomington.
  • [6] Layman G.C., and Carmines E.G. Cultural Conflict in American Politics: Religions Traditionalism Postmaterialism and U. S. Political Behavior // The Journal of Politics. 1977. Vol. 59. № 3. P. 751-777, 757.
  • [7] Shamir M., and Shamir J. Competing Values in Public Opinion: A ConJoint Analysis // Political Behavior. 1995. Vol. 17. № 1. P. 107-108; Rokeach M. Beliefs, Attitudes and Values. San Francisco, 1970; Rokeach M. The Nature of Human Values. New York, 1973; Rokeach M. Understanding Human Values. New York, 1979; Rokeach M., and Ball-Rokcach S. Stability and Change in American Value Priorities: 1968–1981 // American Psychologist. 1989. Vol. 44(5). P. 775-784; Tetlock Ph. A Value Pluralism Model of Ideological Reasoning // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 50(4). P. 819-827; Tetlock Ph. Structure and Function in Political Belief Systems // Attitude Structure and Function/ Anthony R. Pratkanis, Steven J. Breckler, and Anthony G. Greenwald, eds. Hilisdale, 1989. P. 129-151.
  • [8] Shamir M. Political Science, Tel-Aviv University, Tel-Aviv, Israel; Jacob Shamir. Communication and Journalism, Hebrew University, Mount Scopus, Jerusalem, Israel.
  • [9] Shamir M., and Shamir J. Compating Value in Public Opinion: A ConJoint Analysis // Political Behavior. 1995. Vol. 17. № 1. P. 110.
  • [10] Opt. cit. P. 110-111.

Добавить комментарий