Древнегреческие и древнеримские свидетельства об Индии


[33]

Индию как источник и цель античной истории можно представить на основании утверждений Гегеля: «Индия является исходным пунктом для всего западного мира» и «Индия как искомая страна составляет существенный момент всей истории». Во внутреннем отношении историй двух стран взаимодополнительное различение отмечает Ясперс: «Греки воспринимали великие культуры древности как нечто далекое и чуждое; они знали о них и сохраняли память... Индийцы более позднего времени ничего не знали о древних культурах, они полностью забыли о них». Он также приводит следующую точку зрения, достойную усилий к опровержению: «К востоку от Инда царит не знающая исторического развития стабильность, к западу же — динамическое движение истории». Здесь кроме временной, точнее, причинно-следственной связи выделяется пространственная или, в логическом аспекте, граничная составляющая, существенная для восстановления восточной истории, страдающей недостатком не столько событий, сколько их описаний. Бонгард-Левин и Ильин подчеркивают, что в ряде случаев античные свидетельства являются единственным источником знаний о явлениях общественной, государственной и культурной жизни Древней Индии.

Древнегреческие свидетельства об Индии

В V веке до н.э. Гекатей Милетский составил чертеж, где впервые на крайнем востоке появилось обозначение Индии с текущим в юго-восточном направлении Индом. Такое представление о р. Инд восходит к плаванию карийца Скилака, который по приказу персидского царя Дария спустился по Инду в Индийский океан. Карта Гекатея была одним из важных географических источников «Истории» Геродота, для которого «восточнее Индии простираются пески и пустыня». Дитмар не выделяет новых географических данных об Индии [34] в трудах историков вплоть до недостоверного «Описания Индии» Ктесия родом из Книда, вернувшегося на родину из Персии ок. 398 г. до н.э., который преувеличивает размеры Индии до половины всей Азии.

Дальнейшее развитие представлений об обитаемой земле в эпоху эллинизма было связано с походами Александра на Восток. После его смерти ученик Аристотеля — Дикеарх из Мессены составил дошедшую до нас лишь по фрагментам других античных авторов карту ойкумены, где он провел северную границу Индии вдоль горного пояса, так что вся страна сместилась от крайних восточных рубежей ойкумены в ее юго-восточные районы. Также в Индии побывали греческие послы Мегасфен, Деимах и Патрокл, которые попытались выразить широтную и долготную протяженность Индии в стадиях. Данные Патрокла считались самыми достоверными. Наконец, на карте александрийского ученого Эратосфена из Кирены появилась южная граница «умеренного обитаемого пояса», пересекавшая о. Тапробан (Шри-Ланка).

Наиболее функциональная, западная граница, проводилась греками по Инду весьма условно, поскольку в «Индике» Арриана сообщается, что индийские племена, жившие к западу от Инда, находились под властью персов и платили им дань. Также он упоминает о сражавшихся на стороне персов в битве при Гавгамелах индийцах, «живущих по западную сторону Инда», а Геродот рассказывает, что индийские войны участвовали в походе Ксеркса на Элладу. С другой стороны, Бонгард-Левин делает вывод, что персам принадлежали лишь территории к западу от реки, поскольку Страбон и Ариан, опираясь на Мегасфена, считали Инд западной границей Индии. Однако он подчеркивает, что языковая и культурная близость между народами, населявшими территории к северо-западу и юго-востоку от реки, оставалась более значительной, чем между населением Северной и Южной Индии.

Трудности истолкования сообщений о древнеиндийских феноменах, не имевших аналогов в парадигмах древнегреческого мышления и претерпевших искажение уже в источниках, усугубляются сложностью понимания современными исследователями образа мыслей самих авторов свидетельств. Так, Геродот пишет об индийских племенах, которые «не убивают ни одного живого существа», что считают упоминанием о жизни брахманов, ибо примененный термин «этнос» имел не только этническое, но и социальное содержание. Мегасфен сообщает о мудрецах-аскетах, «упражнявшихся в выносливости», в которых исследователи склонны видеть джайнов, хотя вопрос [35] об отождествлении индийских софистов дискутируется в научной литературе. Мегасфен упоминает о поклонении Гераклу, описание которого чаще всего относили к Кришне, но главная черта божества — сверхъестественная сила и безграничная воинственность — заставляет видеть здесь этап формирования вишнуизма. Также к Мегасфену восходит традиционное представление о поклонении индийцев Дионису, что может указывать на распространение шиваитских культов. В целом, селевкидский посол отделяет народные культы от брахманизированной религии.

Наличие разных форм земельной собственности осталось непонятным Мегасфену, считавшему, что если земледельцы платят налоги царю, то вся Индия является царской собственностью. Хотя точка зрения о монопольной собственности государства в Древней Индии неприемлема, верховный правитель стремился к контролю над земельным фондом. Исследователи по-разному интерпретировали данные селевкидского посла о «городе, не имеющем царской власти». Одни считали, что под «автономными индийцами» подразумевались лесные племена, сохранявшие известную самостоятельность; другие склонны были видеть здесь указание на существование внутри империи полунезависимых городов; иногда автономные полисы отождествлялись с индийской деревенской общиной. Существенные разночтения вызвало утверждение Мегасфена о том, что «все индийцы свободны и ни один индиец не является рабом», — ибо даже современни ки Мегасфена не соглашались с ним.

Древнеримские свидетельства об Индии

Следует учитывать возможные неточности, связанные с наименованиями. Под «Индией» римские авторы понимали земли, лежащие на побережье Красного моря, Персидского залива и далее на восток, вплоть до Китая. В свою очередь, в Южной Индии «яванами» называли не только греков, но и римлян. Наивысшими достижениями римской дипломатии в восточном вопросе была ознаменована эпоха Августа и Тиберия (I в. н.э.). Сведения о взаимоотношениях Индии с Римом приводятся в трудах Плиния Старшего, Птолемея, Курция Руфа и Помпея Трога. Попытки обобщить имеющийся географический материал были сделаны Помпонием Мелой и Плинием Старшим. В представлении Меллы ширина Индии равняется расстоянию от самой южной точки Африки до самой северной точки Европы, а ее часть занята пустыней. Постепенно начинает утверждаться теория о замкнутости [36] Индийского океана, нашедшая окончательное выражение в труде Птолемея.

В памятнике 350 г. «Полное описание мира и народов» первые двадцать параграфов сообщают о странах за пределами Ромейской державы, на востоке, и относятся главным образом к Индии. Они во многом совпадают с кратким греческим текстом «Подорожные от райского Эдема до ромеев», который описывает путь из Индии в Рим и далее в Галлию. Сухопутные пути в Индию восстанавливаются по карте Кастория, составленной в IV в. при уже существующей картографической традиции (в 12 г. н.э. на Марсовом поле выставлялась карта Агриппы). Она уступает по точности сведениям Птолемея, но указывает три караванных пути в Индию: южный находился в зависимости от Ирана, северный перерезал Среднюю Азию, следуя по тысячелетним дорогам от оазиса к оазису, а средний пролегал по территории современного Афганистана. Как «Полное описание мира», так и карта Кастория пределом мира полагали Индию.

В то время как на древнегреческих картах Южная Индия попросту отсутствует, между нею и Римом существовала развитая морская торговля. К эпохе римско-индийских связей относится анонимное сочинение «Перипл Эритрейского моря» — практическое руководство для купцов, совершающих плавания на Восток. Оно дает надежные сведения об индейско-римской торговле и ряде аспектов экономичес кого развития страны в I в. Главными в индо-римской торговле были крупные порты на западном побережье — Шарпарака и Кальяна. В Рим из Южной Индии доставлялись драгоценные камни, слоновая кость, перец, попугаи, диковинные звери. В «Перипле» упоминается о Декане. О торговле Рима с Южной Индией во II в. пишет Птолемей. У него содержатся подробные сведения о царствах Чола и Пандья, упоминаются многие крупные порты. Названия южно-индийских городов в «Перипле», у Плиния Старшего и Клавдия Птолемея находят прямые соответствия в тамильских источниках.

Постоянные торговые связи с отдаленными странами превраща ли восточные провинции Римской Империи в особый политико-административный комплекс. Торговля с Индией осуществлялась главным образом через Сирию и Египет. Римское правительство, покорившее кочевые племена Сирийской пустыни, сделало караванную торговлю из опасной авантюры регулярным промыслом. Посредни ческая торговля концентрировалась в приморских городах (Газа, Кесария, Тир) и в тех городах, от которых начинались караванные пути (Дамаск, Пальмира) и которые служили промежуточными этапами [37] (Филадельфия). Сильно возросла торговля с Индией после присоеди нения Египта: раньше даже несколько кораблей не решались проникнуть в Аравийский залив, теперь же большие флотилии снаряжаются вплоть до Индии. От ввоза предметов роскоши римляне переходят к ввозу товаров широкого потребления. Птолемею известно много географических названий не только на западном берегу Индостана, но и на восточном.

Интерес к Индии усилился в позднеримскую эпоху. В период кризиса античной культуры греко-римский мир увлекла философия и религия. В стране стремились побывать не только торговцы, но и писатели и философы. Большой популярностью пользовалась биография Аполлония Тианского, приписываемая Филострату (III в.) Особое внимание позднеантичные авторы уделяли учению брахманов, на что указывают «индийские сюжеты» в трактатах неоплатоников. Напротив, раннехристианских авторов (Климент Александрийский, Иероним, Палладий) стал привлекать буддизм. Приблизительно со II в. начинается новый этап в истории античной традиции, отмеченный сосуществованием двух различных тенденций в описании Индии, — «языческой» и раннехристианской.

Литература


  1. Бонгард-Левин Г.М., Ильин Г.Ф. Индия в древности. СПб., 2001.
  2. Дитмар А.Б. География в античное время. М., 1980.
  3. Кошеленко Г.А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979.
  4. Ранович А. Восточные провинции Римской империи в I-III вв. М.-Л., 1949.
  5. Пигулевская Н. Византия на путях в Индию. М.-Л., 1951.
  6. Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1997.
  7. Геродот. История: Избранные страницы. СПб., 1999.

Добавить комментарий