Традиции русской этической мысли

[112]

Одной из наиболее насущных проблем современного образования, как среднего, так и высшего, является, на наш взгляд, проблема формирования нравственной личности, не только образованной, владеющей современными знаниями, но, прежде всего, морально сложившейся, целостной, способной на моральный выбор и ответственность. В этом процессе воспитания и образования особая роль принадлежит философии и этике, как части философского знания, непосредственно обращенного к проблемам смысла человеческого бытия, определению и обоснованию нравственных ценностей.

Судьба этической науки в нашей стране после революции складывалась трагично. Этику как философскую дисциплину, как науку просто упразднили в 20-е гг., возрождена она была, по сути, заново только уже в 60-е гг.

Такую же участь постигло и наследие русских философов рубежа XIX—XX вв. Первые наиболее полные исследования по русской философии появились в 60—70-е гг. Сочинения русских философов, находившиеся под запретом в течение многих десятилетий, стали доступны широкому читателю, в том числе студенту и старшекласснику, только в конце 80-х — начале 90-х годов.

Таким образом, философия в нашей стране на протяжении десятилетий была лишена как морального, этического компонента, всегда составлявшего вершину философского «древа», так и своих истинно национальных традиций и корней. В последнее время в научной среде и в обществе наблюдает- [113]
ся повышенный интерес к философскому наследию России, но рано говорить о полном и всестороннем освоении этого наследия, а тем более о включении его в контекст современной культуры и образования. Для этого необходимо прояснить те нравственные традиции, основания русской философии, которые имеют непреходящее значение и во многом определяют своеобразие русской мысли и культуры в целом. Включение этой традиции в контекст современного философствования позволяет обнаружить новые перспективы развития, как этического знания, так и философии в целом.

Своеобразие русской философии выразилось, прежде всего, в обостренном повышенном интересе к нравственным проблемам. Этико-моральное сознание в России складывалось под воздействием, с одной стороны, западноевропейской мысли, с другой стороны, в процессе усвоения духовного наследия Древней Руси, сложившегося при непосредственном влиянии патристической литературы и древнеболгарской книжности.

В традициях византийской духовности философия на Руси воспринималась прежде всего как образ жизни, как нравственное наставление и поучение. Понимание философии как путеводителя жизни, нравственного наставления («философия учит благо жити») нашло свое непосредственное воплощение в древнерусской книжности. Именно в древнерусской мысли задается ряд проблем, столь значимых для последующих поколений русских мыслителей, а именно: соотношение свободы и смирения, истины и правды (вернее справедливости как истины и справедливости как правды), проблема онтологизма зла, морального выбора и ответственности человека за выбор добра или зла, проблема гармонии разума и сердца, внутреннего и внешнего знания и др.

В XVII — XVIII происходит процесс становления этики как науки, что явилось результатом синтеза древнерусской духовности и традиций западнорусского Просвещения. В этот период происходит переосмысление этических понятий, наполнение их новым содержанием, что было обусловлено общим процессом секуляризации русской культуры. В целом философия русского Просвещения была ориентирована на понятийное структурирование знания. Этика рассматривается русскими мыслителями не как простое знание, а как наука, которая включает в себя и экономические и политические представления. В этой нерасчленности понятий, в их своеобразном синкретизме проявляется несомненная тенденция рассматривать все области знания, связанные с человеком сквозь призму нравственного начала, этики. Именно поэтому этика предстает в сочинениях русских мыслителей эпохи Просвещения как интегративная наука, наука о человеке.

В сочинениях русских мыслителей XVIII века находят свое дальнейшее развитие и воплощение учение о душе («пневматология») и учение о сердце («кардиогноссия»), во многом определявшие своеобразие древне- [114]
русской философской традиции, и восходящие к византийским истокам русской философии.

Стремясь преодолеть противоречие между разумом и чувствами, просветители обращаются к категории «души», видя в ней средоточие, синтез рационального и чувственного в человеке. Разум трактуется как особая способность человеческой души. Разум не в силах дать целостное представление о мире, невозможно, с точки зрения русских просветителей, опираясь только на разум, обосновать бессмертие души, бытие Бога, наличие нравственного начала в человеке. Душа и сердце являются основанием нравственного начала в человеке, которое имеет как рациональное, так и чувственное обоснование. Всякое человеческое действие — это «жизнь души нашей».

Русская этическая мысль в XVIII веке, как и в древнерусской книжности, находит свое воплощение в текстах поучительного, нравственно-дидактического характера, в исторических сочинениях, художественных, литературных произведениях. Но именно в этот период этика выделяется в самостоятельную область философского знания, формируется ее предмет и структура, усиливается тенденция рационалистического обоснования морали, которая в дальнейшем приведет к этике русского радикализма. Однако при очевидном приоритете рационалистического начала в нравственной философии русского Просвещения сохраняется преемственная связь с предшествующей средневековой традицией, усматривавшей основания нравственности в стремлениях души и сердца. Для последующей русской философии было характерно стремление к взаимосвязи традиций «философии разума» и «философии сердца». В этом нам видится своеобразие этической проблематики в традициях русской философской мысли.

Структурирование этического знания сказывается на дальнейшем формировании нравственных понятий. В этот период этическая терминология дополняется рядом понятий, заимствованных из западноевропейского лексикона. Именно с XVII века в русской мысли появляется термин «мораль» (от латинского «mos»), который, наряду с понятием «нравственность», будет обозначать все многообразие проявлений нравственной жизни. Основными категориями для нравственной оценки человека становятся категории добродетели и порока (здесь следует заметить, что понятие «греха» в просветительском сознании заменяется на понятие «порока»). Основанием добродетели выступают разум и воля, «самовластье» человека. Разум формирует нравы, а воля определяет направленность и содержание поступков. Фундаментальными этическими категориями выступают категория «блага» и «счастья».

Сопоставление воззрений мыслителей Древней Руси с философией эпохи Просвещения позволяет обнаружить не только своеобразие каждого из этих этапов, но, прежде всего, увидеть их преемственность, выявить традицию. Преемственность эпох прослеживается в рассмотрении нравственных [115]
проблем, в этической мысли. Ограничивая рассмотрение нравственных традиций русской философской мысли эпохами Средневековья и Просвещения, мы ставили задачу осмыслить своеобразие русской философии в ее истоках, определивших как проблематику, так и основные ценности и пути русского философствования.

На наш взгляд, процесс освоения духовно-нравственного наследия, включение его в современную культуру по-настоящему еще только начинается. Его можно охарактеризовать как процесс нравственной, духовной, культурной самоидентификации.

Добавить комментарий