Влияние религии на становление профессиональной этики

«Каждое ремесленное сословие молилось своему патрону:
слесари — святому Алоизию, ткачи — святому Криспину,
садовники — святому Антонию, парфюмеры — святому Иосифу»
П. Зюскинд. Парфюмер.

[131]

Профессиональная этика как система ценностей, определяемых принадлежностью человека к конкретному виду деятельности, складывается в культурах Древнего мира, в условиях сложившегося разделения труда. Когда знания, умения и навыки, функции и права шаманов, вождей, впоследствии — жрецов, целителей носят сакральный характер [132]
и передаются избранным, наиболее достойным, кого обучают, отбирают, выбирают и кому доверяют то, что не может быть известно случайным непосвященным людям. На основе представлений о милости богов складывались требования к деятельности, результат которой не всегда зависел от человека. Это касалось и пахаря, уповающего на погоду, и охотника, пытающегося перехитрить зверя, и целителя, чьи усилия и знания применяются к конкретному человеку, к его организму, жизнь которого покрыта тайной.

Поэтому, в особенности в условиях бесписьменной культуры специальная деятельность, от результата которой зависели судьбы и сама жизнь людей, не только передавалась практически путем подражания, но и в первую очередь подвергалась сакрализации. Это и жречество, и покровительство богов, и вплетение истории ремесел в ткань мифов и священных книг. Ореол тайны покрывал деятельность жрецов, приносящих жертвы богам. Жрецы в Древней Индии, в Древнем Египте, Вавилоне, Китае принадлежали к особому разряду — Знатоков и хранителей жизненно важных знаний и технологий. В начальный период истории развития ремесел, наук и искусств формированию представлений об их значимости, их моральных основ, их «идеологии» служила сакрализация в виде мифов о покровительстве богов, каждый из которых научил и содействовал определенным видам деятельности. Греческий Гермес, в Риме — Меркурий были покровителями пастухов и торговцев, Дионис — виноградарей и виноделов, Артемида — охотников, Посейдон — мореплавателей, Аполлон — всех искусств, Музы — дочери Зевса и Мнемосины — покровительницы наук, поэзии и искусств, каждая конкретно какому-либо, Евтерпа, например — лирической поэзии, Талия — комедии, Мельпомена — трагедии, Эрато — любовной поэзии, а Терпсихора собственно танцев, Клио — истории и, по-видимому, историков. Покровителем врачевания у греков был Аполлон, Асклепий, Гигея, Панакея, у римлян — Эскулап. Пантеон греческих богов определял круг ремесел, занятий древних эллинов. Место и роль на Олимпе помогали понять значимость, ценность каждого из них. «Долг ради свободы… выражался принципом «чему не способствует Бог, то не сопровождается успехом». Так, горшечник перед началом работы обращался к … Афине Эргане с просьбой об успехе своего дела, кузнец — к Богу кузнечного дела Гефесту, принося им обязательную жертву и клятву» 1. [133]
Жертвоприношения этим богам, молитвы святым и почитание их в определенные дни способствовали осмыслению высшего предназначения той или иной деятельности, ее священного смысла, формировали основы профессиональной морали. «Боги принимали участие в качестве свидетелей во всех правовых ситуациях, будь то на суде или в экономических спорах. Любая ссуда, любой договор о купле-продаже, который не предполагает немедленного введения в действие, требовал клятвы… Традиция принесения клятвы сохранилась в судах до сегодняшнего дня»2.

Известно, что одной из причин упадка Рима было отсутствие идеологии созидания. Завоевательные войны низводили всякий труд до унизительной физической работы, к которой можно принудить рабов. И только добровольное служение христиан друг другу и своей церкви являлось исключением. С принятием Христианства профессионализм получает новый импульс. Поскольку в Христианстве труд рассматривается как наказание за первородный грех, он требует особого усердия. Смиренно и добросовестно трудясь, человек искупает грехи, получает надежду на прощение в иной жизни. Строительство храмов, их обустройство востребовало зодчих и кузнецов, стекольщиков и живописцев, серебряных дел мастеров, ткачей и златошвей. В этой необходимости «трудиться для Бога» (а не для себя) — и корень высокого качества производимых изделий, и причина распространения профессиональных технологий в пространстве культуры. Христианская культура требует аскезы в профессиях, связанных с храмом — монахи — художники, архитекторы и строители церквей тщательно соблюдают посты, ведут скромную, сосредоточенную на вере жизнь. Они, как правило, не подписывают своих произведений, отказываясь от авторства, поступают так и другие ремесленники. Дар творения пока еще признается только за Всевышним. В творчестве не мыслится новое. Анонимность рассматривается как безусловный признак скpомности — все делается с помощью Божьей, художник «лишь кисть в Его руке». Трудясь по наставлениям и науке старших, согласно канону, автор мыслит себя одним из многих, причастных к созиданию, прилагая все силы весь талант к наилучшему воспроизведению образца.

Строгое следование образцу «Божьего дома», «писания Лика» обусловило каноничность и других ремесел, всей культуры. Авто- [134]
ритет мастера в ремесленном сообществе (цехе) зиждется на параллели с авторитетом Создателя и является предпосылкой для формирования отношения к труду как к «творению», сопряженному с особым усердием и старанием. В этот период в недрах формирующихся цехов складывается профессиональная мораль. Расцвет цеховой организации ремесленного труда в Европе приходится на конец 15 — начало 16 века, когда ручной труд особенно искусен и цехи наиболее влиятельны в обществе. Каждый ремесленный цех тщательно сохраняет и передает от Мастера к Мастеру «Рецепты» — тексты, содержащие описание ремесленных технологий, их историю. Они сохраняются в тайне, им присущ элемент сакpальности, содержащий привязку к библейскому сюжету, повествующую о Святом покровителе, предшественнике, Отце — основателе. В Италии, Нидерландах тайну составляло производство стекла в Венеции, шелка — в Лукке, Болонье, берегли секреты песочных часов и разных металлических изделий в Нюрнберге, технологии изготовления оружия и ножевого товара — в Золингене и других городах. Разглашение ремесленного секрета, вывоз инструментов или переселение мастеров в другие города запрещалось под угрозой смертной казни. Члены цехов — мастера и подмастерья — должны были давать клятву в выполнении этих предписаний Мастер — не только создатель вещи (продукта), но и гарант качества производимого, обладатель собственного клейма, он наделен ответственностью за сохранение технологии в неизменном виде, за передачу ее новым поколениям. Сакральность рецепта, серьезность отношения к его сохранности и неизменности способствует формированию традиционности культуры в условиях ремесленных технологий. Традиционализм средневекового понимания ремесла как усердной репродуктивной деятельности обусловил стандартизацию вещного мира в Новое время. Общинность существования цехов формировала общинные ценности, среди которых непременной была скромность.

Ученичество в цехе, у мастера, родственника сродни монашескому послушничеству. Также как сам обряд пострига требует терпения (трижды упавшие ножницы, которые трижды смиренно поднимает и подает священнику кандидат в послушники, проявляя готовность к терпеливому подвигу веры), также его требует и ученичество, и послушничество и всякая работа, как в монастыре, так и за его пределами. Следует особо отметить и ретроспективность средневековой культуры, связанную с сущно- [135]
стью монотеизма — целостностью идеального образа единственного совершенного Бога, сын которого жил среди людей в прошлом. «Сpедневековый человек жил и творил во времени, омываемом со всех сторон вечностью. Знание его являлось его индивидуальным свойством, не принадлежа при этом ему лично… Каждая вещь неповторима, но устремлена к одному и тому же образцу, так и один человек отличается от другого, но все вместе они стремятся уподобиться одному — Хpисту»3. Вера во всемогущего, всеведущего Бога придаёт целостность духовному миру личности, которой предпосылается постоянная религиозная рефлексия: грех или нет, угоден ли Господу поступок, деяние, намерение? В этой связи формируется представление о том, что «Плохой человек не может сделать хорошую вещь», поскольку все, что делается людьми, то делается с Божьей помощью, а Господь помогает только истинно верующим. «Гений и злодейство — две вещи несовместные…?» — вопрос, возникающий позднее, на пороге формирования моpали Нового времени. Но и тогда, в эпоху Возрождения служение ремеслу и Всевышнему не противоречили другу другу. Как пишет Д.Вазари, когда «папа именным указом назначил его полновластным начальником постройки (собора Св. Петра в Риме — Е.П.) с правом строить и сносить что угодно …Микеланджело, видя к себе такое доверие…, показал свое бескорыстие и потребовал, чтобы в указе было упомянуто о том, что он ведет постройку ради любви Божией без всякого вознаграждения» 4 и сдержал слово.

Примечания
  • [1] Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., Юрайт, 1998. С. 241-242.
  • [2] Там же, с. 242.
  • [3] Харитонович Д.Э. Cредневековый мастер и его представления о вещи // Художественный язык средневековья. М.,1982.-С.36.
  • [4] Вазари Д. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. М.,1995. — С.405.

Добавить комментарий