Некоторые национальные особенности этики и психологии китайцев в повести Лао Шэ «Двое Ма»

Материал был первоначально опубликован в сборнике материалов II конференции «Путь Востока»
Пагинация указана по печатному варианту.

[80]

Литературное произведение, воплощая мироощущение автора, несет в себе и характерные психологические черты данного этноса, что может проявиться в чувствах, ценностях, этике и поведенческих стереотипах героев, равно как и в особенностях композиции, акцентировании внимания на отдельных деталях при описании внешности, природы, эмоций и т.п.

Ценность повести «Двое Ма» для этнопсихологического исследования подкрепляется многими причинами: во-первых, автор по собственному свидетельству стремился усилить в этом произведении психоаналитический аспект; во-вторых, описываемый мир событий и чувств был плодом личного опыта писателя, а лишь прямое знакомство с другим этносом высвечивает многие ранее не замечаемые черты своего народа; в-третьих, проблемы с собственной этнической идентификацией позволили Лао Шэ острее воспринять и описать дисгармонию психологии англичан и китайцев; в-четвертых, сюжет обнажает психологию двух этносов в момент их столкновения и конфликта.

Конечно, в «Двое Ма» нельзя точно разграничить, что в характере героев является индивидуальным, а что надындивидуальным. Но сам Лао Шэ указывал, что «почти каждый персонаж что-нибудь символизирует; не то чтобы я лишил их личных черт, скорее сделал акцент на воплощаемые ими особенности национального характера». Обычно при[81] анализе образов Ма Цзэжэня, Ма Вэя и Ни И,зыжуна исходят из того, что они представляют разные поколения и группы китайцев, и соответственно отличаются в своих политических и экономических взглядах, нас же интересуют общие черты их психологии и этики как представителей одного этноса.

Когда в повествовании заходит речь о каком-либо очном либо заочном межличностном контакте по формулам «китаец-китаец». «китаец-англичанин» и даже «англичанин-англичанин», автор, как правило, напрямую прибегает к специфическим категориям китайской этики для оценки поведенческой психологии персонажей. Из них в «Двое Ма» наиболее часто затрагиваются мяньцзы, лянь, жэньцин и сяо.

Однако для западного читателя, не знакомого специально с нормами и традициями социального общения в Китае, остается скрытой мотивация поступков китайских персонажей и критерии оценки ими окружающих. Между тем вышеупомянутые категории, проливающие свет на национальные особенности психологии китайцев, вполне могут быть извлечены из ситуационных контекстов «Двое Ма», а наличие значительного числа таких ситуаций позволяет очертить их функции и понятийные границы.

«Мяньцзы» — самая частотная этическая категория в «Двое Ма». В большинстве случаев она упоминается в размышлениях г-на Ма, для которого эта категория является основным критерием при принятии решений и оценке поведения окружающих. Однако слова и действия Ма Вэя и Ли Цзыжуна также свидетельствуют об учете ими в жизни данной социальной ценности.

Лао Шэ пишет: «Вся жизнь китайцев согнулась под пятой «мяньцзы». Если с «мяньцзы» все в порядке, отлично, кому интересно как обстоят дела на самом деле!». «Мяньцзы» является количественной формой оценки окружающими публичных достижений индивида и признанием его статуса либо авторитета и не обязательно соотносится с его моральными качествами. В «Двое Ма» «мяньцзы» встречается в следующих ситуациях:

  1. увеличение либо поддержание «мяньцзы» (цзэнцзя мяньцзы, баочи мяньцзы).«Мяньцзы» можно увеличить либо поддержать многими способами: изменением внешности, демонстрацией власти, щедрости и финансовых возможностей, идентификацией с влиятельной социальной группой. [82]

  2. принятие во внимание, сохранение, предоставление, лишение либо игнорирование «мяньцзы» (цзян, гу, кань, лю, гэй, шан, нунпо, -чжуапо, бо «мяньцзы»).

В своем поведении герои исходят из того, что их социальная активность не должна унижать достоинство или рушить авторитет других людей, особенно тех, кто соблюдает правила игры и поступает также по отношению к самому субъекту. При этом степень принятия во внимание «мяньцзы» окружающих различна и зависит от положения другого лица в обществе, а также характера связей с ним.

Иногда герои «Двое Ма» сознательно идут на лишение другого человека его «мяньцзы», но происходит это лишь в самом крайнем случае и, как можно было предположить, приводит к разрыву отношений.

Как известно, в старом Китае, носителем ценностей которого является отец Ма Вэя, карьера чиновника находилась на вершине шкалы социального престижа. Соответственно, поведение человека, занимавшего или претендовавшего на занятие чиновничьей должности, должно было соответствовать дополнительным требованиям и ограничениям, которые не распространялись, например, на торговцев или рикш. Именно с этим связана повышенная чувствительность г-на Ма к созданию себе чиновничьего «мяньцзы». Он чурается торговли, т.к. тем самым боится уронить «мяньцзы» недостойным занятием. Временами в стремлении вести себя как влиятельный чиновник г-н Ма переходит границы здравого смысла — заблудившись, он не хочет подойти к указателю улицы, т.к. это унизило бы его достоинство.

Вторая важная категория традиционной китайской этики, к которой обращается Лао Шэ для описания мотивационной сферы своих персонажей, — это «лянь». «Лянь» характеризует качественную оценку обществом моральных принципов индивида и соответствия его поведения социально принятым нормам. «Лянь» в отличие от «мяньцзы» не может быть больше или меньше, обладающий «лянь» человек рассматривается окружающими как надежный и предсказуемый член общества. В тоже время «лянь» тесно переплетается с «мяньцзы», иногда они сближаются настолько, что возможна замена одного термина другим или их объединение в «ляньмянь», что означает комплексную оценку моральных качеств и статуса объекта.

Как и «мяньцзы», «лянь» встречается в нескольких контекстах:

  1. наличие либо отсутствие «лянь» (ю лянь, мэйю лянь, мэй лянь мэй пи). [83]
    Наличие «лянь» позволяет человеку пользоваться доверием общества и рассчитывать, что его мнение или совет будут учтены окружающими. Можно сказать, что «лянь» есть обязательное условие дееспособности лица в социальном общении. Кроме общественной оценки, индивид также может сам оценить наличие либо отсутствие у него «лянь» в той или иной сфере и в соответствие с этим строить свое поведение. Отсутствие у человека «лянь» приговаривает его к остракизму со стороны окружающих.
  2. намеренное нежелание обладать «лянь» (шэ лянь, бу яо лянь).
    Осознанный отказ индивида от обладания «лянь» свидетельствует о своекорыстном пренебрежении интересами других людей, защищаемых нормами морали. Это самое тяжелое обвинение, которое общество может предъявить своему члену. Возможна ситуация, когда человек отбрасывает рамки «лянь» ради увеличения своего «мяньцзы».

  3. потеря личного либо группового «лянь» (дю лянь, гэй…. дю лянь).
    В традиционном Китае, где успех той или иной деятельности зависел от одобрения действий индивида группой, с которой тот был связан, не в меньшей степени, чем от усилий самого индивида, крайне важно было избежать потери «лянь». «Лянь» могло быть потеряно, например, если человеку отказывали в том, на что он был вправе рассчитывать. С целью устранения ситуаций, способных привести к потере «лянь» одним из участников коммуникации, в Китае возник механизм совершения социальных транзакций через посредников.

    Потеря «лянь» индивида, вызванная его неблаговидными действиями, ведет к утрате «лянь» той социальной группы, к которой он относится, будь то государство, семья или организация. Существует и обратная связь — пользующаяся дурной славой общность автоматически лишает всех своих членов «лянь».

  4. апелляция к «лянь» (чжи лянь).

    Если индивид полагает, что некто злоупотребляет его доверием или переходит границы общественно одобряемого поведения, он может воззвать к «лянь» человека, стараясь вызвать чувство стыда.

Вследствие того, что действие «Двое Ма» происходит в английском, а не китайском социуме, в произведении сравнительно слабо про слеживается третья важнейшая категория традиционной этики общенияя китайском обществе — «жэньцин». «Жэньцин» подразумевает позитивную эмоциональную окрашенность межчеловеческих отношений и происходит из клановой морали, соблюдение норм которой обязательно [84] только по отношению к членам клана. «Жэньцин» есть система личных обязательств и одолжений, дополняющих формальные отношения между людьми, построенная на принципе взаимности и позволяющая нужным индивиду образом перераспределять властные и материальные ресурсы общества, компенсируя недостаток социальной мобильности. В «Двое Ма» встречаются два типа контекстов с «жэньцин»:

  1. принятие во внимание «жэньцин» (цзян жэньцин, тао жэнь цин).

    «Жэньцин» внутренне предполагает соответствие действий индивида по отношению к кому-либо характеру его связей с этим лицом и потенциальной полезности последнего. Если знакомство с другим человеком может быть в перспективе выгодно, то к нему стоит относиться по-особому, увеличивая тем самым его и свое «мяньцзы».

  2. укрепление «жэньцин» (тао цзяоцин).

    Хотя отношения, подкрепленные «жэньцин», зачастую имеют инструментальную подоплеку, они не возникают из ничего в один момент и не исчезают, как только одна из сторон добилась своих целей. «Жэньцин» подразумевает длительность и устойчивость отношений, участники которых время от времени меняются ролями кредитора и должника. Укреплению и расширению «жэньцин» служит обмен подарками по праздникам. Еще один способ установления и укрепления «жэньцин» — это приглашение интересующего лица в ресторан.

«Сяо» — сыновья почтительность, переходящая в общее уважение к старшим, является единственной нормой высокого конфуцианства, оказывающей заметное прямое влияние на мотивационную сферу персонажей «Двое Ма». «Сяо» проявляется в двух плоскостях — личное исполнение «сяо» и принятие знаков «сяо» со стороны младших членов рода или подчиненных. Если первое дает человеку «лянь», то второе увеличивает его «мяньцзы».

Когда Ма Вэй пытается изменить поведение отца, тот, чувствуя, что сын не выказывает должного уважения и тем самым задевает его «мяньцзы», упрекает Ма Вэя в отсутствии «сяо». Однако нарушение «сяо» дается Ма Вэю не без чувства вины, ведь именно на «сяо» основаны его отношения с отцом и в конечном итоге их ссора, в которой он посягнул на отцовский авторитет, стала одной из главных причин бегства Ма Вэя.

Интересно, что на уровне повседневного общения персонажи Лао Шэ хотя и не оперируют такими классическими категориями конфуци анства как «жэнь», «и», «чжун», «чжи», «чи», «синь», за исключением
[85]
«сяо», но и не выходят при этом за рамки регламентированных конфуцианством отношений между людьми без того, чтобы не потерять свою нациальную идентичность. Компенсационную функцию в данном случае выполняют выделенные нами из мотивационной сферы героев «Двое Ма» генетически восходящие к ритуалу – «ли», императивы «мяньцзы», «лянь» и «жэньцин», в числе прочих факторов регулирующие социальные отношения.

Конечно, герои демонстрируют различную степень приверженности вышеупомянутым принципам, но эти отличия свидетельствуют не о пропасти между психологией старых и новых китайцев, а о возрастных вариантах проявления одних и тех же этнокультурных установок. Поведение персонажей «Двое Ма» дает только две характеристики, по которым можно провести рубеж между старым и новым поколениями китайцев – отношение к государству и браку по любви. Однако лишь Ма Вэй разделяет новые трактовки первого и второго, а представитель того же поколения Ли Цзыжун относится к браку и семье очень консервативно, не говоря уже о старшем господине Ма.

Разумеется, выделенные из повести «Двое Ма» и охарактеризованные нами некоторые особенности поведенческой психологии китайцев не покрывают не только всех слагаемых этики и психологии китайцев, но и всего спектра оттенков даже вышеописанных категорий. Взяв другие произведения Лао Шэ, например, пьесу «Репутация любой ценой» («Мяньцзы вэньти»), можно обнаружить еще и другие аспекты «мяньцзы», «лянь», «жэньцин» и «сяо», но в целом картина остается той же и подтверждает данные большинства эмпирических и теоретических исследований в области китайской этнопсихологии, что свидетельствует о высокой степени надежности произведений литературы как одного из источников сведений об особенностях национальной психологии.

Добавить комментарий