Культурология и глобальные проблемы современности

[140]

Русский человек так уж устроен, что решение многих своих намерений откладывает либо на утро, как Обломов или Иван-царевич («ложись спать, Иван-царевич, утро вечера мудренее»), либо приурочивает к какой-нибудь круглой дате — как правило — к новому году. Наступившее же тысячелетие в психологическом плане представляет собой такой козырь и стимул для русской ментальности, что не изменить кардинальное в жизни — ну, просто невозможно, благо, проблем не только перед нашей страной, но и перед человечеством накопилось такой количество и такой остроты, что дальше откладывать просто некуда. Ментальность же менять необходимо исподволь, [141] начиная с системы образования, в этом случае дело, может быть, постепенно дойдет и до смены парадигм культуры, как всякой сознательной человеческой деятельности, имеющей целью гармоничное развитие и существование. О необходимости перестройки системы образования и науки в связи с решением глобальных проблем современности говорят документы 6-ой Сессии Комиссии ООН по устойчивому развитию (CSD), состоявшейся в Штаб-квартире ООН в Нью-Йорке с 20 апреля по 1 мая 1998 г. Среди принятых этой Сессией решений в разделе, относящимся к области образования, в частности, п.6 Комиссия настаивает на том, чтобы система высшего образования при поддержке правительственных и академических кругов приспособила свою обучающую и исследовательскую деятельность с особенностями, которые обусловлены введением междисциплинарного подхода, связанным с учетом устойчивого развития 1.

Но прежде чем, что-то изменять необходимо осмыслить то, что есть или было. Поэтому, в первую очередь, следует оценить прошедшее, обратиться к поискам наиболее характерного для последнего столетия ушедшего тысячелетия. Оценивая ХХ век, несомненным оказывается то, что он воспринял от своего предшественника ХIХ века и максимально воплотил в жизнь идею, под знаком которой в самых различных областях человеческого знания и практической деятельности прошел весь XX век. Несомненно, что этой идеей была идея эволюции. Хотя сам факт того, что «все течет, все изменяется» — тривиален. Если XIX в. характеризуется зарождением различных теоретических представлений о развитии, как диалектических, так и метафизических, формулируя различные варианты теорий развития, как в природе, так и отражающие схему социальных преобразований, то уделом XX в. становится воплощение идеи эволюционизма во всех сферах человеческого существования. Причем, по образному выражению А.Н. Уайтхеда, борьба за существование как движущая сила эволюции «породила евангелие ненависти».

Какую бы сферу деятельности в рамках человеческой культуры мы бы ни взяли: науку, искусство, нравственность, да и само преобразование общественного строя, бросается в глаза чрезвычайная насыщенность резкими, необратимыми, качественными изменениями уходящего столетия. Культура ХХ века — это культура революций, неизбежной спутницей которых являлось отрицание, причем в большинстве случаев, выступающее в своих крайних, связанных с разрушением формах.

Оглядываясь назад мы видим ряд отрицаний: отрицание механистической картины мира в естествознании, породившее революцию в естествознании, отрицание классического наследия в искусстве различными вариантами модернизма, отрицание нравственных идеалов (по несколько раз за одно столетие) и т.д. Каждый этап революционных преобразований приносил [142] с собой очередное отрицание, укладывавшееся в широкий диапазон характеристик от карикатурных в пролеткультовских программах, до трагических в межнациональных и межконфессиональных конфликтах. Характер эволюционных преобразований, осуществленных обществом в течение XX в. принял такие масштабы и был настолько интенсивен, что поставил человечество на грань естественного выживания.

Представления же и рекомендации ученых оказываются, иной раз, бессильными перед лицом непредвиденных последствий воздействия человека на природу. Ситуация, отражающая взаимодействие между обществом и окружающей средой обостряется также в связи с тем, что в процессе развития вследствие аккумулятивного характера усложнения организации изменяются законы самого развития, приводящего к ускорению темпов эволюции.

Лавинообразному характеру воздействия человечества на природу, который принял масштабы биогеохимического преобразования облика нашей планеты сопутствовали в XX в. резкие качественные изменения в социальной сфере, порой инициирующие этот характер изменений. Последние затрагивают практически все грани человеческого бытия: этические, эстетические, религиозные, научные и т.д. Общество конца XX столетия сталкивается с такими проблемами, о существовании которых раньше просто не подозревало.

В связи с глобальными изменениями, происшедшими к концу XX века, вызванными техногенными факторами, человечество осознало тот факт, что решение задач, связанных с сохранением земной цивилизации является настолько сложным, что требует международного сотрудничества для их решения.

В 1972 году Конференция ООН в Стокгольме создает специальную структуру — ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде). Чуть позднее в 1987 г. Всемирная Комиссия ООН по окружающей среде и развитию сосредоточила свое внимание на поиске такой модели цивилизации, которая соответствовала бы гармоничному развитию природы и общества на нашей планете. Начало этим моделям было положено докладом Г.Х. Брундтланд — премьер-министром Норвегии, возглавлявшей эту комиссию. После этой конференции и публикации материалов, связанных с ней термин устойчивое развитие» становится наиболее часто встречающимся в лексиконе государственных деятелей, экономистов, экологов, журналистов и т.д. при разработке стратегии экономического, природоохранного и других аспектов государственной политики. Под устойчивым развитием понимается такая программа, когда развитие человечества и удовлетворение все возрастающих потребностей его не ведет к утрате перспективы пользоваться благами цивилизации будущие поколения.

В 1989 году Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию 44/428, в которой говорится о необходимости провести на высоком уровне [143] специальную конференцию, посвященную стратегии устойчивого экономического развития, выработка которой соответствовала бы требованию сохранения окружающей среды. Конференция и была проведена в период с 3 по 14 июня 1992 года в Рио-де-Жанейро на уровне глав государств и правительств. На этой конференции была высказана серьезная обеспокоенность мирового сообщества тем обстоятельством, что промышленное развитие, являющееся основой экономического развития, связанное с улучшением социально-экономического состояния человечества протекает без учета факторов невозобновлямости природных ресурсов и ограниченных рекреационных возможностей биосферы. Отмечалось также, что те решения, которые принимались за последние десятилетия в области новых технологических программ, направленных на создание новых средств вооружений рассматривались исключительно с позиций обеспечения обороноспособности и эффективности ответных ударов, и не принимались в расчет те экологические последствия, которые были с этим связаны, или эти заботы перекладывались на плечи будущих поколений. Итогом работы Конференции явилось принятие Декларации, содержащей 27 пунктов, в которой были провозглашены такие принципы деятельности государств, которые бы упорядочивали бы стихию «преобразовательной» деятельности человечества, корректировали те или иные сферы деятельности ради центральной проблемы — сохранения жизни на Земле. Для этого создается ряд программ, связанных с проблемой сохранения. К последним относятся программы: устойчивого развития, сохранения биологического разнообразия и т.д.

Например, для решения проблем сохранения биологического разнообразия Международным союзом биологических наук (International Union of biological sciences — IUBS) еще в 1988 году инициируется программа исследований, координирующая исследования в этой области ради сохранения всего существующего на Земле. Решение этих задач в рамках традиционного разделения наук невозможно; требуется привлечение усилий ученых, чьи специальности находятся на стыке гуманитарных и естественнонаучных дисциплин. В.И. Вернадский одним из первых отметил характерную черту развития научного знания в XX столетии, подчеркивая, что «мы все больше специализируемся не по науками, а по проблемам. Это позволяет, с одной стороны, чрезвычайно углубляться в изучаемое явление, а с другой — расширять охват его со всех точек зрения» 2.

Данная особенность развития научного знания необходимо ведет к повышению интегративного статуса философского знания и методологической функции философии в рамках единства культурологии и естествознания, [144] на стыке которых и обретает особую актуальность проблема устойчивого развития и проблема сохранения.

Все это свидетельствует о том, что потребности развития современной цивилизации выдвигают на передний план, разработку казалось бы отвлеченной философской проблемы — сохранения, практическое воплощение которой связано с методологическим осмыслением изучения закономерностей устойчивого функционирования и развития самых различных систем. Разработка и поиски общей теории устойчивого развития, интегрирует, стягивает в себя самые различные, на первый взгляд, отрасли человеческой деятельности, позволяя отыскать общее в них, направить интеллектуальные усилия человечества на поиски ответов и решений тех граней бытия, которые связаны с самым главным — что необходимо делать, чтобы просто быть в вечном хаосе изменений. Человечество на всех этапах своего развития стремилось осмыслить порядок в универсуме, упорядочить стихию своей социальной жизни, выдвигая с этой целью самые различные варианты мифологического мировоззрения, обосновывая и регламентируя жизнь родовой общины исходя из объективно существующего стремления сохранить целостность первобытных форм социума. Многие фрагменты наследия Гераклита Эфесского отражают роль и значение Логоса как источника, причины гармоничного, упорядоченного, устойчиво развивающегося Космоса. Религиозное учение, относящееся к другому региону — учение Кришны проповедует, что главная обязанность человека содействовать гармонии человека с окружающим миром, «целокупности мира» [Бхагавадгита VI.25.20, 25].

Вышесказанное позволяет придти к той мысли, что лучшим рассолом при похмелье, закономерно сменяющем вакханалию революций и перестроек является трепетное отношение к классическому наследию. Поэтому классика есть то, что выступает элементом устойчивости, инвариантности в вечном потоке смены поколений. В этом и необходимо видеть главную задачу курса культурологии, обеспечивающей раскрытие смысла устойчивого в культуре, как сознательной человеческой деятельности, направленной на гармонию человеческого бытия. А пока мы вновь видим тургеневскую Евдоксию Кукшину, сияющую от счастья тем, что ее очередной раз обольстили, всучив на этот раз яблоко «гендерного» подхода и с которым она теперь в силу полового диморфизма пристает.

Примечания
  • [1] См.: UN/CSD-6. Decision Adopted // Environ, Policy and Lаw. 1998. 28. №4. Р.197-205.
  • [2] Вернадский В.И. Размышления натуралиста, Научная мысль как планетное явление. М., 1977. С.54.

Добавить комментарий