Этико-правовой потенциал русского космизма в решении глобальных проблем современности

[91]

На рубеже ХХ–ХXI вв. человечество ощутило неотвратимую зависимость своего бытия от динамики взаимоотношений с окружающей природной средой. Экологическая проблематика стала краеугольным камнем в размышлениях о продолжении человеческого существования. Технологическое формирование искусственных природных структур, все возрастающие масштабы господства над естественной средой привели к возникновению неконтролируемых, зачастую, необратимых процессов. Одним из наиболее опасных следствий стратегии переделывания и потребительского отношения стало глобальное антропогенное загрязнение планеты, ставящее под вопрос биологический ресурс самого человека. Сам человек оказывается среди объектов техники, становится экспериментальной единицей.

Обострение глобальных проблем современности, экологический и антропологический кризис во многом объясняются до сих пор доминирующим антропоцентристским (геоцентристским) мировоззрением. Обращение к космическому мировоззрению является одним из путей преодоления данной ситуации. И здесь особое значение приобретают идеи русского космизма. Еще в начале ХХ столетия К. Циолковский был уверен в том, что новое тысячелетие будет ознаменовано наступлением «космической эры» — эры «космической философии», «космической науки» и «космической техники». Отечественные космисты одними из первых поставили вопрос о космизации этики, полагая, что все проблемы человеческого бытия нужно рассматривать, учитывая взаимовлияние космоса и человека. Ценность научных идей русских космистов состоит не только в изучении взаимодействий человечества и космоса, но, главным образом, в формировании антропокосмического мировоззрения, определяющего особое отношение к природе Земли и самого человека. Прагматическое отношение к природе оборачивается потерей равновесия между материальными и духовными ценностями. В современной философии происходит переосмысление [92] концепции привилегированного положения человеческого разума и постулатов классической науки. Научные и философские идеи русских космистов предвосхитили эту тенденцию. Еще Н. Федоров, а вслед за ним и другие космисты задавались вопросом, ради каких целей истощаются многовековые запасы земли. И приходили к выводу, что удовлетворение сиюминутных интересов раньше или позже превратит землю в «кладбище» человечества. Увлеченный погоней за благами и комфортом цивилизации, человек перестает критически оценивать последствия собственных поступков, даже таких, которые обретают планетарные масштабы.

Особое влияние на формирование общественного сознания и изменение типа экологического сознании оказывает именно наука. В первую очередь принципы научной картины мира формируют отношение человека к природе, предоставляя ему все условия для привилегированного положения в ней. В мировоззрении, возникшем на основании постулатов классического рационализма, выявляются причины трехвекового дуализма природы и культуры. Признание того, что это кризис в первую очередь мировоззренческий, философско-идеологический, указывает на невозможность его преодоления без переосмысления господствующей антропоцентристской установки в отношениях с природным миром, ставящей интересы человека во главу угла и пренебрегающей интересами и правами природы.

В контексте решения этой проблемы раскрывается научная и мировоззренческая ценность русского космизма. Процесс экологизации непосредственно связан и осуществим только при условии перестройки общественного сознания. Мер, проводимых государствами для преодоления внешней угрозы техногенных вмешательств в единую систему естественной среды обитания, понимания всесвязности мировых процессов оказывается недостаточно. Некоторые представители (Н. Бердяев) и последователи (Н. Моисеев) русского космизма зачастую связывают мировоззренческую позицию, оправдывающую прагматическое отношение к природе, а значит — истоки экологического кризиса, с господством в общественном сознании марксистской методологии. Созданная в 40-х годах XIX в. К. Марксом и Ф. Энгельсом концепция материалистического понимания истории привела к тому, что на первый план были поставлены материальные условия [93] и факторы жизнедеятельности общества. Отношения с природой рассматривались прежде всего через призму трудовой функции человека, создающей основополагающую форму общественных отношений. В работе «Судьба России» Н. Бердяев отмечает, что марксизм предельно упрощает понимание связей человеческого общества и природного бытия, замыкая на «социальной территории». В ситуации переноса всех ценностей в сферу социального ускользает ощущение единства человека с миром, само сознание становится ограниченным, тревожным.

В марксизме и среди его последователей, безусловно, присутствовало понимание того, что жизнь — это взаимодействие живых организмов со средой своего обитания, но суть этого взаимодействия сводилась исключительно к обмену веществом и энергией в процессе трудовой деятельности. Согласно мнению исследователей, придерживающихся позиции марксистской идеологии, связи человека и природы проявляются в двух основных формах взаимодействия общества с природной средой — экологической и экономической. Экологическая подчиняется естественным законам развития, а экономическая форма взаимодействия реализуется на основе социальных законов развития и выражается в том, что человек в процессе потребления и использования природных ресурсов с целью удовлетворения материальных интересов оказывает на нее обратное воздействие, изменяя и преобразуя окружающую среду. Экологический вред в таком ракурсе рассмотрения заключается в невосполнимости потерь «качества окружающей среды» и отсутствии денежного эквивалента причиненного ущерба.

Согласно позиции космистов, представление о самодостаточности и автономности общества оборачивается «социальным утопизмом» (Н. Бердяев) и верой в возможность полной рационализации общественной жизни, но именно рационализация приводит к внутреннему разделению человека с природой. Начиная с Бэкона, сознанием человечества правит иллюзия, согласно которой единственная задача человека во взаимоотношениях с природой — покорить ее, максимально используя ресурсы для удовлетворения своих потребностей, но при этом возникает еще большее и более опасное заблуждение, согласно которому природа неизменна и всегда сможет удовлетворить все [94] потребности человека. Тем не менее, до сих пор общество понимается только как сумма социальных связей и находится, по большей части, в «сфере иллюзионизма» (П. Флоренский), не сознавая, что каждый человек является космическим существом. Космисты руководствуются иными принципами. Человечество неотделимо от природы и космоса настолько, что и само течение исторического процесса откликается циклам Вселенной, направляется ими. Экономические и политические события провоцируются космическим фактором.

Космизм, взятый в единстве отечественного религиозного и научного направлений рассматривает человека как микрокосм, душевно-духовную, психо-физическую целостность, непрерывно взаимодействующую с природным космосом, творчески преображая его. Позиция русского космизма не снимает с человека ответственности за измененный строй природы, но и не замыкает в безысходности. Научные идеи русского космизма содержат в себе не только этический, но и правовой потенциал. Специалист в области земельного и экологического права Б.В. Ерофеев, ссылаясь на работы К. Циолковского, В. Вернадского, А. Чижевского, считает, что у России есть уникальный шанс предложить всему человечеству концепцию ноосферного развития цивилизации третьего тысячелетия, которая может гарантировать устойчивое и динамичное развитие. Международной комиссией по окружающей среде и развитию (МКОСР) в 1978 была предложена стратегия «устойчивого» или «экологически чистого» развития, исключающего разрушения. Согласно позиции Н. Моисеева мы должны говорить не об устойчивом развитии, а о «Стратегии Человечества», как его совокупных действиях, способных обеспечить коэволюцию человека и окружающей среды, об общепланетарном усилии, в основании которого должно лежать утверждение в сознании человечества новой нравственности.

Необходимость формирования нового экологического сознания признавалась и западными мыслителями. Во втор. пол. XIX — нач. ХХ вв. в ответ на первый экологический кризис в США возникает движение американского инвайронментализма. Основная задача движения, включавшего три направления (консервационизм, экологизм, биоцентризм), состояла в разработке новой стратегии взаимодействия с природной средой. Консервационизм не дал коренной перестройки сознания, [95] сменив «сиюминутный прагматизм» на «дальний прагматизм» и утверждая необходимость консервации природных ресурсов для будущих поколений. Экологизм базируется на идеях экологической этики, тогда как идеологической базой биоцентризма стала «универсальная этика», согласно которой многочисленные представители природного мира рассматриваются в качестве полноправных субъектов, обладающих самоценностью и равных человеку. В биоцентризме природа рассматривается как обладающее духовным началом сущее, единое целое, в котором нет субъект-объектного разделения «человеческого» и «вне человеческого» — именно этим биоцентризм наиболее близок к русскому космизму и необходимому новому типу экологического сознания. Наделяя всех живых существ правом на жизнь и процветание, биосферный эгалитаризм способствует формированию непрагматического отношения к природе, обретению психологической включенности человека в мир природы. Идеи инвайронментализма, в особенности биоцентризма, и русского космизма могут стать основой нового — экоцентристского — экологического сознания, необходимого для выживания человечества и сохранения жизни на планете.

На современном этапе развития научного знания антропоцентристская установка, устанавливающая прагматический характер взаимоотношений с окружающей средой, выходя за пределы Земли, угрожает экологии не только биосферы, но и околоземного космического пространства. Причем последствия этого влияния оказываются не столь отдаленными. Космизация научного знания, появление новых видов деятельности, говорит о необходимости экологической ориентации космонавтики, требует соизмеримой с ними этики предвидения и ответственности. Само освоение космического пространства и использование его ресурсов сказывается на жизнедеятельности земных организмов биосферы. Развитие космонавтики при всех преимуществах данной отрасли оказывает отрицательное воздействие на естественный экологический баланс. Функционирование ракетно-космической техники вызывает загрязнение атмосферы, изменение ее состава, образование озоновых «дыр» в ноосфере, оседание твердых и газообразных веществ от работающих двигателей.

Мировоззренческие основания формирования нового типа экологического сознания, необходимого для выживания человечества и [96] самой планеты, присутствуют в работах К. Циолковского. Он предвидит кризис будущего человечества и предлагает возможность выхода из него посредством космизации и экологизации. Ученый одним из первых поставил вопрос о космизации этики, полагая, что все проблемы человеческого бытия нужно рассматривать, учитывая взаимовлияние космоса и человека, поскольку биосфера земли крайне неустойчива и может погибнуть в любое время, как в результате воздействия человеческой деятельности, так и неблагоприятных космических факторов. К. Циолковский верил, что выход в космос и его заселение помогут избежать в будущем катастроф, угрожающих человечеству на нашей планете.

Западные мыслители не менее обеспокоены проблемой построения «космической этики». Американский астроном Х. Шепли говорил о возможности гибели человечества от руки самого же человека в результате ведения непрерывных войн и хищнического отношения к природе. Он считал «космическую этику» основным фактором преодоления кризиса, причем с опорой не только на разум человека, но и на его «сердце и дух».

Итак, перед человечеством встает проблема переориентация экологического мышления в соответствии с возможностями ядерно-космического века, приблизившего мечту К. Циолковского «завоевать Вселенную для блага человечества». Но вместе с тем, сейчас более актуальным оказывается не массовое переселение в космос, а формирование нового типа экоцентристского сознания, основанного на принципах коэволюции, совместной коадаптации, вместо тотального переделывания природы.

Резюмируя вышесказанное, отметим следующие выводы.

  1. Представители космизма в ряду причин экологического кризиса выделяют мировоззренческие факторы. Они связаны с признанием основополагающей роли во взаимодействии человека с окружающей средой лишь функциональных, производственных отношений, лишенных духовного начала.
  2. Методология космизма несет в себе своеобразный этико-правовой потенциал в решении глобальных проблем современности. В преодолении экологического кризиса методология космизма ориентирована на выработку нового типа экологического сознания, новой формы этико-

[97]
правового гуманизма, а также на формирование этики космической цивилизации. В решении данных вопросов обнаруживается параллелизм подходов отечественных космистов и зарубежных исследователей.

Добавить комментарий