Учение о богоподобии первозданного человека в восточно-христианской теологии IV-V вв.

[145]

Антропологическое учение о богоподобии человека в восточно-христианской Церкви основывается на экзегетике первых двух библейских книг Бытия. Согласно Священному Писанию сотворение человека Богом происходит в последний шестой день творения мироздания, после создания всей видимой и невидимой природы. «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему; и да владычествует они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею…» (Быт 1. 26). «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек живою душою» (Быт 2. 7). Явленный в этот мир последним, человек представлял собой совершенно новое существо, которое, согласно христианскому провиденциализму, имело особое предназначение и было наделено качествами, отличными от всех предшествующих творений. Бытийные свойства человека, в соответствии с православной антропологией, связаны с его богоподобием. Человек создается уже после восстания светлейшего ангела Люцифера и низвержения его с неверными небесными духами на землю. [146] В связи с этим Господь наделяет свое последнее творение качествами, дающими возможность человеку возместить произошедшую утрату светлых сил и соединить все благие создания Бога, как чувственные, так и сверхчувственные. По мнению Григория Назианзина, человек предстает «новым Ангелом из персти», «род тварей средних между смертными и бессмертными» 1 существами. Согласно Иоанну Златоусту: «Один только человек создан из двойной сущности, высшей и низшей, души и тела», поэтому он «является существом двух миров: тому, что вверху, у него родственна душа, а тому, что внизу, тело. Он связывает собою эти два мира, служит как бы мостом между ними, имея одного общего с ними Творца, создавшего и земное и небесное» 2. Разъясняя дуалистическую сущность последнего творения, Григорий Богослов пишет: «художническое Слово созидает живое существо, в котором приведены в единство … невидимое и видимая природа … из сотворенного уже вещества взяв тело, а от Себя вложив жизнь (что в слове Божием известно под именем души и образа Божия), творит как бы некоторый второй мир, в малом великий; поставляет на земле иного ангела, из разных природ составленного поклонника, зрителя видимой твари, тайника твари умосозерцательной… земного и небесного, временного и бессмертного, видимого и умосозерцательного, ангела, который занимает средину между величием и низостью, один и тот же есть дух и плоть» 3.

Воспринимая человека как совокупность всего тварного бытия, православные теологи видели в нем воплощение микрокосмоса, или «сокращенный и малый мир» 4. Данная идея восприятия человека как малого космоса, который объемлет мир и придает ему смысл, была развита уже в античности, в философии стоиков. Но если в греческой философии учение о малом и большом космосе было связано с имманентизмом, то в христианской теологии главным качеством человека является его богоподобие. Так, по утверждению Григория Нисского, «величие человека» не «в подобии тварному миру, но в том, чтобы быть по образу природы Сотворившего» 5. Согласно Иоанну Златоусту «человек дороже всего мира» 6.

Уподобление Богу-Творцу, согласно православной теологии, предстает принципиальным отличием человека от тварного мира. Создавая его как свой образ, Господь наделяет его душою, которая, по словам Григория Назианзина, «есть струя бесконечного света — [147] Божества» 7 и «Божие дыхание» 8. В соответствии с пневматологическим учением отцов Церкви душа по своей природе схожа с природой ангелов и представляет собой бесплотную и разумную сущность. Духовность и разум в святоотеческой литературе выделены как важнейшие качества человека, указывающие на его богоподобие. Вместе с тем, в соответствии с учением Григория Нисского об устроении человека, сообразным Богу предстает и его физическое тело, составляющие части которого, по мнению теолога, являются телеологическими универсалиями, предназначенными для осуществления божественных замыслов.

Другим богоподобным качеством первозданного человека в святоотеческой литературе называется царственное достоинство и власть над видимыми, земными творениями Господа. Для реализации этой онтологической задачи человеку было предназначено особое место на земле, называемое раем. Так, по мнению Кирилла Александрийского, Бог «удостоил его рая сладости и даровал ему власть над всем, что на земле», так как «человек был отображением высочайшей славы и образом боголепной власти на земле» 9. Согласно Феодориту Киррскому, данные «обладания» есть «самое ясное доказательство» библейских слов о богоподобной сущности человека» 10. По мнению теологов, человеку принадлежит власть не только над животным миром, но и над всем видимым космосом. По словам Иоанна Златоуста, «для него-то и создано все это: небо, земля, море, солнце, луна, звезды…» 11 и «вообще все видимое» 12. Царственный статус человека наделял его функциями регулирования взаимоотношений различных родов творений Бога и обеспечения существования божественной иерархии. Первозданный человек, согласно отцам Церкви, является не только последним, но и высшим созданием Господа и предстает как сам принцип творения, которому предназначено место в центре всего тварного бытия. Как отражение величия Бога, он представляет собой тот феномен, к которому были устремлены усилия всех созданий мироздания. По словам Феодорита Киррского, «Бог всяческих, сотворив чувственную и разумную тварь,
[148]

напоследок создал человека, поставив его как некий Свой образ среди неодушевленных и одушевленных, чувственных и разумных тварей, чтобы неодушевленные и одушевленные твари, как некую дань, приносили ему пользу, а природы разумные попечительностью о человеке доказывали приверженность к Сотворившему» 13. Наивысшее предназначение человека в сравнении с ангелами подчеркнуто в сочинении, приписываемому Макарию Египетскому: «Ибо высоко достоинство человека. Смотри, каковы небо, земля, солнце и луна: и не в них благоволил успокоиться Господь, а только в человеке. Поэтому человек драгоценнее из всех тварей, даже осмелюсь сказать не только видимых, но и невидимых тварей, то есть служебных духов. Ибо об Архангелах Михаиле и Гаврииле не сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему, но сказал об умной человеческой сущности, разумея бессмертную душу» 14. В связи с этим, по мнению Иоанна Златоуста, Бог человека «намеревался, спустя немного, поставить над всеми своими тварями, как какого-либо царя и властителя» 15.

Богоподобным качеством, данным человеку, но не данным ангелам, является способность к творчеству и возможность быть сотворцом Бога. Так, по словам Феодорита Киррского, «и человек, по подобию сотворившего Бога, зиждет дома, стены, города… и весьма многое другое, как например изображения неба, солнца, луны и звезд, изваяния людей и подобия бессловесных животных. Но бесконечна разность в созидании. Бог всяческих созидает и из сущего и несущего, притом без труда и без продолжения времени… а человеку для уготовления нужно вещество, нужны орудия, и свет, и размышления, и время и труд и другие искусства» 16. По замыслу Божьему человек полнее ангельских духов и, по словам Григория Назианзина, представляет собой нового «ангела, который занимает средину между величием и низостью, один и тот же есть дух и плоть, — дух ради благодати, плоть ради превозношения, дух, чтобы пребывать и прославлять Благодетеля, плоть, чтобы … поучаться» 17.

Главным и единственным гносеологическим направлением человека предполагалось познание Бога, приобщение к полноте Его жизни и созидания, а также раскрытие божественных тайн бытия. По словам Григория Назианзина, Творец создал человека, «который увеселялся бы Моими делами, был мудрым тайником небесного, [149] великим владыкою земли, песнопевцем Моего могущества и Моего ума» 18. Целью человеческого существа являлось преображение и спасение всего тварного мира, поэтому «нетелесный Сын создал Своего человека с тем, чтобы он приобрел новую славу и, изменив в себе земное в последние дни, как бог, шествовал отсюда к Богу» 19. Преображая мир, человеку было дано прийти к новому, высшему уровню бытия, достичь наиболее полного воссоединения с Богом и обожения. По мнению теолога, «сколько ущедрен он величием; творить живое существо, здесь приуготовляемое и переселяемое в иный мир, и (что составляет конец тайны) через стремление к Богу достигающее обожения» 20.

Таким образом, антропологическое учение о богоподобии первозданного человека в восточно-христианской теологии IV-V веков представляет собой систему универсалий, согласно которым человек является онтологическим феноменом, преобразующим бытийственное содержание мироздания и сообщающим интенции богоподобия всему реальному и ноуменальному континууму.

Примечания
  • [1] Григорий Богослов. Творения. М., 1889. Ч. 4. С. 199.
  • [2] Иоанн Златоуст. Творения. 1902. Т. 8. Кн. 2. С. 634-635.
  • [3] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 128.
  • [4] Иоанн Златоуст. Творения. СПб., 1899. Т. 2. Кн. 1. С. 122.
  • [5] Григорий Нисский. Об устроении человека. СПб. С. 50.
  • [6] Иоанн Златоуст. Творения. СПб., 1898. Т. 4. Кн. 2. С. 736.
  • [7] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 187.
  • [8] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 197.
  • [9] Кирилл Александрийский. Творения. Ч. 4 // Творения святых отцев, в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академии. Т. 53. М., 1886. С. 12.
  • [10] Блаженный Феодорит. Творения. Ч. 1 // Творения святых отцев, в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академии. Т. 26. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1905. С. 25, 26.
  • [11] Иоанн Златоуст. Творения. Т. 4. Кн. 1. С. 60.
  • [12] Иоанн Златоуст. Творения. СПб., 1899. Т. 5. Кн. 1. С. 157.
  • [13] Блаженный Феодорит. Ук. соч. С. 25.
  • [14] Макарий Египетский. Духовные беседы. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. С. 121.
  • [15] Иоанн Златоуст. Творения. Т. 4. Кн. 1. С. 47.
  • [16] Блаженный Феодорит. Ук. соч. С. 26.
  • [17] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 128.
  • [18] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 199.
  • [19] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 200.
  • [20] Григорий Богослов. Ук. соч. С. 128.

Добавить комментарий