«Мировой этос» Г. Кюнга и современное конфуцианство в диалоге культур

С середины XX в. идея диалога вошла в проблемное поле философского мышления и неуклонно расширяет сферу своего влияния (М. Бубер, М.М. Бахтин, В.С. Библер). Более того, само понятие диалога также расширяется, втягивая в свою орбиту все новых, ранее «невозможных» участников. Некоторые западные теологи предлагают предельно расширить понятие диалога — вплоть до включения в него, помимо христиан, представителей иных религий и конфессий. И даже неверующих, атеистов. Реализация идеи диалога особенно отчетливо просматривается в движении «обновленчества» в католицизме (aggiornamento), на основе которого некоторые католические теологи выдвигают проекты практического диалога с иными религиями.

Международный макроэтический теологический проект «Мировой этос» Ганса Кюнга — из их числа 1.

Цель проекта Г. Кюнга — актуализация диалога между религиозными деятелями и учеными западно-европейских и восточно-азиатских культур по вопросам о ценностях и нормах. Точка отсчета — «Декларация мирового этоса» (или «Декларация о глобальной этике»), которая была принята Вторым Парламентом религий мира в 1993 г. в Чикаго.

Тюбингенский теолог считает, что через сферу морали и этики возможен максимальный прорыв к человеку, находящемуся не только по ту сторону христианства, но и стоящему вообще по ту сторону религии. Поэтому в его диалоговое пространство втягиваются, например, не только последователи ислама или буддизма, но и представители конфуцианской цивилизации. (Напомним, что конфуцианство в международной синологии сегодня определяется не столько как философско-религиозное учение, сколько как этико-политическая доктрина).

В своей юбилейной лекции в Тюбингенском университете в 1999 г. Кюнг выделяет несколько этапов в своей жизни, связанных с формированием и развитием его новой «экуменической критической теологии» 2. Эти этапы кратко могут быть представлены в следующей последовательности:

  1. понимание необходимости диалога между христианскими конфессиями (традиционный экуменизм);
  2. от диалога между христианскими конфессиями — к диалогу между религиями мира (нетрадиционный экуменизм);
  3. от диалога между религиями — к диалогу между различными типами цивилизаций через поиск рационализации и универсализации моральных оснований (постнетрадиционный, или «обновленческий» экуменизм).

Таким образом, программа обновления католической теологии Г. Кюнга связана с расширением диалогового пространства по линии «христиане — последователи других религий — неверующие» на основе формирования «мирового этоса» («глобальной этики») 3.

Главнейшим принципом «мирового этоса» является требование, чтобы «с каждым человеческим существом обращались по-человечески», т. е. в согласии с «неотчуждаемым и неприкосновенным достоинством» всех человеческих существ. Второй важный принцип глобальной этики зафиксирован в Золотом правиле нравственности: «Не делай другим того, чего не желаешь себе». В свою очередь, эти принципы влекут за собой четыре нравственных императива, а именно, глобальную приверженность культуре:

  1. «ненасилия и уважения к жизни»;
  2. «солидарности и справедливого экономического порядка»;
  3. «толерантности и правдивости»;
  4. «равноправия и партнерства между мужчинами и женщинами».

Следует подчеркнуть, что Фонд «Мировой этос» уделяет особое внимание Китаю и китайской традиционной этике 4. В Пекине было проведено уже две конференции «Мировой этос и традиционная китайская этика». Первая пекинская конференция прошла 10 — 12 сентября 1997 г. и была посвящена обсуждению чикагской «Декларации глобальной этики» и «Всеобщей декларации обязанностей человека» в рамках традиции и перспектив китайской философии и культуры. По мнению участников конференции, главным достоинством чикагского Парламента является то, что его участники продемонстрировали желание и готовность обсуждать международный макроэтический проект с представителями не только иных культур, но и с неверующими.

Таким образом, конфуцианство, которое не является религией в строгом смысле этого слова, а определяется современными синологами скорее как «этико-политическая доктрина», не выносится за скобки и становится полноправным участником обсуждения. Тем более, что этический потенциал конфуцианства воистину велик и может внести существенный вклад в разработку основных положений макроэтического проекта. «Связь между традиционной китайской этикой и выше названным «мировым этосом» являлась центральной темой конференции. Участников занимал вопрос, какой же вклад может внести традиционная китайская этика в формирование данного проекта» 5.

При этом участники конференции пришли к следующему единому мнению: главным вкладом традиционной китайской философии в дальнейшую разработку проекта «мировой этос» («глобальная этика») может стать идея «единства в многообразии» («гармония через различия»).

В этой связи нам бы хотелось более подробно рассмотреть проблему «единства в многообразии» в конфуцианстве через анализ дихотомии хэ/тун.

Российский синолог Л.С. Переломов рассматривает сам принцип хэ как «код политической культуры древнего Китая, означавший именно концепцию достижения единства через разномыслие, созвучное идее плюрализма» 6. Дело в том, что в эпоху Чуньцю (770 — 476 гг. до н. э.) общим для терминов хэ и тун было выражение идеи «стремления к единству», но с разных позиций. Переломов отмечает, что в словарном фонде политической культуры эпохи Чуньцю термин хэ являлся символом достижения единства путем столкновения и взаимопреодоления полярных сил, в то время как понятие тун символизировало покорное единение с однопорядковой силой, исходящей, как правило, от верховной власти. Конфуций был знаком с этими принципами не только в теории, но и на практике. Вне всякого сомнения, он хорошо осознавал, что в своем учении он должен опереться прежде всего на принцип хэ. «Поскольку принцип хэ изначально воспринимался как антоним принципа тун, то носитель хэ как бы автоматически становился активным противником принудительного, добровольно-услужливого либо бездумного соглашательства» 7.

Для подтверждения своей интерпретации Переломов обращается к самому аутентичному конфуцианскому тексту — «Луньюй» («Беседы и суждения»). В нем он находит следующее утверждение: «Нападать за инакомыслие — губительно» (Луньюй, II, 16). С точки зрения ученого, в этой фразе хранится ключ к разгадке выше обозначенной проблемы. «Учитель отстаивает здесь право человека на собственное мнение, предостерегая от опасности принудительного или добровольного единомыслия» 8. Используя понятия хэ и тун в первозданном смысле, Конфуций тем не менее сумел, по Переломову, внести качественные изменения в их дальнейшую судьбу. Связав эти принципы с образами «благородного мужа» (цзюньцзы) и «маленького человека» (сяо жэнь) в качестве ценностных критериев, определяющих тип личности, он поднял хэ и тун на более высокий уровень, придав им характер всеобщности.

Таким образом, решение проблемы «единства через многообразие» на основе конфуцианского принципа хэ, действительно может стать серьезной поддержкой при разработке окончательного варианта макроэтического проекта «Мировой этос».

Участники Первой пекинской конференции обсудили также целый ряд китайских философских и этических терминов, таких как «Путь Неба» (Tiandao), «добродетель-нравственность» (De), «человечность» (Ren), «жизненная сила» (Shengsheng), «Золотая середина» (Zhongyong), «послушание» (Xiao), «совесть» (Liangzhi), «сострадание» (Ceyin), «стыд» (Zhichi), «чувство справедливости» (Guiyi) и др. В результате обсуждения терминов китайские ученые и философы пришли к следующему выводу: «Эти понятия могли бы послужить тому, чтобы окрасить в китайские тона формулировки «мирового этоса», вследствие чего ценность данного проекта многократно возрастет» 9.

Чтобы не быть голословными, участники конференции приводят два древних китайских изречения, которые полностью совпадают с двумя основополагающими принципами «Декларации мирового этоса» (cм. выше):

  1. «Только тот, кто культивирует в себе человечность-жэнь, может называться человеком»;
  2. «Чего не хочешь, чтобы делали тебе, не делай другим» [Золотое правило нравственности].

Заметим, что оба изречения принадлежат Конфуцию и являются базовыми именно в контексте конфуцианской антропологии.

Из всего вышесказанного был сделан следующий важный вывод: «…мировой этос — это открытая система и является точкой отсчета (выхода), а не конечной целью» 10. Другими словами, названная система всегда открыта для обсуждения, корректировки и совершенствования, а также для плодотворного диалога в будущем между участниками различных культурокомплексов.

Вторая конференция в Пекине прошла с 10 по 14 октября 2001 г. Ее организаторами стали Фонд «Мировой этос» под руководством Г. Кюнга и ученые из различных университетов Китая и Гонконга. Основной темой конференции также была «Декларация мировго этоса» от 1993 11. В ходе конференции, на которой присутствовала практически вся элита китайской гуманитарной науки, прошли «конструктивные дискуссии» и установлены прочные научные и дружеские контакты между университетами Китая и немецким Фондом «Мировой этос» 12.

В рамках данного мероприятия проф. Кюнг прочитал свои доклады преподавателям и студентам Китайской Академии Общественных Наук и университетов Жэньминь и Синьхуа, которые имели большой успех и резонанс в культурной жизни КНР. Среди прочего, Г. Кюнг сказал: «Это так просто, связать мировой этос с китайской традицией и при этом осознавать, что речь идет о важнейшем программном пункте XXI века, который должен быть реализован молодым поколением».

Китайские ученые подтвердили мнение проф. Кюнга о том, что сама идея «мирового этоса» пустила действительно глубокие корни в гуманитарной науке Китая и активно развивается, согласно ее собственной динамике. Участники второй пекинской конференции после многочисленных диспутов и дискуссий еще раз подтвердили — с позиций китайской философии и культуры — свою полную готовность принять текст «Декларации мирового этоса».

В ходе обсуждений китайские ученые не раз обращались к наследию конфуцианства, которое по многим своим характеристикам совпадает с программными пунктами «Декларации» и с самим духом глобальной этики. Прежде всего, речь шла (как и на первой пекинской конференции) о конфуцианском принципе «гармонии через различия». Именно этот принцип, по мнению многих ученых, может стать основой для существования и развития современного человечества и фундаментом «нового мирового порядка». Также много говорилось о конфуцианской антропологии, центральным пунктом которой является учение о «совершенной личности» (цзюньцзы). В этой связи упоминалось, что для проекта «мировой этос» могла бы быть очень полезна и значительна конфуцианская этическая установка «совершенного человека» на постоянное «выправление себя».

В заключение нам бы хотелось полностью привести текст итогового постановления второй пекинской конференции «Традиционная китайская этика и мировой этос»: «Данная конференция актуализировала дискуссии о связях между традиционной китайской этикой и мировым этосом. Мы предлагаем выработать документы, которые, имея непосредственное отношение к традиционному китайскому этосу, могли бы стать полезными и для построения глобальной этики. Одновременно с этим организовать ученых и специалистов для работы, связанной с исследованием и интерпретацией двух основополагающих принципов и четырех нравственных императивов «Декларации». Мы твердо убеждены в том, что идея глобальной этики (мирового этоса) все больше и больше занимает китайские умы. И мы надеемся, что «Декларация мирового этоса», а также «Декларация о глобальной ответственности» после обсуждений будут приняты ООН и сыграют такую же важную роль, как и “Декларация о правах человека”».

В этом постановлении заложена, по сути, фундаментальная программа действий в направлении развития и актуализации диалога между различными культурами, философиями и этиками, на основе которого может быть принят в будущем окончательный вариант международного проекта «мировой этос» («глобальная этика»).

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

  • «Мировой этос» Ганса Кюнга может рассматриваться как чрезвычайно перспективный «кросскультурный» макроэтический теологический проект XXI в. «Мировой этос» — это реальная попытка выстраивания диалога по линии Восток — Запад;
  • конфуцианская этика, представляющая собой «сердцевину» традиционной китайской философии и культуры, способна стать важной составляющей в интернациональном макроэтическом проекте «Мировой этос». Более того, без конфуцианской теории морали невозможен сам факт существования мирового этоса (глобальной этики);
  • cамым ценным в конфуцианстве для макроэтического проекта Г. Кюнга является учение об «единстве через многообразие» на основе конфуцианского принципа he;
  • два конфуцианских изречения полностью совпадают с основополагающими принципами «Декларации мирового этоса»:
    1. «Только тот, кто культивирует в себе человечность-жэнь, может называться человеком» (Конфуций) // «С каждым человеческим существом должно обращаться по-человечески» («Декларация»);
    2. «Чего не хочешь, чтобы делали тебе, не делай другим» (Конфуций) // «Не делай другим того, чего не желаешь себе» («Декларация»).


Примечания
  • [1] В 1995 г. на базе Института экуменических исследований при Тюбингенском университете (Германия), возглавляемого с 1963 г. Гансом Кюнгом, создается Фонд «Мировой этос» при финансовой поддержке графа К.К. фон Гробена, горячего поклонника деятельности знаменитого швейцарско-немецкого теолога. Под эгидой Фонда проводятся различные международные конгрессы и конференции, издаются книги и монографии, снимаются фильмы и передачи с целью поддержки макроэтического движения. О деятельности Фонда подробнее см.:
    http://www.uni-tuebingen.de/stiftung-weltethos/
  • [2] Подр. см.: Der lange weg zum Projekt Weltethos: Zvanzig Jahre nach dem Missio-Entzug. Vorlesung an der Universitaet vom 14.12. 1999. — Tuebingen, 1999.
  • [3] В контексте данной работы понятия «мировой этос» и «глобальная этика» совпадают. См. подробнее комментарии переводчика к «Декларации мирового этоса».
  • [4] Начиная с 1979 г., Кюнг неоднократно посещал Китай и читал свои доклады в университетах китайской столицы. В своих многочисленных выступлениях и интервью немецко-швейцарский теолог постоянно подчеркивает, что Китай является одним из важнейших участников дискуссий, посвященных макроэтическому проекту. Показателен тот факт, что Китай проявляет также огромный интерес к деятельности Фонда и активно участвует в мероприятиях подобного рода.
  • [5] Erste Konferenz ueber Weltethos und traditionelle chinesische Ethik // Allgemeine Erklaerung der Menschenpflichten. Ein Vorschlag / Hrsg. H. Schmidt. — Muenchen, 1998. — S. 103.
  • [6] Переломов Л.С. Конфуций: «Луньюй». Исслед., пер. с кит., коммент. — М.: Восточная литература, 1998. — С. 398.
  • [7] Там же, с. 151.
  • [8] Там же.
  • [9] Erste Konferenz ueber Weltethos und traditionelle chinesische Ethik // Allgemeine Erklaerung der Menschenpflichten. Ein Vorschlag / Hrsg. H. Schmidt. — Muenchen, 1998. — S. 105.
  • [10] Там же.
  • [11] Материалы по данной конференции помещены в Интернете на сайте: http://www.uni-tuebingen.de/stiftung-weltethos/st_2_xx/s_2-02d.htm [цитаты с этого сайта специально не оговариваются].
  • [12] О конференции был специальный репортаж в дневных новостях официального китайского ТВ. В немецкой прессе также подробно освещались эти события, при этом особое внимание уделялось докладам участников конференции.

Добавить комментарий