Программа обновления католической теологии в работах Г.Кюнга и Б.Лонергана: от диалога ad intra к диалогу ad extra


Многие христианские деятели, констатируя кризисное состояние духовной культуры современного общества, связывают его с падением авторитета религии и «секуляризацией сознания». Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II так оценивает сложившуюся ситуацию: «Теперь мы живем в секуляризованном, плюралистическом обществе, которое включает верующих и неверующих, православных и последователей иных духовных конфессий и религий. Мы должны всерьез принимать эту реальность…» 2 В этой связи понятны попытки современных христианских мыслителей пересмотреть некоторые положения и догмы с учетом духа и требований нового времени.

Развитие католической мысли второй половины XX в. происходило под лозунгом aggiornamento, т. е. обновления и приспособления к современной действительности. Общеизвестно, что точкой отсчета «нового мышления» и шире — водоразделом в истории католицизма XX столетия стало проведение Второго Ватиканского собора (1962 — 1965), сыгравшего исключительную роль в формировании программы обновления католической теологии. А.Н. Красников справедливо отмечает, что после этого события «перед католическими философами и теологами уже не вставал вопрос, допустимы ли изменения в языке, стиле, проблематике и методах классического томизма, который возродился в конце XIX в. в форме неотомизма и был признан «официальной доктриной» римско-католической церкви» 3.

Именно 21 Вселенский собор католической церкви, вошедший в историю под названием II Ватиканского собора (I собор состоялся в Ватикане в 1870 г.) переломил неблагоприятный для католицизма общий ход развития. В течение более трех лет около 2,5 тыс. высших руководителей церкви — кардиналы, епископы, главы различных ведомств Римской курии, монашеских орденов, светских католических организаций, ученые-ктолики и др. видные деятели из 140 стран — обсудили в обстановке острых столкновений мнений сложный комплекс вопросов: от сугубо теологических вопросов до позиции церкви в отношении глобальных политических проблем современности. В двух догматических и двух пасторских конституциях, девяти декретах и трех декларациях собор сформулировал новые подходы церкви ко всем сторонам ее духовного и светского бытия 4.

В связи с заявленной темой наибольший интерес для нас представляет конституция “Gaudium et Spes”, которая была обращена «не только к сынам и дочерям Церкви и не к одним лишь тем, кто произносит имя Христа, но ко всем, без различия людям». Это была новая формула католицизма, которая впоследствии будет повторена в других энцикликах, а что еще важнее — в работах отдельных католических мыслителей и деятелей (о них речь пойдет ниже). Фактически эта формула свидетельствовала о том, что церковь считает себя находящейся на службе не просто человека-католика или человека-христианина, а человека вообще, человека в планетарном масштабе. Другими словами, католическая церковь «предлагает человечеству искреннее сотрудничество». Таким образом, проблема диалога и связанные с ним вопросы толерантности выходят сегодня на первый план.

Именно в контексте расширения пространства диалога в католицизме и следует рассматривать различные программы обновления католической теологии, связанные с той или иной персоналией. Проанализируем две из них — программу обновления католицизма Г. Кюнга и Б. Лонергана. Важно то, что эти авторитетные западные теологи предлагают предельно расширить понятие диалога — вплоть до включения в него, помимо католиков, христиан и представителей иных религий и конфессий, неверующих, атеистов. Прорыв к людям, находящимся вне поля религии — радикальное проявление aggiornamento в католицизме, которое требует тщательного анализа.

Следует отметить, что общий вектор развития нового (расширенного) диалога, который может быть четко выявлен в учениях Г. Кюнга и Б. Лонергана, связан прежде всего с их особым пониманием «экуменизма». (В нашей работе мы условно маркируем экуменизм Кюнга как «макроэтический», Лонергана — «гносеологический»). Но при этом каждый из них предлагает свой «авторский» проект обновления и преобразования католической мысли второй пол. XX в. (в случае с Кюнгом хронология распространяется и на нач. XXI в.). Так, Б. Лонерган ратовал за союз теологии с наукой, отсюда — выход на мировое научное сообщество, на ученых различных гуманитарных и естественнонаучных дисциплин (философы, религиоведы, социологи, психологи, физики, биологи, генетики и т. д.). В свою очередь, Кюнг делает ставку на этику и мораль, именно через моральную сферу, считает тюбингенский теолог, возможен максимальный прорыв к человеку, находящемуся не только по ту сторону христианства, но и стоящему вне религии. (Поэтому в его диалоговое пространство попадают, например, не только последователи ислама или буддизма, но и представители конфуцианской цивилизации; напомним, что конфуцианство в международной синологии сегодня определяется не столько как философско-религиозное учение, сколько как этико-политическая доктрина).

Макроэтический экуменизм Г. Кюнга и его проект «Мировой этос» («Глобальная этика») 5

Ганс Кюнг (род. 1928) является ключевой фигурой в современном экуменическом и макроэтическом движении. Поставив перед собой задачу создания общехристианской концепции, он последовательно разрабатывает ее на протяжении многих лет. В результате своей теологической и практической деятельности Кюнг вступил в жесткую конфронтацию с Ватиканом, которая продолжается до сих пор 6.

В этой связи хотелось бы сказать несколько слов о новой теологической концепции Г. Кюнга — критической экуменической теологии. В своей знаменитой книге «Великие христианские мыслители» (“Grosse christliche Denker”) он определяет ее следующим образом: «Не конфессиональная, а экуменическая теология: теология, видящая в любой другой богословской системе не противника, а партнера и ориентирующаяся не на размежевание, а на взаимопонимание, причем в двух направлениях — ad intra, в рамках межцерковного внутрихристианского сообщества, и ad extra, в пределах внецерковного, внехристианского мира с его различными регионами, с его многообразными религиями, идеологиями и науками. Экуменичность такого рода отвечает транскультурным, или универсалистским, аспектам парадигмального анализа в теологии и в других дисциплинах» 7.

Таким образом, уже в этой книге выражена генеральная установка автора на диалог с другими религиями, а также методологическая основа рационального обоснования как самого диалога, так и результатов совместного обсуждения.

В своей юбилейной лекции в Тюбингенском университете в 1999 г. Кюнг выделяет несколько этапов в своей жизни, связанных с формированием и развитием его новой «экуменической критической теологии» 8. Эти этапы кратко могут быть представлены в следующей последовательности:

  1. понимание необходимости диалога между христианскими конфессиями (традиционный экуменизм);
  2. расширение пространства диалога через диалог между религиями мира;
  3. от диалога между религиями — к диалогу между различными типами цивилизаций на основе обращения к поиску предельных моральных оснований.

Цель проекта Г. Кюнга «Мировой этос» — актуализация диалога между религиозными деятелями и учеными западно-европейских и восточно-азиатских культур по вопросам о ценностях и нормах.

Точкой отсчета современного макроэтического движения, на наш взгляд, является принятие «Декларации глобальной этики» Вторым Парламентом религий мира в 1993 г. (Чикаго). Это документ был призван дополнить и дать этическое обоснование «Всеобщей декларации прав человека» от 1948 г.  9 Первоначальный текст «Декларации» был составлен Г. Кюнгом. В частности, Кюнг был давно известен как автор ряда публикаций по проблемам глобальной этики; особенную известность получила его книга под названием «Глобальная ответственность: в поисках новой всемирной этики» («Global Responsibility: In Search of a New World Ethic») 10.

Для преодоления так называемого «кризиса Запада» или «кризиса модерности» (“the crisis of modernity”) Кюнг предлагает стратегию морального возрождения, которая в наш век глобальных процессов должна быть нацелена на формулировку глобально значимых и глобально приемлемых нормативных стандартов. По мнению немецкого теолога, такая «базовая этика», не претендуя на человеческое поведение во всех деталях, должна исходить из некоего «минимального базового консенсуса» («minimal basic consensus») между людьми всего мира по вопросам о ценностях и нормах. «Декларация» гласит: «Мы заявляем, что общий набор сердцевинных ценностей есть в учениях всех религий мира и что они составляют основу глобальной этики» 11. (Так, «Золотое правило нравственности» встречается в различных формулировках практически во всех религиозных и философских учениях Востока и Запада: в древнегреческой философии, Библии, Пали-каноне, конфуцианстве и т. д. [«Не делай другим того, чего не желаешь себе»]. В кантовской интерпретации Золотое правило становится категорическим императивом: «… поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»).

Таким образом, программа обновления католической теологии Г. Кюнга связана с расширением пространства диалога между христианами — последователями других религий — неверующими через формирование «мирового этоса» («глобальной этики»).

Гносеологический экуменизм Б. Лонергана

В последнюю четверть XX в. многих католиков привлек оригинальный и отвечающий новым интеллектуально-духовным требованиям времени вариант обновления томизма (неотомизма), предложенный канадским религиозным философом и теологом Бернардом Лонерганом (1904 — 1984) 12. В отличие от Кюнга, его занимает в первую очередь не «кризис Запада» в целом, а кризис внутри самого католицизма — кризис неотомистской традиции, в связи с чем он выдвигает достаточно радикальную программу обновления католической теологии.

Согласно Лонергану, чтобы вписаться в современный культурный контекст, неотомизм должен включиться в плодотворный и последовательный диалог с наукой и развиваться по следующим направлениям:

  1. от логики к методу;
  2. от аристотелевского понимания науки к ее современному пониманию;
  3. от человеческой природы к человеческой истории;
  4. от первых принципов к трансцендентальному методу.

Такая программа обновления классического томизма направлена прежде всего на то, чтобы дополнить традиционную томистскую метафизику современной гносеологией. Другими словами, к традиционной томистской метафизике следует прийти через гносеологию, предварительно обогатив последнюю новейшими достижениями философии. «Основной дисциплиной, по моему мнению, — пишет Лонерган, — является не метафизика, а теория познания… Из теории познания может быть выведена эпистемология, а затем из теории познания и эпистемологии может быть выведена метафизика» 13. Следует подчеркнуть, что данная установка Лонергана полностью совпадает с важнейшей тенеденцией в современном католицизме — «антропоплогическим поворотом», суть которого выразили Ж. Марешаль и К. Ранер (согласно этой тенденции, «догматическая теология» должна стать «теологической антропологией», т. е. конструирование традиционной метафизики должно осуществляться только после того, как будут получены ответы на главные вопросы о сущности человека и человеческой природы).

Заслуга Лонергана, по мнению многих католических философов и теологов, состоит в том, что он пытался проделать в XX в. работу, аналогичную той, которую проделал в свое время Фома Аквинский. Известно, что Аквинат в целях спасения учения церкви вынужден был ассимилировать на почве христианства многие элементы греко-арабской культуры и прежде всего идеи, содержащиеся в философии Аристотеля. Это позволило основоположнику томизма вывести христианскую мысль из кризисного состояния. Подобные попытки предпринял и Б. Лонерган.

Развитие современной науки и философии, по Лонергану, привели к полной дисредитации схоластической структуры, в рамках которой развивалась томистская теология. Поэтому канадский мыслитель «призывает католических философов и теологов пересмотреть свои представления о природе и главных признаках научного знания и в соответствии с этим придать теологии новую форму, более приемлимую для наших современников» 14.

В своей статье «Теология в ее новом контексте» Б. Лонерган проводит следующую важную мысль, что не только культурный контекст влияет на теологию, отрицая ее прошлые достижения, но и теология влияет на культурный контекст, внедряя слово Божие в новую ментальность и новые ситуации. Главный вывод Лонергана таков: «Современная католическая теология должна быть не только католической, но и экуменической. Ее интерес должен затронуть не только христиан, но также нехристиан и атеистов. Она должна научиться привлекать не только современные философские учения, но и относительно новые науки: религиоведение, психологию, социологию, современные техники искусства коммуникации» 15.

В контексте вышесказанного можно говорить о возможности и необходимости актуализации диалога в современной науке и теологии (богословии) не только между представителями различных христианских конфессий, но и шире — между теологами и религиоведами, теологами и философами и т. д. (т. е. верующими и неверующими) на международном уровне в рамках совместных конгрессов, форумов и конференций.

Примечания
  • [1] Цит. по: Девятова С.В. Христианская теология и духовная культура современного общества // Социально-гуманитарные знания. — 2002. №4. — С. 53.
  • [2] Красников А.Н. Б. Лонерган: программа обновления католической теологии // Религиоведение. — 2002. №2. — С. 84.
  • [3] Подробнее см.: Документы II Ватиканского собора. — М., 1998; История II Ватиканского собора. Т.1. — М., 2003.
  • [4] Сразу следует оговориться, что понятие «глобальная этика» является спорным и противоречивым. В контексте данной работы нужно учитывать следующее: в немецком языке, на которым впервые и была сформулирована Г. Кюнгом данная макроэтическая концепция, речь идет о так называемом «мировом этосе» (das Weltethos), или «глобальном этосе» (das globale Ethos). Таким образом, последователи Кюнга пытаются говорить не столько об унифицированной этике, как системе рефлексий по поводу норм и стандартов, сколько о том, что великие философии и культуры в своих базовых (элементарных) этических оценках (нормах, стандартах, критериях) могут согласовываться и соединяться. Эта конвергенция мировых культур по вопросам этики и обозначается понятием «мировой этос». Поскольку в англоязычном пространстве слово “ethos” имеет слишком узкое семантическое поле, понятие «мировой этос» (Weltethos) стали переводить как «глобальная этика» (global ethics). Отметим, что после личного обсуждения с представителями Фонда проблемы перевода немецкого понятия “Weltethos” на русский язык, мы остановились на дословном варианте «мировой этос», однако, в контексте данной работы в качестве синонима мы будем употреблять также и выражение «глобальная этика».
  • [5] Так, 18 декабря 1979 г. Конгрегация по делам веры вынесла решение, что Кюнг больше не может считаться католическим теологом и не имеет права преподавать в качестве такового, поскольку отклоняется от истинной католической веры. В свою очередь, сам Кюнг воспринял решение инквизиции как рецидив средневекового абсолютизма и обвинил понтифика (Иоанна Павла II) в измене католицизму, а себя объявил подлинным католиком.
  • [6] Кюнг Г. Великие христианские мыслители / Пер. с нем. О.Ю. Бойцовой. — СПб.: Алетейя, 2000. — С. 397.
  • [7] Подр. см.: Der lange weg zum Projekt Weltethos: Zvanzig Jahre nach dem Missio-Entzug. Vorlesung an der Universitaet vom 14.12. 1999. — Tuebingen, 1999.
  • [8] С 28 августа по 5 сентября 1993г. в Чикаго под названием «Второй парламент мировых религий» проходило заседание самого большого в истории совета религиозных глав. Первое заседание этого Парламента состоялась в Чикаго в 1893 г. В ознаменование столетней годовщины данного события в 1993 г., в этом же городе, было организовано второе заседание Парламента. Шесть с половиной тысяч участников представляли около 120 мировых религий (буддисты, православные, индуисты, мусульмане, иудаисты, американские индейцы, протестанты, римокатолики, зороастрийцы, метафизики, гуманисты, неоязыческие последователи богини Изиды, Венеры и т. д.).
  • [9] Напомним, что Третий Парламент религий мира прошел совсем недавно, в июле 2004 г. в Барселоне и был самым мощным и представительным. На этом парламенте Г. Кюнг был удостоен специальной премии. Материалы по последнему Парламенту см.:
    http://environment.harvard.edu/religion/events/2004/parliment04.html
  • [10] Полный текст «Декларации глобальной этики» на английском языке см.: A Global Ethic: The Deklaration of the Parliament of the World’s Religions / Ed. By H. Kueng and K.-J. Kuschel. — New York: Continuum. — 1995.; на немецком языке см.: Erklaerung zum Weltethos. Parlament der der Weltreligionen (4. September 1993). Anhang // Kueng H. Wozu Weltethos? Religion und Ethik in Zeiten der Globalisierung. — Freiburg: Herder, 2002. — S. 172 — 190; на русский язык текст «Декларации» был переведен нами в 2003 г. При переводе документа мы обращались за помощью и советами непосредственно к Фонду Г. Кюнга «Мировой этос». В частности, мне бы хотелось выразить особую признательность Стефану Шлензогу, одному из координаторов проекта и финансового директора Фонда.
  • [11] За свои заслуги в развитии католицизма Лонерган был удостоен многих наград, включая орден Канады, медаль Фомы Аквинского, высшую премию Католического теологического общества Америки. Почти все работы канадского неотомиста переиздавались несколько раз в США и Европе и получили высокие оценки в религиозно-философских кругах.
  • [12] Цит. по: Красников А.Н. Б. Лонерган: программа обновления католической теологии // Религиоведение. — 2002. №2. — С. 85.
  • [13] Цит. по: Красников А.Н. Б. Лонерган: программа обновления католической теологии // Религиоведение. — 2002. №2. — С. 86.
  • [14] Лонерган Б. Теология в ее новом контексте // Религиоведение. — 2002. №2. — С. 87-95.
  • [15]

Добавить комментарий