Египтомания и театрализация пространства

[211]

Современные компьютерные технологии позволяют не только прогнозировать будущее, но и реконструировать прошлое: от моделирования процесса происхождения Вселенной до воссоздания, скажем, античной цивилизации.

Однако не следует думать, что идея возвращения в прошлое не будоражила воображение людей, живших несколько веков назад, и не заставляла их искать пути ее воплощения. Если в традиционных религиях идея возвращения к началам выражалась в ритуальных действиях, то в секулярной культуре она проявлялась в периодически возникающей моде на прошлое. При этом воссоздание былого осуществлялось через воспроизведение исторической среды. Своеобразная театрализация пространства, создающая иллюзию возвращения, реализовывалась благодаря использованию определенных исторических форм и стиля, как в архитектуре, так и в украшении предметов обихода. Одним из видов воображаемого возвращения стала египтомания, получившая распространение в Европе в XVIII веке.

Традиционно считается, что военная экспедиция Наполеона в Египет в 1798-1799 гг. положила начало неоегипетскому стилю в европейской архитектуре и декоративно-прикладном искусстве. В действительности, этот поход лишь создал предпосылки для научного изучения древней культуры, так как деятельность Египетского института, фундаментальные труды Д.В. Денона и Ф. Жомара по описанию Египта, расшифровка Шампольоном иероглифов проложили дорогу для настоящего исследования египетской цивилизации.

Неоегипетский стиль как виртуальное возвращение в Египет возник раньше и был связан с находками на территории Италии поздних египетских или псевдоегипетских римских памятников. В 1710 году в Риме в Палаццо Нуово установили пять найденных египетских статуй. Сразу же после этого в различных дворцах и виллах Италии были созданы комнаты в египетском вкусе. В 1762 году Джамбатиста Пиранези оформил в египетском стиле кафе на площади Испании в Риме, а в 1769 году издал собрание [212] своих гравюр под названием «Различные виды украшения каминов и других частей домов, взятые из Египетской и Тосканской архитектуры». В предисловии Пиранези защищал египетский стиль, полемизируя с любителями греческой старины. Корпус Пиранези был составлен на основе изучения коллекций кардиналов Альбани, Борджиа и Бембо, собрания египетского кабинета Капитолийского музея, а также собственных раскопок Пиранези на вилле Адриана. Этот корпус стал наиболее влиятельным источником египетских мотивов для искусства конца XVIII — начала XIX вв.

В 60-е годы XVIII в. во Франции возникла мода на украшение парков псевдоегипетскими памятниками. Немало способствовали этому живописные полотна Юбера Робера, изображавшие фантастические египетские руины. Впервые в 1760 г. в имении графа Астуа в Богателли в украшении садового павильона были использованы фигуры сфинксов, установленные на наружной лестнице. Эта мода не миновала и Россию: в конце XVIII в. в Петербурге на пристани у дачи А.С. Строганова по проекту А.Н. Воронихина были поставлены первые в России сфинксы (теперь они стоят во дворе Строгановского дворца).

В 70-е годы XVIII в. в парках поместий Монсо герцога Шартрского и Мопертьюи маркиза Монтескье были воздвигнуты «египетские гробницы» — пирамиды — внутри которых находилсь ложные могилы и статуи в египетском стиле. Оба аристократа и архитекторы построек, Кармотель и Броньяр, принадлежали к масонским ложам, а герцог Шартрский был даже Великим магистром ложи «Великий Восток». В парках было много масонских символов, а пирамиды использовались во время церемоний. Псевдоегипетской астрономической и числовой символике в масонстве придавалось большое значение. Согласно масонской мифологеме, девять благих месяцев года соответствуют девяти благим знакам зодиака и девяти мастерам, нашедшим могилу великого архитектора и скульптора Хирама, воздвигшего храм Соломона. Хирам, отождествленный с Осирисом, был убит. Его убийцам соответствуют три зимних месяца и созведия — Весы, Скорпион и Стрелец. Пирамида символизировала вечность храма и бессмертие его творца. В конце XVIII в. во Франции пирамидальная форма придавалась многим погребальным сооружениям. Например, 26 августа 1792 года в память тех, кто погиб в атаке на Тьюильри, в саду Тьюильри была установлена деревянная пирамида, обтянутая тканью, к подножию которой возлагали гирлянды из цветов и дубовых листьев.

В 80-е годы XVIII в. для Екатерины II в Царском Селе была создана Чарльзом Камероном беседка в виде четырехгранной египетской пирамиды. В 1786 году по проекту того же Камерона в неоегипетском стиле был оформлен нижний вестибюль Павловского дворца. В зале — шесть полуциркульных дверных проемов, но на парадную лестницу ведет седьмой вход — подъем из семи ступеней. Семиступенчатая лестница в масонстве символизировала восхождение по градусам посвящения, при этом, каждая ступень имела свое значение, согласно семи благодетельным знакам зодиака. [213] Интересно, что в убранстве Павловского дворца немало элементов псевдоегипетского символизма, связанного с мистическими настроениями Павла I. Даже кровать в парадной спальне с вензелями Павла I и его супруги была украшена в псевдоегипетском стиле.

В 1826 году в Петербурге был открыт Египетский мост (арх.Г. Треттер и П. Христианович), декорированный орнаментом, имитирующим иероглифы, на береговых устоях которого на постаментах лежали чугунные сфинксы. В 1829 году по проекту архитектора А. Менеласа были построены Кузьминские (Египетские) ворота в Царском селе, украшенные иероглифами.

Египтомания накатывала волнами: стиль, получивший название Retoure d'Egipte получил распространение в Европе в конце XIX века, а затем — в конце ХХ, когда во дворе Лувра была построена стеклянная пирамида, а на одной из набережных Невы появился сфинкс Михаила Шемякина.

Комментарии

Добавить комментарий