К вопросу о признаках государства и его месте в системе общественных отношений

[232]

До недавнего времени в советской науке непреложным признавался тот факт, что государство — вершина развития всякого общества, центральная организующая это общество сила и воздействие его на общественные отношения верховно по своему авторитету. Подобное решение вопроса о роли государство свойственно и многим другим историческим эпохам и обществам, в которых торжествовал культ этатизма. Сейчас мы понимаем, что такое положение вещей — не более, чем желаемое, мечты авторитарного правителя, тогда как в реальной жизни государство выступает не более, чем одним из множества социальных институтов, каждый из которых оказывает свое воздействие на поведение человека с учетом его вовлеченности в те или иные общественные отношения. Здесь будет уместным вспомнить идеи теоретиков так называемой социологической школы права, согласно которым государственные законы — лишь один из множества регуляторов общественных отношений, продуцируемых обществом в целях самосохранения, причем занимающий далеко не первое место в их иерархии. Более того, согласно Р. Паунду, О.Д. Холмсу и другим американским ученым, сам по себе закон не является правом, а лишь его предпосылкой, поскольку непосредственно влиять на общественные отношения (поведение людей) не способен и требует реального воплощения в виде решения суда.

Поскольку государство не обладает суверенитетом, который со времен Ж. Бодена и Г. Гроция полагался сутью данного социального института, каковы на деле его отличительные признаки, если мы все же будем выделять его среди массы других объединений людей.

Во-первых, можно с уверенностью сказать, что государство — такой социальный институт, который объявляет себя имеющим верховную власть над своими членами. Заметьте, именно «объявляет», а не «является». При этом оно не терпит конкуренции со стороны других, претендующих на право так называться, поэтому можно не беспокоиться, что таких объявленных суверенитетов будет несколько — вскоре после появления соперников либо останется сильнейший из них, либо возникнет несколько государств — это зависит от аппетитов и силы претендентов. Следует также учесть, что данная власть, конечно же, не является чем-то исключительным и единственным; она — лишь одна из многих. Более того, можно представить себе такую общность, члены которой принадлежат различным государствам. Поэтому нельзя сказать, что государство — объединяет и организует гражданское общество, полностью охватывая его своими структурами. Оно — не вершина общественной пирамиды, а самое высокое дерево среди густого леса других.
[233]

Во-вторых, оправдывая свое существование, государство вынуждено заниматься определенным спектром вопросов, которые имеют так называемый публичный характер. Дело не в том, что кроме государства ими некому заниматься (строить дороги, учить, оборонять страну и пр. могут и иные субъекты, в том числе — частные лица), просто государство избрало их в качестве таковых. Примером, доказывающим это, может служить история становления отрасли публичного права, которое зародилось на достаточно поздней стадии существования общества и охватывало все большее количество вопросов, в зависимости от интересов конкретного государства. Мы сами пережили эпоху, когда частного права не осталось практически вовсе, и даже хозяйственные отношения регулировались административными актами. Однако сейчас ситуация в корне изменилась. Такая изменчивость лишний раз доказывает эфемерность данного понятия и самой дихотомии на частное и публичное (об этом писали достаточно многие, в том числе — Л.И. Спиридонов).

В качестве обязательного признака государства называют также население, но он свойственен всем социальным институтам, поэтому не будем на нем останавливаться.

Последний конституирующий признак — территория. Можно признать, что в настоящее время государство — практически единственный из социальных институтов, который связал себя жесткими территориальными рамками, но в этом, скорее его слабость, которая увеличивает степень искусственного в его существовании. Никакой физический объект не может прямо влиять на социальный институт, каковым, несомненно, является государство, поскольку указанные институты образованы исключительно людьми, выступающими в качестве социальных единиц, то есть взятых в состоянии их общения и взаимоотношений друг с другом. Суверенитет государства, его власть может распространяться только на людей, но никак — на другие объекты. Нахождение на определенной территории может являться одним из условий того, что государство становится властным над конкретным человеком, но не может являться признаком данного института. Просто государствам так оказалось удобнее и они, в целях избежания возможных конфликтов в борьбе за подвластных, договорились об этом. Недаром, на практике, да и в теории данный признак возникает только в эпоху Нового времени, а до этого отрицался практически всеми.

Государство — социальный институт, объявляющий себя суверенным над людьми, находящимися на определенной территории, и занимающийся решением определенного перечня вопросов, относимых к числу публичных.

Добавить комментарий