Российская бедность как кризис

[111]

Известно, что низшие слои населения в условиях постоянной нужды вырабатывают собственные установки, ценности и устойчивые модели поведения, которые социально наследуемы и способствуют постоянству бедности 1. Задачей настоящей статьи является демонстрация того, что субкультура бедности представляет собой перманентный кризис.

Бедность есть отсутствие достаточных материальных и культурных ресурсов для поддержания здорового существования. В большинстве обсуждений проводятся различия между абсолютной (первичной) бедностью и относительной (вторичной). «Абсолютная» относится к недостатку основных необходимых условий для поддержания физической жизни — пропитания и крыши над головой. «Относительная» используется для показа несоответствия [112] определенной абсолютной, или первичной, бедности по отношению к культурным потребностям индивидуумов и семей в контексте остальной части общества 2.

В рамках традиционной культурной семантики быть бедным — значит быть неудачником; бедность определима как качество жизни и сознания, основанное на постоянном сравнении и неудовлетворенности 3.

По данным исследований, в России 90-х годов наблюдается явление растущей социальной поляризации, то есть растущей пропасти между горсткой богатых и подавляющей массой народа, пребывающего в состоянии бедности и нищеты, причем именно в России наблюдается наиболее яркое проявление неравенства по сравнению с другими странами (доля доходов 20% наиболее богатых граждан России в 110 раз превышает доходы 20% наиболее бедных ее граждан 4.

По оценкам специалистов Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН РАН), экономическая стратификация российского общества выглядит следующим образом: 3-5% граждан — это богатые [113] (средний месячный доход на душу населения в этой группе составляет свыше 2000 долларов); 15% граждан относятся к категории состоятельных (средний доход на душу населения — 1000-2000 долларов); 20% граждан составляют группу со средними доходами (средний доход на душу в этой группе — 100-1000 долларов); 20% граждан — это малообеспеченные (средний доход на душу 50-100 долларов); и, наконец, самую многочисленную группу — 40% всех граждан — составляют бедные (их средний доход — менее 50 долларов на душу населения в месяц). В этой последней группе социологи выделяют так называемое «социальное дно», куда они относят 10-12% российского населения 5.

Бедственное положение массы населения особенно ярко проявляется при использовании международных критериев. В декларации «саммита-8» на Окинаве в июле 2000 г. критерием беспросветной нищеты был взят доход менее 1 доллара в день на человека. В России такой доход имели в 1999 г. 23,5% населения. Согласно другой методике, применяемой Всемирным банком, доход менее двух долларов в день на человека может служить критерием крайней бедности в тех же странах. В 1999 г. за данной чертой находилось 64% населения России 6.

На Западе бедные отчуждены от остального общества и вырабатывают свою культуру 7. В России 90-х гг. скорее не бедность является особой субкультурой, а богатство («новые русские»), поэтому никакого противостояния между бедными и остальным обществом нет. Однако некоторые характеристики западной субкультуры бедности характерны и для России, и такой подход позволяет объяснить некоторые особенности социальной жизни конца XX (начала XXI века в России.

В частности, после всплеска политической активности в конце 80-х — начале 90-х гг. налицо отсутствие или низкий уровень участия в основных институтах общества (профсоюзах, общественных организациях, политических партиях и т.д.). В то же время в массах господствуют критические установки по отношению к основным государственным институтам (министерствам, ведомствам, милиции и т.д.). Несмотря на определенное оживление религиозной жизни, все-таки господствует цинизм по отношению к церкви 8.

Население в основном, даже если и осознает общественные ценности, то не действует в соответствии с ними. Эти черты [114] общественной психологии в точности соответствуют тем взаимосвязанным социально-экономическим и психологическим чертам культуры бедности, которые исследовал Льюис 9.

Многие отмечают низкий уровень организованности российского населения вне рамок семьи. Господство примитивных форм организации взаимоотношения полов (чрезвычайно высокая частота абортов, ранние сексуальные контакты, свободные браки) и, наконец, характерные черты ментальности российского народа, такие как патернализм, зависимость, беспомощность, низкая мотивация к труду и достижениям, ориентация на сегодняшний день, неспособность к планированию. Таким образом, эти отрицательные черты ментальности российского населения характеризуют преобладающую его бедность.

Почему же российская бедность должна быть охарактеризована как кризис? Население, оказавшееся за чертой бедности, рассматривает это свое положение как временное. Еще свежи в памяти воспоминания об относительно стабильном существовании в «эпоху застоя».

Господствующая ориентация на сегодняшний день (кстати, навязываемая СМК) дополняется широко распространенной надеждой на то, что переживаемые трудности носят временный характер. Поэтому переживание бедности в России широкими массами населения существенно отличается от переживания бедности в странах «золотого миллиарда», где бедные составляют незначительную и устойчивую часть населения. Можно предположить, что дальнейшее развитие и стабилизация российского общества приведет к уменьшению процента бедных в стране, однако их субкультура приобретет черты устойчивости, как на Западе.

Примечания
  • [1] Lewis O. Five families: Mexican case studies in the culture of poverty. London. 1975.
  • [2] Большой толковый социологический словарь Коллинза. М., 1999. Т. 1. С. 47.
  • [3] Ярошенко С.С. Проблематика субкультуры бедности в американской социологии… Автореферат диссертации на соискание уч. степени кандидата социологических наук. М., 1994. С. 23, 15.
  • [4] Руткевич М.Н. Социальная поляризация // Социологические исследования. 1992. № 8; он же. Консолидация общества и социальные противоречия // Социологические исследования. 2001. № I. С.24; см. также: Константиновский Д.Л. Динамика неравенства. М., 1999; Средний класс в современном российском обществе. М., 2000; Доклад ООН о мировом развитии в 1999 г. “Mondialisation et pauvrete: espoires et deboires” // Problemes econ. — Paris. 1999. № 2632. P. 20.
  • [5] Цит. по: Савин А. Средние русские — кто они? // Известия. М., 1997. 17 января. С. 4.
  • [6] Цит. по: Руткевич М.Н. Консолидация общества и социальные противоречия // Социологические исследования. 2001. № I. С. 26.
  • [7] Lewis O. A study of slum culture. New York. 1968. P. 4.
  • [8] Хотя православная Церковь пользуется наибольшим доверием в современном российском обществе.
  • [9] Lewis O. La Vida. New York. 1966. P. 49-53.

Комментарии

Добавить комментарий