Русский романтизм в работах И.И.Замотина

[89]

Прежде чем приступить к рассмотрению литературно-философской концепции И.И. Замотина необходимо остановиться на таком явлении, как «русская литература первой половины XIX в». и «романтизм» — в частности.

Русская культура первой половины XIX в. складывалась в особых условиях, которые определили ее характер и специфику. Одним из факторов, повлиявшим на формирование культурной жизни, являлась социальная структура феодального общества. Как известно, Российская империя на протяжении своего существования вплоть до 1917 г. была сословным государством. Дворянство, будучи первым сословием в социальной иерархии, обладало исключительными правами и привилегиями, закрепленными «Жалованной грамотой». Естественно, что благодаря этим преимуществам, дворянство, наряду с духовенством, к началу XIX в. было наиболее грамотным, образованным и культурным сословием России. Поэтому литература прошлого века — это литература дворянская — и писатели, и читатели принадлежали именно к этому сословию. Литература была «одета в гвардейские мундиры и дипломатические фраки». Достаточно вспомнить двух министров — Державина и Дмитриева, дипломата А.С. Грибоедова, А.С. Шишкова, который совмещал в разное время литературную деятельность с должностью государственного секретаря, члена Государственного Совета, министра просвещения. А. Бестужев-Марлинский — популярный романист — был гвардейским офицером, Ф.Н. Глинка — писатель и поэт — подполковником, Д. Давыдов — герой 1812 г., поэт и баснописец, закончил Отечественную войну полковником. Были и «безмундирные» — Н.М. Карамзин и А.С. Пушкин.

В то время произведения русских писателей могли увидеть свет прежде всего на страницах журналов; они же являлись средоточием художественной критики и полемики; в журналах читатель мог получить информацию о культурной жизни страны и, что не маловажно, Европы. Большой популярностью пользовалась эпистолярная форма изложения. Огромные архивы такого рода литературы (письма Н.М. Карамзина, В.А. Жуковского, П.А. Вяземского и др.) представляют бесценный материал для исследований. Большое внимание среди публикаций уделялось поэзии, которая была очень любима читателями. Одним из наиболее популярных изданий начала XIX в. был журнал «Вестник Европы», редактируемый Н.М. Карамзиным

«Романтизм» как художественное направление возник в ряде европейских стран на рубеже XVIII — XIX в в. Важнейшими вехами, определившими его хронологические рамки, стали Великая Французская революция 1789-94 г. г. и буржуазные революции 1848 г.

Романтизм представлял собой сложное идеологическое и философское явление, отражавшее реакцию различных социальных групп на буржуазные революции и буржуазное общество. Антибуржуазный протест был свойственен [90] и консервативным кругам и прогрессивной интеллигенции. Отсюда те чувства разочарования и пессимизма, которые свойственны западноевропейскому романтизму. У одних писателей-романтиков (так называемых пассивных) протест против «денежного мешка» сопровождался призывом к возврату феодально-средневековых порядков; у прогрессивных романтиков неприятие буржуазной действительности порождало мечту о другом, справедливом, демократическом строе. Теоретические основы романтизма были заложены братьями Фридрихом и Августом Шлегелями, а так же Шеллингом. Необходимо перечислить самых ярких представителей европейской романтической литературы того времени. Немецкой — это Гердер, братья Шлегели, Тик, Новалис, Брентано, Гофман. Во Франции границы романтизма определяются творчеством Т. Готье, В. Гюго, Альфреда де Виньи, Мюссе, Ламетрина, Сент-Бева, Ал. Дюма, Пр. Мериме, Шатобриана. В Англии определяющую роль сыграли Шекспир и Мильтон, Томсон, Грей, В. Купер, Чаттертон, Р. Бернс. К новоромантической школе относятся В. Скотт, Т. Мур, Шелли.

Русский романтизм, в отличие от европейского с его ярко выраженными антибуржуазными характерами, сохранял большую связь с идеями Просвещения и воспринял часть из них — осуждение крепостного права, пропаганда и защита просвещения, отстаивание народных интересов. Огромное воздействие на развитие русского романтизма оказали военные события 1812 года. В целом, этот период в России можно охарактеризовать как восприятие и теоретическое переосмысление и освоение западноевропейской культуры, феномена романтизма, а также осознание типологических особенностей русского романтизма и литературно-философской мысли вообще. Романтизм возник как литературное, философско-эстетическое движение, охватывающее широкие области духовной жизни: литература, философия, история, экономика, право. Безусловной заслугой романтизма, прежде всего его прогрессивного направления, стало выявление действенного, волевого начала в человеке, стремление к высоким целям и идеалам, которые поднимали людей над повседневностью.

Философия русского романтизма, как по форме, так и по содержанию развивалась в рамках философской эстетики. В сочинениях русских романтиков большое место занимала гносеологическая проблематика; это связано с осмыслением процесса художественного творчества. Возрос интерес к проблеме интеллектуальной интуиции, к иррационалистическому обоснованию художественного процесса и природы творчества гения. Такие настроения были обусловлены тем, что в основании философской эстетики русского романтизма лежала философия тождества и философия откровения Шеллинга, а также философские принципы иенского Романтизма. Эти веяния так же повлияли на рост интереса к концепции «искусство для искусства». Своеобразие тематики романтических произведений способствовало использованию специфического словарного выражения — [91] обилию метафор, поэтических эпитетов и символов (принцип фрагментарности мира и жизни).

Краткий обзор проблемы уже указывает на важность и трудность задачи, которую поставил перед собой приват-доцент Петербургского и Варшавского университетов И.И. Замотин.

Сейчас имя Замотина неизвестно широкому кругу интересующихся русской литературой, философией и русской мыслью вообще и поэтому я представлю вашему вниманию биографическую справку, дабы дать наиболее полное представление об этом исследователе.

Иван Иванович Замотин родился 20.Х. (1.ХI.) 1873 г. в крестьянской семье в деревне Крыулина Бежецкого уезда Тверской губернии. Русский, Белорусский, Советский литературовед.

В 1898 г. он закончил Санкт-Петербургский Филологический институт. С 1904 г. — Замотин приват-доцент Петербургского, Варшавского университетов, с 1908-1916 г. г. — профессор Варшавского университета, с 1917-22 г. г. — профессор Донского университета. С 1922 г. он назначается профессором Б. Г. У., с 1931 г. — Минского педагогического института. Одновременно, с 1925 г., работал в Инбелкульте.

Академик АН БССР с 1928 г., с 1929 г. — член корреспондент АН СССР. В 1934 г. Замотин стал доктором филологических наук. В основных работах, посвященных истории русской литературы XVII — XX в. в. и белорусской литературы начала ХХ в, Замотин выступает как представитель культурно-исторического метода в литературоведении. Наиболее значительные из них связаны с изучением русского романтизма 20-30х г. г. XIX в. Замотин — автор исследований о творчестве А.С. Пушкина, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова, А. Серафимовича, а так же белорусских писателей Я. Купалы, Я. Коласа, Т. Гарного, К. Крапивы. Он автор критико-биографического очерка о М. Богдановиче (1927). Замотин И.И. занимался вопросами методики преподавания литературы (художественная литература в школьном преподавании). Умер он в Минске 25 мая 1942 года.

Действительно, И.И. Замотин взялся за исследование очень сложного периода русской общественной мысли. Очевидно, что прежде чем приступить к работе, автору необходимо было изучить в первоисточниках главнейшие иностранные сочинения, относящиеся к данному вопросу, по философии, эстетике, литературной критике, а так же беллетристические произведения; необходимо было ознакомиться с важнейшими иностранными исследованиями о романтизме и только после этого дать более или менее точные определения Французского, Немецкого и Английского романтизма.

В представлении Замотина, западноевропейский, или новоромантизм, к XVIII — XIX в. в. как литературно-общественный момент, при всей видимой сложности и неуловимости, имеет, однако, известные границы, которые определяются концом XVIII в. и первыми 3 — 4-мя десятилетиями XIX в. В своей сущности романтизм к XVIII — XIX в. в. было ясно выраженное [92] идеалистическое миросозерцание, отличительные черты которого сказались в своеобразном развитии романтических воззрений на человеческий индивидуум, на нацию и на универсальное человечество. Романтический индивидуализм выразился во внимании к личной человеческой индивидуальности. Романтический национализм проявился в уважении к каждой отдельной нации и в поэтизации своего народного духа и быта, доходившей до признания за своей нацией прав на высшую руководящую роль в деле прогресса. Что касается романтического универсализма, то он ставил себе задачей указать такие условия общечеловеческого счастья, при наличности которых индивидуумы люди и индивидуумы нации, не лишаясь своей индивидуальной свободы, могут объединиться во имя одного идеала жизни.

Отражение романтического идеализма в русской философии и литературе наблюдается, по мнению Замотина, во всех его основных мотивах: романтический индивидуализм на русской почве выразился в виде культа личной свободы и личного художественного творчества, в виде индивидуального очарования и разочарования; романтический национализм сказался в форме поэтизации национальной старины и усиления национального самосознания; и, наконец, романтический универсализм повлиял на выработку в русском обществе, в философии и литературе, универсального идеала жизни.

Основные мотивы западноевропейского романтического идеализма нашли себе выразителей в лице русских писателей-романтиков 20 — 30-х г. г. XIX в. Одним из представителей романтического индивидуализма является А.А. Бестужев-Марлинский. Индивидуалистическое направление в его творчестве складывается, с одной стороны, под влиянием его личной природы и личной жизни, с другой, под влиянием западноевропейской романтической поэзии, особенно поэзии Байрона и Гюго.

Романтический национализм нашел себе выражение в творчестве М.Н. Загоскина. При первом же появлении, его роман «Юрий Милославский» вызвал два впечатления: одно характеризуется чувством народности, связанным с русским направлением литературной деятельности и всей жизни Загоскина; другое — чувством зависимости автора от литературной манеры Вальтера Скотта, которая в виде поэтического живописания национального быта и духа обошла все европейские литературы и в 20-х г. г.

XIX в. сделалась хорошо известной и в русской литературе. Поэтизируя национальную старину по манере романтиков, М.Н. Загоскин дал в своем романе не только выражение мужавшего национального русского самосознания, но и средство для дальнейшего его воспитания и укрепления.

Романтический универсализм является основным мотивом в творчестве кн. В.О. Одоевского. Он складывается на почве мечтательной идеалистической натуры Одоевского и знакомства его с философскими обобщениями шеллингизма; и в ранних его произведениях выражается в порывах к гармонии в общечеловеческих отношениях и в культе гениальной натуры, как единственно близкой к решению универсальной задачи жизни.
[93]

Общественные идеалы западноевропейского романтизма туманные в частностях, но грандиозные в основном. Они (идеалы), обойдя всю Европу, нашли себе выражение и в русском поэтическом творчестве; они вскрыли самую сокровенную часть народной души. Это не было только подражанием или заимствованием по той простой причине, что это не было явлением местным, а представляло собой общеевропейское состояние умов.

«Романтизм явился для нас тем иностранным предпринимателем, который указал нам, русским, на наши же собственные богатые залежи сокровищ, скрытые в недрах нашей души, и потом сам удивился своему открытию».

Очень много жизненных и деятельностных мотивов породила наша литература (Жуковский, Венивитинов, Одоевский, Загоскин, Пушкин; а потом Тургенев, Достоевский) и богатство русского духа раскрылось больше.

Таким образом, под влиянием западноевропейской романтики и в нашей литературе начался культ русского национального идеализма, и сокрытые силы русского народного духа нашли выражение в разных литературных мотивах. В связи с этим Замотин признает, что Романтизм 20-х г. г. имеет двоякое значение: 1) Как исходный пункт в нашем литературном развитии за все XIX столетие; 2) Известный момент в истории нашей общественной мысли за тот же период времени.

И.И. Замотин точно уверен, что величественные идеалы романтизма продолжали жить и развиваться у нас на всем протяжении XIX века, все глубже и глубже проникая в жизнь: об этом свидетельствуют все более и более мужающее у нас личное и национальное самосознание и те полные обаяния идеалы универсальной гармонической жизни, которое русское творчество через своих великих мыслителей выдвинуло на первый план, как необходимые условия общечеловеческого прогресса.

Подвести черту можно словами самого И.И. Замотина: «… народ, в среде которого, по первому намеку с Запада, высказано было столько светлого и глубокого идеализма, еще очень далек от духовного оскудения и имеет все задатки к тому, чтобы бесконечно расти и мужать духом, лишь бы он бережно хранил свою индивидуальность для блага своего и общечеловеческого».

Добавить комментарий