Смерть - память - воскрешение (Н.Ф. Федоров и некоторые современные версии)

(Н.Ф. Федоров и некоторые современные версии)

Мир структурирован. «Все» имеет слои, уровни, сферы. Мир этажирован. И каждая часть Универсума, и сам Универсум. Взаимопроникновение и взаимодействие этих сфер мало уяснимы непроясненным сознанием. Но есть, по крайней мере, два пути, которые уже проложило оно в проникновение и осмысление Универсума и себя, как ее части. Сознание, видимо, тот элемент Универсума, который, будучи в нем, позволяет ему, Универсуму, понимать самое себя, и, разрастаясь, переводить на (в) другой уровень самоидентификации.

Один из этих путей условно назовем «путь вверх», к «новому небу», другой - снисходящим, водворением небесного на землю. Таким образом раздвигаются и размыкаются границы посредством проникновения сознания Самого сознания, сфер его влияния. То, что одно из таких движений можно назвать буддийским, а другое - христианским, - это вопрос этнографический больше, чем психоисторический. В воспоминаниях А. Чижевского мы находим размышления К. Э. Циолковского о том, как меняется корпускулярное состояние мира, преобразуясь в лучистое, и сознание в таком состоянии лучистого вещества полностью покрывает пространство Универсума. Собственно, это уже не будет Универсум. Два пути, в своем развитии переплетаясь, идут навстречу друг другу, чтобы сойтись, и смерть в этом движении понимается в одном случае, как этап по направлению к нирване, освобождение от перерождений, утрата телесной оболочки, отторжение тела, спасение индивидуальное, а в другом, - как- то, с чем необходимо творчески соотнестись, консервация тела (например, в религии Древнего Египта, разделение тела и души с последующим обоюдным воскрешением, как в заороастризме), чтобы достичь бессмертия посредством воскрешения мертвых, «Сущность православия заключается в долге воскрешения» 1.

Православный Символ Веры Федоровым воспринимается как руководство к действию для «жизни вечной» (12-й член Символа Веры). Причиной единственной зла является смертность конкретного сознания в результате страха его смертности, т.е. его прерывность. Переориентация сознания, изменение установки на его конечность сопоставимо с бессмертием.

Федоров видит решение этого вопроса в психиатрии, которая развивается по плану личного само-себя-узнавания на первом этапе, объединение в союзы по принципу психологического подбора, взаимопроникновения и взаимооткровения, взаимознания друг о друге, открытость, которая образуют общество, «держащиеся внутреннею силою, а не внешним законом» 2. «Для того, чтобы раскрыться, показать и вместе понять себя, человечество должно воспроизвести себя из простейших элементов, и в подобном только, или сокращенном, порядке, но в действительном, через все индивидуальности, через кои проходили эти элементы (исследование сынами самих себя в отцах, отцами в сынах, узнавание братьями себя а близких и дальних своих братьях), иначе не будет полного взаимознания, как без палеонтологии не может быть и полной зоологической классификации, т. е., без внесения в классификацию посредствующих исчезнувших видов» 3.

В структуре данного текста мы находим параллели с буддийскими представлениями о перемещении потока сознания. «Спастись», воскреснуть, стать бессмертным, обрести вечную жизнь человечество может только «вместе», ничего не теряя, включая в процесс психократии прошлое, настоящее и будущее.

Процесс психократизации - это процесс воскрешения, это акт совершающийся - «грядет час и ныне есть» (Иоан. 5,25). «Как Божественное оно уже решено, как человеческое - еще не произведено» 4. Объединение в психократию общественных, брачных и др. союзов, каждый партнер которого пребывает в творческом целомудрии, основанном на культе предков, реализует понятие «всеобщей любви», в понимании которого происходит имманентное воскрешение. И здесь феномен памяти является центральным. Память поддерживает непрерывность сознания, что является непременным условием воскрешения.

Первое серьезное изучение опыта смерти было предпринято в 19 в. швейцарским геологом А. Геймом. Однажды сам, попав в катастрофу, в дальнейшем он стал собирать сведения людей, побывавших на грани смерти. Вывод был такой: субъективный опыт разных людей независимо от конкретных обстоятельств сходен. Сначала резко ускоряется и обостряется работа ума, а время необычайно растягивается. Психотерапевтические опыты, которые проводит С. Грофф в Эссекском институте в Калифорнии, показывают, что в подсознании имеются некие кладовые памяти которые, открываясь при определенных обстоятельствах, вызывают из глубин подсознания такие картины, которые никогда не возникали в активной памяти: конкретные эпизоды из жизни предков, эпизоды древней религиозной практики, детали жизни далеких времен, При терапевтических сеансах самоанализа память получает мощный эмоциональный импульс. «Тяжелые ощущения становятся столь интенсивными, что человек чувствует, как он перешел границы индивидуального страдания, испытывая общую боль группы людей - смертельно раненных солдат или, например, узников тюрьмы». Возможно, происходит через взрыв подсознания подключение к коллективной памяти. Существует версия о генетической памяти, о том, что воспоминания предков закодированы в психике. По мнению американского биолога Л. Уотсона, рассказы о том, как над постелью умирающего поднимается похожее на призрак облако, можно считать достоверными. Туман над головой умирающего поднимается по спирали, затем приняв форму тела, повисает горизонтально в двух футах от соматической системы и рассеивается.

Все это говорит о том, что в биологическом организме, возможно заложен некий организм, который, открываясь при определенных обстоятельствах, например, в состоянии биологического умирания или в других экстремальных, пограничных состояниях, извлекают из недр подсознания на поверхность активной памяти непрерывную нить воспоминаний, которые, создавая прецедент, откладываются, как личинка, в некий резервуар коллективной памяти с тем, чтобы когда-то быть готовым воскреснуть. В состоянии общества, которое Федоров назвал психократией, «обнажается» этот механизм, открывается «кладовая памяти» уже не в экстремальных условиях, и здесь происходит налаживание связей на принципиально иной, сознательно-творческой основе, подготавливающей реальное воскрешение.

«Всеобщее воскрешение (т.е. соединение живущих для воскрешения умерших), совершаясь бессознательно, неудовлетворительностью мнимого воскрешения, а так же страданиями и бедствиями, вытекающими из внешнего объединения или борьбы, приводит и приведет к сознательному соединению для действительного воскрешения» 5. Это объединение «… есть общество не по типу организма, а по образу и подобию Пресвятой Троицы» 6.

Примечания
  • [1] Федоров О. Ф. Сочинения. М., 1994. С.188.

  • [2] Федоров О. Ф. Сочинения. М., 1982. С.385.

  • [3] Там же. С.386.

  • [4] Там же. С.208.

  • [5] Там же. С.198.

  • [6] Там же.

Добавить комментарий