Массовая культура и образование

[68]

В современной общественной ситуации вновь обострились вопросы философии образования, к предмету которой относятся прежде всего прояснение целей образования и четкое их формулирование. Научная, педагогическая общественность, разрабатывая основы политики и стратегии образования, задает вопрос самой себе и современной политической элите, каким должно быть наше общество и каким целям должно следовать образование? Ясного и четкого ответа на данный вопрос нет.

Однако 80-е — 90-е годы отразились в российском образовании утверждением концепции гуманистически ориентированного образования. Тоталитарность социального постепенно начала сменяться приоритетами личностного. Моральная философия в 90-х годах обратилась к теме этики гражданского общества, проблеме прав и обязанностей гражданина. Педагогика активно разрабатывает и реализует в этот период теорию развивающего обучения.

Идеи гуманистически ориентированного образования и теория развивающего обучения органично связаны между собой. В соответствии с провозглашаемыми гуманистическими целями образования общество обязуется создавать условия для развития личности, в том числе и удовлетворения ее образовательных потребностей. К одному из таких условий относится изменение педагогических технологий, и примером такого изменения выступает теория развивающего обучения.

Можно сказать, что гуманистически ориентированное образование находит конкретное воплощение в теории развивающего обучения.

Но провозглашенные цели и новые обучающие технологии в области образования, характеризующие в общем контуры нового педагогического мышления, о котором Академия образования заявила еще в конце 80-х годов, встретили достаточно солидное сопротивление с позиций изменения содержания образования.

Гуманистически ориентированное образование, безусловно, опирается на определенные концепции социальной философии, в которых классическое соотношение «личность и общество» рассматривается через приоритеты личности. Исторические, философские, социологические, педагогические советские школы, создавшие не одно поколение монографических исследований, учебников и учебных пособий, к сожалению, рассматривают формирование личности как условие общественного развития, практически игнорируя проблемы саморазвития, самообразования личности. Идеи формирования, основанные на определяющем значении социального, пронизывают авторитаризмом методологию образования и обучающие формы. И данная проблема изменения содержания образования не решена.
[69]

Реформирование в системе образования определяется сегодня попыткой преодолеть ограниченность высшего профессионального образования. Выражается эта попытка в возвращении приоритетов университетскому образованию. Советская система образования имела некое подобие иерархии высшего образования: первое место принадлежало университетам, второе — инженерному образованию, третье — педагогическому. Особое место занимали отраслевые вузы: медицинские, культуры, сельскохозяйственные и т.д. Несмотря на скромное положение педагогических вузов, советский период создал специфическую систему педагогического образования, венчающуюся своей академической системой АПН СССР, сейчас — Российской академией образования. Университетское образование более соответствует целям гуманистически нацеленного общества. Но к XXI веку российское образование даже в системе университетов выглядит неоднородно. Среди старейших вузов, определявших культуру России не одно столетие, сосредоточивших в своих центрах фундаментальную науку, существует целая группа университетов с откровенно провинциальным лицом, и как правило, это университеты областных городов, возникшие из педагогических институтов, не имеющих глубоких культурных, научных традиций. Ученые отрицают разделение науки на столичную и провинциальную, действительно, наука всюду наука. Но существуют ли подлинно авторитетные научные школы в ряде провинциальных университетов? Теоретически отрицать рождение научного центра в провинции невозможно. Но рождение университета, с нашей точки зрения, — уникальная культурная ситуация, и едва ли она тиражируема на добрую сотню скороспелых провинциальных университетов. Очевидно, конец XX века в России характеризуется, в основном, последствиями администрирования в системе высшего образования. Университеты не были развитием и оформлением научного культурного сообщества, а скорее воплощением честолюбивых устремлений региональной элиты. Подмена культуры политикой едва ли создает творческий дух бескорыстия, необходимый для рождения истины или адекватных ей условий становления российской интеллигентности. Между тем дореволюционная культура создала известный миру тип русского интеллигента, который обретался не только в столицах.

Что же сегодня важно для российского образования? Продолжение научных и культурных традиций. Безусловное иерархизирование вузов по культурному потенциалу, качество образования как результату одного из основных видов деятельности. Ведущие университеты должны в большей степени координировать научную и образовательную деятельность провинциальных вузов. Обмен учеными между вузами разных положений в иерархии вузов может стать творческим стимулом в становлении новых научных направлений и научных школ. Окостенелость научных коллективов характеризует в последнее время многие, особенно провинциальные, научные школы. Формализация аттестации научно-педагогических кадров, интенсификация педагогического труда привели к утере научного энтузиазма, утере престижа научной деятельности в провинции. Коммерциализация образования, к сожалению, не подняла качество образовательных услуг и не реализовала благородных замыслов сторонников гуманистически направленного образования и теории развивающего обучения.
[70]

Увеличение количества вузов, характеризующее конец XX века, свидетельствует, с нашей точки зрения, скорее о поверхностном отношении к образованию, как сфере решения далеких от образования проблем, чем о подлинной заинтересованности в условиях саморазвития. Обильный рост университетов едва ли указывает на укоренненности в становлении у молодых людей научной картины мира или теоретического уровня мышления. Попадание образования в сферу конъюнктуры рынка свидетельствует о тоталитаризме массовой культуры, предлагающей утилитаризацию мышления, лишающего его тысячелетнего блеска интеллектуализма.

Снижение уровня университетского образования как последствие администрирования в сфере образования сегодня не приостанавливается, а в какой-то мере поддерживается духом массовой культуры, захлестнувшей не только российское общество.

Наблюдается тенденция не обновлять содержание образования, а примитивизовать его в соответствии с требованиями массовой психологии и прагматическими целями. Энтузиазм реформаторов, видевших новые высоты российского образования, к сожалению, не принес тех плодов, которых ждало романтическое советское общество. Возможно, современные тенденции в сфере образования не стоит рассматривать в трагических тонах, а просто нужно сойти на грешную землю обыденной реальности, диктующей весьма четкие прагматические цели и свой угол зрения.

Добавить комментарий