Философское новаторство В.П. Тугаринова

[23]

Для ныне живущего поколения обществоведов нашего города первым философом и главой нашей философской школы был и остается профессор университета В.П. Тугаринов, столетие со дня рождения которого недавно университет отметил научной конференцией. Расцвет философского факультета и философского образования в Ленинграде в 50-60-ые годы органически связан с его именем. В годы его деканства и заведования кафедрой факультет стал центром ленинградской философской школы, вырастил из студентов, прошедших фронт, поколение философов-докторов наук, ставших олицетворением не только победы на войне, но и силы отечественной философской науки. Это известные всем профессора: А.А. Галактионов, А.П. Казаков, Г.Г. Караваев, В.Я. Камарова, М.Я. Корнеев, П.Ф. Никандров, А.М. Плотников, Г.А. Подкорытов, В.Ф. Сержантов, В.П. Федотов, С.Г. Шляхтенко и др. (заметим, что и вся университетская наука и слава университета поднялись и держатся до сих пор на творчестве ученых военного поколения).

Первым серьезным вкладом в университетскую и всю отечественную философскую науку была разработанная В.П. Тугариновым философская теория закона и закономерности. Она была предметом защищенной им в 1951 г. докторской диссертации и изданной в нашем университете первой солидной философской монографии «Законы объективного мира, их познание и использование» (Л., Изд-во Ленинградского университета. 1954). Надо иметь в виду, что В.П. Тугаринов выступил с концепцией об объективном характере законов общества в период, которому предшествовало их длительное отрицание применительно к социализму. Многие обществоведы в прошлом (Н. Бухарин, Е. Преображенский) считали невозможным совместить сознательную, планирующую деятельность людей и государства с признанием действия объективных законов общественного развития. В то время тугариновская концепция имела исключительное значение. Ею была подготовлена почва для признания закономерного характера развития нашего общества и преодоления субъективизма в этом вопросе.

Не менее важна она и в современных условиях. На словах ныне мало кто из наших обществоведов осмеливается отрицать объективные законы общества. На деле же налицо новая волна субъективизма неокантианского и феноменологического толка. Одни выносят объективные законы по ту сторону человеческой деятельности, считают их законами некоего стоящего за ней «потока» событий, «надындивидуальных» общественных отношений, не имеющих касательства к человеку и его деятельности, т.е. не признаются законами самой сознательной человеческой деятельности. Другие же вместе с объективной социальной реальностью заключают их «в скобки» как [24]
ненужные для познания категорий. На практике все это приводит к тому, что целые периоды истории нашей страны объявляются ошибочными, сама эта история считается абсурдной, бессмысленной и иррациональной.

Известно, что развитие философской науки резюмируется в создаваемой ею системе категорий и понятий. Такого рода обобщения делаются на определенной исторической ступени развития науки (Аристотель, Гегель). В.П. Тугаринов и в этом отношении оказался новатором — он подытожил развитие нашей философской науки, предложив новую систему ее категорий и их соотношение в двух своих монографиях: «Соотношение категорий диалектического материализма» (Л., Изд-во Ленинградского университета 1956); «Соотношение категорий исторического материализма» (Л., Изд-во Ленинградского университета 1958). Помню, некоторые его коллеги говорили: прежде чем создавать систему категорий, надо, мол, подробно изучить каждую из них. Василий Петрович не согласился с таким мнением. Он уже имел опыт монографического исследования отдельной категории — закона — и мог со знанием дела утверждать, что разработка системы категорий способствует лучшему исследованию каждой из них. И в этом вопросе он не оставался в долгу: в 1971 году в издательстве «Мысль» вышла еще одна его монография «Философия познания», в которой теория познания была дополнена общим философским учением о сознании, представляющем собой материалистически понятую «феноменологию духа».

Нашим современным молодым философам, в том числе университетским, было бы полезно проштудировать эту работу В.П. Тугаринова, написанную понятным научным языком. Иначе, поверив модернистам от философии, они окончательно потеряют объективную социальную реальность, подобно тому, как в начале ХХ века философы теряли материю. Василий Петрович вряд ли согласился бы быть свидетелем того, как на его родном факультете на конференции «Социальная реальность и социальные теории» (28-29 мая 1998 года) искали и не нашли эту самую объективную социальную реальность. Не в этом ли суть современного кризиса, охватившего философию! Ведь нельзя же из-за того, что современная действительность не выглядит разумной, отвергать ее существование, впадать в иррационализм.

В.П. Тугаринов вошел в историю нашей философии и как создатель современной теории ценности. Его монографии «О ценностях жизни и культуры» (1960 г.), «Теория ценности в марксизме» (1968 г.) были первыми крупными работами в этой области. Будучи материалистом, В.П. Тугаринов генезис ценностей усмотрел в практическом отношении человека к окружающей среде, считал их теми явлениями природы и общества, которые нужны, полезны людям определенного общества. На первое место он ставил ценности жизни и самого человека как величайшую ценность, что никак не могут признать представители субъективной школы. Для них, например, хлеб становится ценностью лишь тогда, когда ему придают осо- [25]
бый, ритуальный смысл при приеме знаменитых гостей, когда их встречают с «хлебом и солью».

Человек, если исходить из субъективистской концепции, тоже не может быть ценностью. Он в системе ценностного отношения может быть только оценивающим субъектом, мерой всего того, что им относится к ценностям и осмысливается как ценность. Оценивающий субъект — это не обычный, живой человек. В качестве оценщика он выступает со стороны своего сознания, своей способности оценивать. Обычный человек не может быть ценностью и в роли другого полюса ценностного отношения — оцениваемого объекта, носителя ценности, ибо объект выступает ценностью не как реальный объект, а лишь со стороны своего значения и смысла, придаваемых субъектом. Там же, где реальный человек относится к другому человеку как природному существу, производителю материальных благ, объекту управления и т.п., ценностное отношение не возникает. Здесь имеет место лишь «объектно-объектное» отношение. Последнее не может быть ценностным отношением, ибо не является видом духовной деятельности.

В этом контексте особое звучание приобретает мысль В.П. Тугаринова о человеке как первейшей ценности. Это значит, что роль человека не сводится «к мере всех вещей». Он сам должен быть отнесен к ценностям. Для этого нужен иной критерий ценностного отношений — общественно-историческая практика. Она выступает не только критерием истины, но и определителем того, что человеку нужно и каково место человека в обществе.

Что касается духовных ценностей, то в их число В.П. Тугаринов, в полном соответствии с традициями русской философии, относил прежде всего истину, добро и красоту, имеющие непреходящее значение для человека и общества. Он сам стремился их воплотить в своей жизни и деятельности.

В.П. Тугаринов представлял собой, своим творчеством один самых благотворных этапов развития университетской и всей советской философии, которой, кроме как кризиса и распада, противопоставить пока нечего.

Добавить комментарий