Онтологическая концепция В.П. Тугаринова

[16]

Известно, что этимологически слово «онтология» означает учение о сущем. По Хайдеггеру, вся прежняя метафизика, основой которой была онтология, акцент делала на сущее, неправомерно отодвигая на периферию проблему бытия. И в этом Хайдеггер видел основной ее недостаток. На его взгляд, главной проблемой онтологии должна стать проблема бытия. Эта переориентация во многом определила тенденции развития современной западно-европейской философии.

Как и в других ситуациях, мысль здесь движется в крайностях: односторонне абсолютизируется либо сущее, либо бытие. В действительности как сущее, так и бытие являются важнейшими онтологическими категориями. Об этом свидетельствует тот факт, что существовали и существуют онтологические концепции как сущего, так и бытия. Но в них по-разному понимается субординация сущего и бытия. В концепциях онтологии сущего сущее (природа, вещь, организм, индивид, общество и т.п.) понимается как субстанция, а бытие (становление, движение, развитие, существование, жизнь, история и т.п.) — акциденция как атрибут этой субстанции и бытия. Напротив, в концепциях, акцентирующих внимание на проблемы бытия, бытие определяется как нечто исходное, первоначальное, глубинное, абсолютное, а сущее как производное, как опредмеченное бытие, что лишает сущее его субстанциональности. На наш взгляд, отношение между указанными концепциями и, можно сказать, двумя направлениями развития онтологии — не отношение альтернативного взаимоисключения, а отношение дополнительности и, тем самым, взаимообогащения.

Что касается русской философии, то в ней едва ли не изначально метафизика разрабатывалась и развивалась преимущественно в аспекте онтологии сущего, в частности, в работах В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Л. Франка, П.А. Флоренского. Однако в послереволюционный период в марксистской философии метафизика была отождествлена с антидиалектикой, что обусловило негативное отношение и к онтологии, которая традиционно понималась как основа метафизики.

Определенный ренессанс онтология начала переживать в советской философской литературе 1950-1960 гг. и прежде всего в работах ленинградских философов. Пионерскими явились в этом отношении работы и выступления на философском факультете Ленинградского университета В.П. Тугаринова, В.П. Рожина, В.И. Свидерского и др. В результате постепенно стало формироваться мнение о существовании ленинградской школы онтологов и оппозиционной ей школы гносеологов, которую возглавил ряд московских философов (Б.М. Кедров, Э.В. Ильенков и др.).

В 1956 г. в работе «Соотношение категорий диалектического материализма» В.П. Тугаринов смело и мужественно, учитывая тогдашнюю край- [17]
нюю политизацию философии, поставил вопрос о недостаточности ленинского определения материи как объективной реальности, данной в ощущении — определения гносеологического, и о необходимости дополнить его определением онтологическим. Онтологический аспект материи, по мнению Тугаринова, должна была выразить категория субстанции, понимание материи как субстанции, т.е. идея субстанциональности. На основе этой идеи им была разработана оригинальная система категорий, в основание которой были положены категории «вещь», «свойство», «отношение». На основе этих категорий В.П. Тугариновым были выделены три класса онтологических категорий: субстанциальные (природа — бытие — материя — явление); атрибутивные (движение — изменение — развитие, объективное — субъективное, сознание — мышление); релятивные (качество — количество — постепенность — скачок и др.).

Первая группа «представлена субстанциальными категориями, т.е. категориями, связанными с понятиями субстанции» 1. Само понятие субстанции близко по содержанию с понятием предмета как носителя (субстрата) свойств и отношений. Предмет первичен в отношении свойств и отношений 2. «Предмет есть субстанция в смысле основы явлений и процессов, происходящих в мире»3.

Анализ субстанциальных категорий автор начинает с понятия природы. Природа понимается в широком смысле как мир, вселенная, материальная действительность. Философия конкретизирует широкое понятие природы через категории бытие и материя. Бытие природы имеет две формы: материальную и духовную (идеальную). Бытие синомично с существованием и занимает важное место в системе субстанциальных категорий. Это тем более важно отметить как новаторскую идею В.П. Тугаринова, ибо в тогдашней литературе утвердилось мнение, что известное положение Ф. Энгельса «вопрос о бытии за границами нашего знания является открытым» означает ненужность самой категории бытия. В.П. Тугаринов, напротив, отстаивал ее необходимость и эвристическую ценность. «Понятие бытия как реального существования не может быть заменено другими понятиями (понятиями природы, материи, материальных отношений, базиса и т.д.)» 4. Это особенно очевидно, когда раскрывается понятие общественного бытия. Его нельзя свести (как это часто делается) к материальным отношениям, оно включает в себя и политику, и социальные отношения. Под общественным бытием следует понимать всю непосредственную реальную жизнь людей, всю об- [18]
щественную практику, общественную деятельность людей 5, в отличие от мыслей об этой жизни, обнимаем понятием общественного сознания. Отстаивание В.П. Тугариновым самостоятельности категории бытия и ее несводимости к другим категориям особенно ценным является с точки зрения современного понимания предмета онтологии как учения о бытии, в том числе и «сознания как формы бытия» 6.

Другое определение природы — это понятие материи. Материя — это уже не внешнее определение природы, а ее внутренне определение. Понятием материи обозначается сущность природы. Значит, понятие материи гораздо более глубокое, чем понятие бытия 7. В.П. Тугаринов выделяет три аспекта понятия материи: 1. Материя выступает как совокупность тел, веществ и т.д. 2. Понятие материи употребляется в смысле того реально общего, что имеется во всех вещах, предметах. 3. Материя есть субстанция, она является основой всех вещей, носителем всех свойств и в первую очередь движения как самого общего свойства материи. Далее, понятие материи как субстанции включает в себя понятие причины явлений, причем всеобщей причины всех явлений. Резюмируя, В.П. Тугаринов замечает: «Итак, понятие природы углубляется до понятия материи как ее сущности, а понятие материи углубляется до понятия субстанции как всеобщей причины всех явлений» 8.

Субстанциальные категории составляют основу онтологической концепции В.П. Тугаринова. Дальнейшую конкретизацию этой основы составляют атрибутивные категории, характеризующие всеобщие свойства природы9. Не ставя своей задачей анализ содержания и субординации атрибутивных категорий (как и прежде, В.П. Тугаринов высказывает ряд интересных мыслей, не утративших значение и поныне), отметим лишь один важный аспект этих категорий. Речь идет об атрибутивности сознания. Из традиционного определения сознания как свойства высокоорганизованной материи (мозга) как будто бы должен следовать отрицательный ответ на вопрос об атрибутивности сознания (так полагали многие авторы). «Можем ли мы говорить в таком случае об атрибутивности мышления, т.е. можем ли мы говорить о сознании и мышлении как о свойстве всей материи, как всеобщем свойстве материи? На этот вопрос следует дать положительный ответ» 10. Обосновывая тезис об атрибутивности сознания, В.П. Тугаринов вместе с тем отмечает отличие сознания как атрибута как от других атрибутов материи. Прежде всего, такие атрибуты как движение, пространство- [19]
время и др. не зависят ни от каких условий, а сознание может осуществляться лишь при наличии нервной системы. Далее, спецификой сознания как атрибута является единство объективного и субъективного, поэтому сознание занимает особое место в системе атрибутивных свойств материи.

Завершают систему онтологических категорий отношения. «Первая группа категорий состояла из категорий, относящихся к субстанции, т.е. к всеобщему предмету практики и науки. Вторая группа категорий выражала всеобщие свойства (атрибуты) этой субстанции, а третья группа категорий выражает всеобщие отношения, т.е. закономерности между явлениями действительности» 11. Последняя группа — самая многочисленная группа категорий. Анализ здесь начинается с категорий качество — количество — постепенность — скачок и завершается категориями «истина: объективная — относительная — абсолютная» 12. Следует отметить, что хотя в целом здесь речь шла о системе онтологических категорий, но в самом анализе содержания категорий автор стремился исходить из принципа единства онтологии и гносеологии, что собственно явно было реализовано в рассмотрении места и значения указанных гносеологических категорий.

Онтологическая концепция, разработанная В.П. Тугариновым, положила начало разработке ряда новых идей и соответствующих концепций, составивших в последующем ленинградскую онтологическую школу 13.

Отметим наиболее существенные результаты этой концепции, имеющие непреходящее значение. Как уже выше было сказано, следует прежде всего отметить новаторский подход В.П. Тугаринова к проблемам диалектического материализма и прежде всего к центральной его категории — категории материи. Само содержание онтологии мыслилось им как система категорий. Далее, ценным было восстановление статуса категории бытия, хотя в целом как онтологическая концепция В.П. Тугаринова, так и другие концепции ленинградской онтологической школы — это онтология сущего, но не онтология бытия. Также следует отметить непреходящую ценность группировки категорий на основе их различения по основанию «предмет — свойство - отношение». В последующем было проведено различие между понятиями «отношение» и «связь»: связь — это динамическое взаимодействие предметов и явлений, их взаимопереходы, взаимоизменения и т.п., а отношение выступает как устойчивый и устоявшийся результат взаимосвязей, образующий структуру предмета и явлений. Также было обобщено понятие атрибута: под атрибутами стали понимать не только всеобщие свойства, но и связи и отношения. Вокруг понятия «отношения» группируются ряд как традиционных категорий (целое — часть, содержание — форма), так [20]
и категорий, актуальных для общей категории систем, теории организации и др. (система — элементы, структура — элементы, организация — дезорганизация, хаос — порядок и др.). Эти категории существенно конкретизируют отмеченные традиционные категории. Также было уточнено понятие субстанции в том смысле, что нельзя его сводить к субстрату как носителю свойств. Субстрат выражает лишь аспект устойчивости субстанции, но не менее, а может более важен аспект ее изменчивости, самоизменчивости, что отображает понятие causa sui и особенно понятие субстанции как субъекта своих изменений.

В заключение можно сказать, что всесторонне онтология может развиваться лишь при условии преодоления альтернативы понимания онтологии как учения о сущем и учения о бытии, а в самом понимании бытия — альтернативы объективного и субъективного бытия.

Примечания
  • [1] Тугаринов В.П. Соотношение категорий диалектического материализма. Л. 1956. С.44.
  • [2] Там же. С.30.
  • [3] Там же.
  • [4] Там же. С.47.
  • [5] Тугаринов В.П. Соотношение категорий диалектического материализма. Л. 1958. С.47.
  • [6] Тугаринов В.П. Философия сознания. М., 1971. С.95.
  • [7] Тугаринов В.П. Соотношение категорий диалектического материализма. Л. 1956. С.48.
  • [8] Там же. С.50.
  • [9] Там же. С.71.
  • [10] Там же.
  • [11] Там же. С.76.
  • [12] Там же.
  • [13] Вяккерев Ф.Ф. Идеи и концепции ленинградской онтологической школы // Вече. Альманах русской философии и культуры. СПбГУ, №9, 1997.

Добавить комментарий