Некоторые течения русской общественной мысли на рубеже XIX-XX веков в соотношении концепций российской самобытности и западничества

1. Качественная характеристика российской истории, ее осмысление свидетельствуют о трех образах России:

«Драчливая» — борющаяся, сражающаяся. Вся российская социально-политическая история наполнена борьбой россиян за справедливость против тех, кто ее нарушал, препятствовал ее торжеству. И в этом ключе россияне постоянно сражались за святость Руси, ее принципы и идеалы.

Созидающая. Шесть начал представлены в созидательном процессе, социально-культурном творчестве России, менталитете россиянина: славянско-языческое, норманнское, христианско-аскетическое, византийско-имперское, западно-европейское, начало национальной многообразности. Каждое из них появлялось (или внедрялось) относительно последовательно, но действовало неоднозначно. Одни начала в разных социально-исторических периодах (а также на исторических этапах внутри этих периодов) превалировали, другие подвергались сильному преуменьшению. Исторический опыт свидетельствует о существенных достижениях каждого из шести начал.

Думающая. Гражданская (социальная) и культурная история России есть история русской общественной мысли, начиная с общественной мысли восточно-славянских племен, русичей, летописей, особенно с момента принятия христианства и «Слова о законе и благодати» (1049г.) первого русского иерарха русской православной церкви митрополита киевского Иллариона.

2. Сложное, весьма неоднозначное время в истории России, в ее общественном сознании началось в 60-70-е г. XIX в. Для этого периода характерна разработка идей общественно-государственного преобразования страны, включающих отмену крепостного права, переход к конституционному правлению, проведение других либеральных реформ. Реализация идей либерально-политической модернизации России в 60-70-е годы XIX в. ориентировалась на укрепление монархической власти. В этом же русле в конце XIX в. осознавалась необходимость ускоренного промышленного развития страны с помощью привлечения иностранного капитала и защиты отечественной промышленности от западных конкурентов (идеи С.Ю. Витте, Н.Х. Бунге).

3. Отмена крепостного права — предоставление внешней, формальной свободы — не увязывалась со сломом самой крепостнической системы как социального феномена, с внутренней свободой россиянина, с формированием у него убеждения в свободе собственной личности, в независимом самопроявлении, самовыражении индивидуальности, сущностных потенциальных сил, способностей, дарований. Поэтому, по В.С. Соловьеву, главная «немощь» России — «в слабом развитии общественности», поэтому так необходимо «духовное освобождение» личности.

Параллельно развивались два социально-политических явления. С одной стороны, происходило раскрепощение личности, по капле выдавливающей из себя раба, а следовательно, осуществлялось достижение внутренней свободы как условия активного, осознанного общественно-политического действования. С другой стороны, имело место беснование охлосов (вульгарно-категоричных в своем убеждении и вседозволенно-скандально-агрессивных в поведении, поступках), их растущее нетерпение, обнаруженное и описанное Ф.М. Достоевским в романах «Идиот» (1868) и «Бесы» (1871-72), А.М. Горьким в пьесе «Мещане» (1902).

4. На рубеже XIX-XX в. в России с ее сложной социальной структурой, неограниченной царской монархией — основой государственного и общественно-политического строя, в ситуации отсутствия у россиян политических (гражданских) прав и сохранявшегося помещичьего землевладения (вопрос о собственности на землю не решался; крупнейшим землевладельцем был император), в общественной мысли развивались идейно-политические течения, оказавшие влияние и на все последующее развитие страны:

Охранительное, не превалировавшее в общественно-политическом сознании.

Конституционализм как развитие либерализма: постепенный переход России путем реформ от самодержавия к конституционной монархии. Предпролагалось достижение конституционных реформ законными формами борьбы при сохранении основ существующего строя, создание законодательного парламента западноевропейского образца. Разрабатывалась идея конституционной, или «народной» монархии, с миссией верховного посредничества между классами и защиты интересов народных масс. Намечался постепенный переход посредством реформ от самодержавия к конституционной монархии, как идеальной для России формы государства. Эта земская идея была противопоставлена централизованной идее царского самодержавия. Одновременно в применении к условиям российского самодержавного строя вырабатывались идеи правового государства: верховенство закона (как достижение западноевропейской либеральной мысли) без полной политической свободы.

Еще в первой половине XIX в. в российском общественном сознании поднимается вопрос о социализме как новом справедливом социально-политическом строе без эксплуатации и произвола. Неоднозначно отвечали на этот вопрос идеологи революционного демократизма. Также неоднозначно подходили к вопросу о социализме представители народничества, как сугубо русского течения, являющегося отражением всей противоречивости отечественного бытия, его сложнейших проблем. Исходя из иллюзорной посылки о крестьянине как прирожденном социалисте, народники разрабатывали утопичную идею перехода к социализму через сельскую общину, крестьянскую демократию (к высшему через низшее). Сторонник западноевропейского якобинского учения П.Н. Ткачев, как и все народники, связывал будущее России с крестьянством, но отвергал идею «самобытности» отечественного общественного строя.

Разработчиками бунтарского направления, носителями социального протеста разорявшихся социальных слоев выступили руководствовавшиеся взглядами западноевропейского мыслителя Прудона М.А. Бакунин, князь П.А. Кропоткин, их последователи — «анархисты-коммунисты». Идея анархизма: уничтожение любой государственной власти как противоречащей свободе человеческой личности, как основного источника угнетения масс, всех социальных зол.

Терроризм как проявление революционаризма: средство борьбы с царским самодержавием.

На основе проникновения в Россию марксизма (с середины XIX в.) оформились, с одной стороны, «легальный марксизм», с другой — социал-демократическое течение (свержение царского самодержавия, а затем совершение социалистической революции) с двумя направлениями: революционным, переросшим в большевизм, и оппортунистическим, переросшим в меньшевизм.

До крайности развившиеся концепции политического радикализма отразили характерную черту российской действительности: устремленность к крайностям (в том числе шараханья из одной крайности в другую), а не совместный поиск оптимальных вариантов. В России нереализованные общественные воззрения концентрировались в идейно-политические течения, которые, в свою очередь, — особенно в начале XX в. — организационно оформились в политические партии.

5. Почти все течения общественной мысли России уверовали в собственную непогрешимость, знание и владение абсолютной истиной в последней инстанции. Только некоторые из них («новое религиозное сознание», выступавшее, по словам Н. Бердяева, против «победоносцевского политического клерикализма», «серебряный век» русской литературы) уходили в мир «горний» (духовно-нравственный, возвышенный). Большинство же других — в мир «дольний» (материальный, плотский, заземленный). И оставалась конфронтация между ними (в категоричности своих суждений) вместо совместной ориентированности на формирование универсального (оптимально совмещающего оба мира) сознания россиянина. Но для них последний — в лучшем случае «народ»: объект их воздействия, послушный исполнитель идеологических, программных и тактических наработок.

6. В ходе ускоренного заимствования европейских достижений в развитии общественной мысли то, что в Европе вызревало и самоутверждалось естественно-исторически, в России принималось безоговорочно на веру, без критического отношения, принуждалось, навязывалось без выяснения целесообразности, без дальновидности, без учета российского менталитета. Или полностью отвергалось как иное, иностранное, как «чужебесие», с упованием на отечественную самобытность, свой жизненный и социально-исторический опыт. И происходило дальнейшее значительное разобщение, расслоение российского общества, возрастание социально-идеологической конфронтационности, как в социальной структуре, так и в общественно-политическом сознании.

Комментарии

Добавить комментарий