К эстетике со-бытия

[31]

1. Классическая философия включала эстетику как необходимую рефлексивную позицию. Без эстетического опыта и без соответствующей рефлексии на могло выстроиться ни единство универсума, ни целостность философской системы.

Современность же как бы вовсе не нуждается в особой разновидности эстетического философствования, хотя эстетическая окрашенность философии стала значимой ее характеристикой: эстетика рассеивается по всей сфере философской проблематики — эстетическое становится ключевой характеристикой современности.

2. При этом современная философия, имеющая дело с событием, во многом берет на себя предназначение эстетики — иметь дело с предметностью, вещностью, переживанием, ландшафтом, возвышенным и т.п. Эстетика в такой ситуации оказывается как бы вовсе лишенной своего материала и вытесненной со своего законного места в сфере философии. Вопрос о смысле и предназначении эстетики должен в таком случае рассматриваться в некоем другом контексте.
[32]

3. Событие, с которым имеет дело эстетика, становится событием особого рода — именно в нем становится очевидным, что культура, по словам П.А. Флоренского, висит над бездной. Эстезис обращен к тому вплывающему в сознание культуры бытийному началу, которое вызывает в отношении к себе все новые и новые вопросы. Но основной вопрос всегда о настоящем — особенной со-бытийности, как данности существования, создаваемой своевременным усилием мысли. В этом смысле событие современности предстает как ноосферическое, ибо оно создано усилием мысли, обращенной ко всему предшествующему и настоящему мыслительному материалу. Не в меньшей степени это же событие предстает как эстетическое именно потому, что представлено в данности чувственно-телесного интуирования.

4. Взаимостремление эстетического опыта и рефлексии почти неразделимо, они одновременно различены и объединены — рефлексия эстетического имеет дело с парадоксальностью неформализуемой формы и неструктурируемой структуры события. Пределами событийности выступают эстетический опыт и рефлексирующая мысль. И смысл обращения к событию современности состоит в ее понимании через взаимодополнение двух начал. Создаваемое взаимостремлением эстезиса и логоса событие — именно феномен, а не средство выражения. И поворот сознания вокруг события обнаруживает не исходную за-данность смысла, а лишь другое событие, возникающее здесь и теперь.

5. Произведение искусства как эстетический опыт — событие встречи, оно индивидуально и закономерно, — в нем хаос просвечивает сквозь логику композиции как рационального построения. Поэтому обращение к эстезису менее всего означает замыкание исследования в пределах эстетической ценности. Эстезис как феномен имеет дело с особой организацией опыта и поименования. Он соотносим с идеями выразительности, изображения, символизации, культурной константы, воображения, темой возможных миров, наконец, с философией имени, чрезвычайно значимой для русской философской традиции и актуализированной философией конца ХХ века.

6. Обращение к эстезису и логосу не означает суммирования позиций — продуктивным может быть выбор особого угла зрения на событийность, в которой современность себя манифестирует и осознает. Именно событие эстезиса и логоса в предельной степени дает представление об особого рода ускользающей целостности, вопрос о которой с необходимостью встает при первом же приближении к пониманию современности.

Homo aestheticus конца ХХ века — это существо особого интенсивно проживаемого опыта, в представления которого пристально всматривается и вслушивается человек. Опыт внимания отрефлектирован в мысли, обращенной к событию. Событие же в свою очередь определяется рефлексий. Взаимообращенность создает основание для представления событийной це- [33] лостности, отличной от мировоззрения, от проекта, от картины мира, но сохраняющей следы предшествующих опытов понимания. Речь, следовательно, вовсе не идет о современной или постсовременной «картине мира», о синтетической философии искусства или о монтаже некоей картинной галереи современности, соединившей образ и рефлексию. Речь о другом: взаимосоотнесенность эстезиса и логоса позволяет представить со-бытие встречи космотелесных и антропологических интуиций с философской рефлексией. Событие — находится между, в особом пространстве понимания.

7. Поэтому событие оказывается уходящим из сетей истолкования и не «схватывается» ни через обращение к структуре, ни через обращение к онтологии. Структуралистский и онтологический соблазн утратили обаяние для ситуации конца века. А закономерный рост интереса к историзму означает в данном контексте предельное внимание к становлению во всей его сложности.

8. Приключения Homo aestheticus — «кочевники красоты вы, художники» — представляют пути необходимой нудительности: событие стремится к своему месту, находясь каждый раз в разном времени, но все времена совпадают в повторе, находящимся каждый раз как бы в одном и том же месте.

Событие рождается в эстетическом опыте и рефлексивном постижении таким образом, что опыт и рефлексия оказываются постоянно смещаемы с собственных путей. Но это смещение не случайно и не своекорыстно, — в событии даны горизонт и исток, где исток — не точка детерминации, а исходное представление того, что устойчиво повторяется в жизнестроении.

Добавить комментарий