Астрология и аналитическая психология: синхронистический принцип

Вряд ли можно отрицать, что рождение и смерть являются событиями, определяющими весь человеческий опыт, альфой и омегой проблемы существования. Но при этом имеет место один любопытный факт, установленный Фрейдом: подсознание не верит в смерть. Бессознательно, инстинктивно мы живем так, как будто смерти нет. Даже умершие родственники или знакомые приходят к нам во сне не в виде призраков, а как реальные образы во плоти.

Этот беспрецедентный с биологической точки зрения феномен здорово осложняет нашу жизнь, ибо наделенный сознанием и самосознанием человек — единственное живое существо, изгнанное из рая (т.е. поставленное перед вечным выбором), для которого собственное существование является проблемой, к тому же с одинаковым и неустранимым для всех финалом.

Экзистенциальная раздвоенность в человеке была бы невыносима, если бы не существовало способов единства с самим собой, а также с природным и социальным миром вокруг себя. Но любая попытка восстановить свою целостность — будь то многочисленные практики состояния экстаза или транса, токсическое воздействие, сексуальные оргии, пост, танец и другие ритуалы, распространенные в различных культурах, — имеет в изначальной сути отключение разума. Проблема же состоит в том, что независимо от продолжительности и степени насыщенности, подобные практики так же закабаляют человека, как и осознание неспособности изменить существующие законы.

К попыткам выхода из замкнутого круга трагичности обращались многие мыслители и практики психологической науки. Еще в доисторическую эпоху борьба за здоровье (в том числе, и душевное) означало борьбу за бога. Всякая психотерапия на земле начиналась как теология, как магия, культ, как душевное сопротивление человека против посланного богом испытания. Но, уже начиная с VI в. до н.э., человечество старалось привести свое мышление к более абстрактным представлениям, когда предметом особого внимания становилась «форма», проявляющаяся в организации материальных элементов в «тело» (или объект) и предполагающая протяженность в пространстве. Фатальность смерти преодолевалась в овладении формой. Человек, создавший «бессмертную форму» — Бога и извлекший из нее существенные элементы, видел в этом акте возможность сохранить свою самость, вопреки всем изменениям, вопреки времени…

Реальное же время оставалось на заднем плане и имело значение постольку, поскольку служило причиной фатального распадения тел и энергий. Время уподоблялось судьбе. Сатурн был богом судьбы, чьи повеления означали прекращение жизни, смерть. Время, связанное таким образом с изменением, всегда носило в себе смысл прекращения, а тем самым — трагической неспособности увековечить сознание, любовь, молодость и другие подобные символы совершенства функционирующей органической формы. Время все в большей степени (особенно в христианскую эпоху) рассматривалось как сила, противопоставленная жизни. А поскольку «этот мир» считался злым и иллюзорным, рождение все в меньшей степени воспринималось в качестве радостного события. Но смерть, тем не менее, продолжала воздействовать устрашающе.

Психологический процесс смерти-возрождения и его символический язык вполне можно применить и к современным условиям. Даже беглый взгляд на предмет исследования показывает, что мы слишком экстериоризировали обыденную жизнь.Все большие изменения, все моменты, когда время кажется действующим с особой силой и значимостью, порождают сильные эмоции, а меры времени воспринимаются преимущественно на эмоциональном уровне.

Сказанное выше подводит к мысли, что все существенные аспекты реального существования, в силу которых человек вовлечен в процесс трансформации и эволюции, должны сначала предстать во внутреннем опыте.

В качестве источника информации о развитии и трансформации личности необычайно полезной может стать астрология — дисциплина, отвергнутая и осмеянная ньютоновско-картезианской наукой. Возможности астрологии кажутся совершенно бессмысленными с точки зрения механистических представлений, которые рассматривают сознание как эпифеномен материи. Однако астрология является вполне логичной и понятной для подхода, в котором сознание есть первичный элемент Вселенной. Исходя из этой позиции, становится более понятным, каким образом инстинктивные побуждения, не узнанные и не интегрированные во внутреннем опыте, выплескиваются в разрушительных и саморазрушительных действиях, а решающим поворотным пунктом в процессе внутренней трансформации становится концептуальное уничтожение прежнего индивидуального мира.

Вместе с тем, высказанные здесь положения не противоречат тому, что человек есть прежде всего существо, принадлежащее человеческому роду, определенной его расе, группе и т.д. Эти факты определяют пространственные характеристики человека, т.е. его биологическую структуру. Но человек — не только часть коллектива (каковым его полагает механистическая точка зрения). Он есть индивидуальное целое. Что же характеризует эту индивидуальную целостность? Момент первого вдоха и продолжительность жизни — две относительные величины в реальном времени.

Современная наука не может сказать ничего о качествах целостности какого бы то ни было целого, равно как и о сущности времени, того «конкретного континуума», который Бергсон называет «истинной длительностью». Тот факт, что этот континуум содержит «качества как основные состояния», которые материализуются как идеи, культурные или психические состояния (как индивидуальные, так и коллективные) свидетельствует о творческой силе момента как единицы времени.

Для более образного представления вышесказанного попытаемся провести параллель между качественным содержанием момента времени, как циклической единицы, и частицами физического мира — квантами и фотонами — единицами высвобождения энергии.

Как энергия высвобождается фотонами, так значимость и самость — моментами; как все земные энергии могут быть отнесены к их родоначальнику — Солнцу, так время (Сатурн) действует посредством изменения чувств (Луны), где последние формируют жизнь чувств человека. Таким образом, в определенном смысле существует дуализм света и времени, фотонов и моментов. В этих двух элементах, к которым мы прибавим пространство, лежат основания астрологии. Можно сказать, что наука о циклах — это наука о целостностях, начинающаяся с синхронистического, «внутреннего» взгляда на Вселенную, проявляющуюся в циклическом, психо-биологическом времени, наименьшая единица которого может быть названа «квантом длительности», т.е. творческим моментом. Момент же времени является творческим постольку, поскольку он высвобождает силу, необходимую для создания целостности. Это своего рода «фотон», т.к. он репрезентирует единицу высвобожденной энергии, которая создает целое и представляет собой внутреннюю сущность времени. В этой связи формула фотона (hV) может стать и формулой цикла, где h — универсальная потенциальность времени, а v — частная величина длительности цикла. Как энергия высвобождается только целыми квантами, так и самость, или целостность, — развивается только целыми циклами. Самость осуществляется от цикла к циклу только к полном осуществлении этих циклов. Независимо от того, длятся ли они одну минуту или век, тот, кто не осуществил малейшего мгновения, никогда не сможет осуществить большого цикла. А поэтому истинное значение астрологии состоит в том, чтобы помочь нам более полно и значимо пережить моменты и циклы, через которые мы проходим. Проживать полностью каждый момент — значит, находить в каждом моменте Свет и быть озаренным этим Светом. Тьма — это всегда результат неосуществления. Неосуществленные моменты или циклы бросают тень на будущие моменты, то, что мы называем негативным временем, т.е. неозаренным временем.

Для объяснения же психологических явлений мерой также становится величина времени, поскольку пространственные величины относятся к материи. В этом отношении синхронистический принцип, основанный на формирующей потенциальности момента, хорошо соответствует психологической действительности. Юнг, по-видимому, ясно понимая это, говорит: «Поскольку существуют действительно верные астрологические заключения, они основываются не на воздействии созвездий, а на нашем гипотетическом времени, содержащем в себе известные качества» 1.

Что же касается психологической «помощи», то она в значительной степени зависит от того, какой психологический материал связывается с астрологическими символами. Даже те руководства, которые опираются на психологию, более или менее наполнены теософскими идеями и, как правило, далеки от опыта современного западного человека. В объяснении сущности (или сознания) жизни Юнг видит результат «психического развития, который выражается в символах». Сознание, отделенное от жизни, он описывает как состояние «искривления сознания» или «лишение корней». В то же время «осознание противоположностей» означает воссоединение с законами природы, представленными в бессознательном. Интегрирование сознания (сущности) и энергии коллективного бессознательного (жизни) означает следование путем «оперативной целостности» — в активном осуществлении целостности бытия, т.е. собственного Я.

Примечания
  • [1] The secret of the Golden Flower / Transl. from Chinese by R. Wilhelm with a comm. by C.G.Jung. L., 1988. P.143.

Комментарии

Астрология и аналитическая психология: синхронистический принцип

Аватар пользователя Nikolai
Nikolai
понедельник, 03.01.2005 17:01

Текст привлекает внимание темой, которую он затрагивает, но он обидно краток. Это даже не постановка вороса, а заявка о намерении поставить вопрос. С большим интересом прочел бы что-то более основательное, где обозначенная автором зависимость, синхронистичность была бы продемонстрирована на конкретном и вполне достоверном фактическом материале, как это сделал Юнг своих алхимических трудах. После знакомства с ними начинаешь видеть алхимический миф в любом более или менее значительном содержании: от Волшебной флейты до фильма Плюмбум или опасная игра. Желаю успехов автору на этом пути.

Добавить комментарий