Принцип долженствования историософии Вл.Соловьева и его значение

[94]

Реалии сегодняшней общественной жизни все настойчивее обращают человека в философа. Философствование сегодня выходит далеко за рамки пресловутой словоохотливости и свободы выражения собственного мнения как некоего бравирования я перед не-я. Философствование сегодня все более предстает как особый и значимый путь осмысления и преобразования мира и человека в контексте многомерности их отношений: безразличие человека к миру и мира к человеку, гармония человека и мира, мир упорядоченный и мир хаотичный, мир единый и мир многообразный, человек созерцающий и человек деятельный, преемственность и прерванность традиций, диалог и монолог поколений, смыслоотрицание и смыслоутверждение бытия.

Данные дихотомии имеют вечный и глубоко противоречивый характер. Их философский анализ осуществлялся в разные исторические времена и в разных мировых регионах. Россия прошлого (а именно Россия времен Вл. Соловьёва) и Россия настоящего — не исключение. Скорее, именно российское духовное наследие — яркий образчик глубинного проникновения в суть жизненно важных вопросов, раскрывающих смысл бытия человека и всех его рукотворных и нерукотворных деяний в истории и, что весьма примечательно, особенно для сегодняшнего дня, — связь теоретических изысканий с действительностью.

Жизнь человека и общества содержит черты несовершенства, что являются причиной конструктивной критики, возникающей в философии или искусстве. Современная же действительность пресыщена несовершенством, нередко оказывающимся результатом утраченного или утрачиваемого должного. Особое удивление и глубокое сомнение в преемлемости вызывают явления, имеющие мировоззренческий характер и демонстрирующие черствое безразличие, антидолженствование. С чем преимущественно согласится человек и общество: с тем, что отсутствует, или есть, как вызывающее неприятие, боль, отчаяние, или с тем, что должно быть? В истории всегда есть как то, что признается многими или всеми и оценивается как положительное и равнозначимое для всех времен (должное), так и то, что вызывает негодование, [95] разочарование и пессимизм (недолжное). Иначе говоря, действительность содержит ответственную возможность — возможность выбора. Преобладание в современной действительности недолжного — результат ли выбора современного человека и общества, заблуждения ли — способствует размышлению над действительно должным, последнее же выступает в качестве желаемого и в определенной степени проектируемого, как сказал А. Блок: «…ждать нежданного: верить не в то, чего нет на свете, а в то, что должно быть на свете; пусть сейчас этого нет и долго не будет. Но жизнь отдаст нам это, ибо она прекрасна». Совесть поэта-мыслителя н.Минского, по его признанию, ищет в жизни высшую правду, самоотверженную любовь, бескорыстное добро, стремится к верховной конечной цели, жаждет какого-то полного, вечного бытия и, «если, несмотря на отсутствие в жизни бескорыстно-доброго, вечного, целесообразного, я все-таки мыслю их и стремлюсь к ним, значит моей душе присуще понятие об истинном добре, о конечной цели, о вечном бытии, обретающихся где-то вне меня, вне человеческой души, вне земной жизни».

Деятели духовной культуры «серебряного века» были едины в представлении о должном. Их стремление постичь и объяснить мир общества, человека, истории неминуемо сопряжено с созданием проекта желаемого, связанного с преобразованием действительности и приближением ее к лучшему, совершенному. В философии Вл. Соловьёва и его последователей, в поэзии, наиболее явственно в творчестве символистов. в том числе Н. Минского, А. Блока, провозглашается долженствующий принцип восприятия, понимания истории, формируется «образ» совершенного бытия человека, общества, человечества.

В чем выразился принцип долженствования историософии Вл. Соловьёва — вдохновителя яркой мысли «русского культурного ренессанса»? Прежде всего, как представляется, в примиряющем характере восприятия, постижения и объяснения мира, а именно, истории, определившего своеобразие учения философа. 1. Вл. Соловьёвым утверждается единство различных видов знания (научного, философского, богословского), разума и веры в противовес их противопоставлению или незнанию и неверию. 2. История как Богочеловеческий процесс. Оправдание добра как смысл истории. 3. Россия и мир. 4. Человек-общество-человечество. Теория и практика, оптимизм и пессимизм, действительное и желаемое, — все это находит свое выражение в творчестве родоначальника учения о всеединстве.

Теоретические построения Вл. Соловьёва овеяны оптимизмом. Победоносные для России исторические события конца 70-х годов ХIХ века составили основу оптимистического взгляда на такую историософскую проблему, как роль России в мировом историческом процессе, через оптимизм, сменяющийся пессимизмом в работе «Три разговора», тем не менее происходит сохранение веры в наличие теоретической модели должного и ее реализации. Так, последнее наиболее полно находит свое воплощение в [96] историософской идее, согласно которой есть сила, «долженствующая дать человеческому развитию безусловное содержание». Таковой выступает славянский тип культуры, в том числе Россия, объединяющий мир.

Следуя воззрениям Вл. Соловьёва, человек как основа общества и его истории, оказывается ввергнут в противоречие между действительным и желаемым, должным. Однако человек существенная гармонизирующая сила, существо духовно активное и духовно связанное с Богом, и устремляет, благодаря собственным усилиям, общество и его историю к лучшему желаемому. Ведь «от человека и человечества требуется не только, чтобы оно жило, но чтобы оно жило хорошо», как справедливо подчеркивает философ. А «каждый способен восхотеть от себя стать подобным Богу». Таким образом, человек в своем духовном возвышении, через оправдание трех главных духовных ценностей, способствует реализации идеи истории как Богочеловеческого процесса. Мир, созданный Богом, есть бесконечный процесс развития, а что весьма существенно, — процесс совершенствования. Деятельно-участливое, творчески-созидательное отношение человека к миру и придание ему упорядоченности, через единство истины, добра и красоты, необходимо.

Какое место может занять принцип долженствования в современных философско-исторических изысканиях? Какова значимость должного в современной действительности?

Представляется, что историософская рефлексия, имеющая связь с преобразованием действительности, становится насущной задачей современности. избирая ценности сегодня, нет основания становиться на позицию редукционизма: или духовные или материальные ценности. Уместно, скорее, поставить вопрос о значимости тех и других ценностей. Однако — это теоретический посыл. В действительности же одерживает верх тенденция преимущества вещественного богатства, абсолютизация значения экономической области жизни, к сожалению, сохраняется пренебрежение к духовным, нравственным ценностям и пессимистическая оценка должного духовно-нравственного состояния человека и общества.

Развитие общества, в соответствии с идеей неуклонного нравственного прогресса, в действительности не способствует поддержанию ровной оптимистической оценки происходящего в нем. и вместе с тем как последователи учения о всеединстве, так и его предтечи — славянофилы предложили главные духовные ценности в качестве основы совершенствования действительности, а примиренные знание и вера стали фундаментом славянского типа культуры, призванного объединить мир. Более того, примиряющее начало России составило то, что именуется самобытностью. На фоне происходящих глобализационных процессов, затрагивающих не только экономическую и социальную сферы жизни общества, но и личностно-повседневные аспекты жизни (например, унификация поведения, стиля жизни), существенно повышается значение [97] духовных ценностей всегда самобытной культуры. А жизнь личности и общества, сообразная принципу долженствования, позволит сохранить свое Лицо в истории и активно участвовать в процессе объединения мира.

Идея всеединства, выраженная Вл. Соловьёвым и его последователями, и сегодня, на фоне имеющего место в жизни современного общества черствого прагматизма, выраженного эгоизма, приобретает актуальное звучание, ибо: «…единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех… истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия». Не лишая человеческие деяния «помощи» Премудрости Божией, философ наделяет человека значительными полномочиями в деле не только совершения истории, а свершения ее совершенной. Каким бы характером не наделялся исторический процесс сегодня — Богочеловеческим, человеческим или каким-либо иным — человек и общество неизменно остаются главными действующими лицами исторического процесса. А провозглашенное Вл. Соловьёвым: «каждый способен восхотеть от себя стать подобным Богу», иначе говоря, стать ближе к выражению добра в единстве с истиной и красотой — сегодня обречено стать нравственным ориентиром человека в его исторической жизни. По меньшей мере, не стать хуже, а по большей — приближаться к должному, лучшему, доброму в себе, через себя, и не столько для себя, сколько для всех, поскольку общество есть «расширенная личность», а личность — «сосредоточенное общество». Так сегодня можно интерпретировать данные идеи Вл. Соловьёва.

Добавить комментарий