Возраст, смерть и бессмертие в аспекте творчества

[100]

Говоря о творческих возможностях личности в свете возрастных изменений, первоочередное внимание обращается на грань, разделяющую понятия старости и не-старости. Вообще человек начинает стареть когда уже не может создать ничего нового, перестаёт творить и сосредотачивается только на прошлом. Основным (обобщающим) критерием в таком случае выступают творческие возможности в их предметном проявлении. Тем не менее нельзя не считаться с возрастом, его фазами и энергетическими ресурсами. С возрастом почти у всех талантливых личностей происходит перегруппировка внутренних сил, смещаются акценты деятельности, в связи с чем зачастую открываются новые горизонты творчества. Выявлена определенная закономерность смещения области деятельности для творческих личностей определенной направленности. Так, для поэтов переход в более зрелый возраст сопряжен с попытками создания прозаических шедевров, для композиторов характерно обращение к исполнительскому искусству и т.д. Для ученых трансформация поля деятельности как правило имеет три направления: в одних случаях ученые смещают свои усилия на систематизацию и подведение итогов, в других переходят на преподавательскую работу, в третьих случаях ученые, обычно работающие в области точных или естественных наук, переключаются на общественную проблематику, уходят в сферу политической деятельности. Правда возможны и нестандартные пути дальнейшего развития творчества, например, если в молодом возрасте ученый выдвигает гипотетические концепции, то в зрелых годах он переходит к сбору конкретного фактического материала, поддающегося систематизации и логической обработке. Выход на иные творческие горизонты вследствие перегруппировки сил глубоко индивидуальная проблема. В каждом конкретном случае имеется хотя бы минимальный выбор вариантов. А с точки зрения общефилософского осмысления речь идет об изменении творческих ритмов: каждый возраст имеет свои ритмы, свой диапазон качания внутреннего маятника 1.

Самое главное на этапе смены приоритетов — не остановиться, не замкнуться на прошлом, а находясь в процессе создания и поиска, периодически осуществлять перегруппировку внутренних сил адекватно конкретному возрасту. Своевременность перехода на иные пути развития персональных творческих возможностей предохранит от попадания в «интеллектуальный тупик», проектирующий духовную смерть — прекращение творчества. Интеллектуальный тупик также может быть обусловлен зацикленностью поисков на узком варианте. Казалось бы, очерченное поле деятельности не перестает давать работу уму, но зажатость в тесных рамках не дает фантазии, полету мысли вырваться из оформившегося контура, в связи с чем происходит кризис творческого поиска, а вслед за ним и творческих возможностей. Ведь все имеет свою исчерпанность, а тем более однолинейный интерес. Творческое долголетие обычно выше у тех, кто движется не по одному, а по нескольким вариантам развития мысли, что позволяет переключаться и маневрировать в областях индивидуального творчества.

Три типа творческой личности — гений, талант и одаренность — имеют персональный средний возраст самовыражения. Возрастные рубежи реализации гения — до 40 лет. Это значит, что потенциальный гений становится известным до данного возрастного рубежа, а зачастую много раньше оного. Методические исследования гениальности выявляют, что в математике, физике или лирической поэзии гениальность достигает пика своего проявления на третьем десятке жизни, в других отраслях — на четвертом, после чего наступает относительный упадок. Если же признание приходит позже сорокалетнего возраста, говорить о творческой личности следует уже как о таланте. Возраст самовыражения таланта — до 50 лет. [101] В науке, искусстве, технике качественное самопроявление для таланта может состояться и на пятом десятке жизни.

Возраст проявления одаренности еще старше, вплоть до преклонных лет. Бывает, что дар, долгие годы хранящийся в латентной форме, проявляется при наступлении благоприятных условий, в преклонном возрасте. Но бывает, что одаренность так и не может выбиться наружу и человек умирает, по сути не реализовав себя в этой жизни. Не реализованная одаренность часто сопутствует простым, не выделяющимся ничем особенным людям, но абсолютно не свойственна гению. Гениальность — это именно реализованный хотя бы частично потенциал, заложенный в человеке природой.

Обозначенные возрастные рубежи отнюдь не рубежи творческой продолжительности жизни, а, скорее, интервалы качественного самовыражения. Разбираемые типы творческой интенсивности и эффективности являются также возрастными типами в превращении потенциальных возможностей в реальные, когда они актуализируются и приобретают общественную значимость.

Продолжительность жизни отличается не только по отношению талантливых личностей и простых людей, но и внутри самих творцов. Можно утверждать, что средняя продолжительность жизни талантов и одаренностей выше, чем у обычных людей, чего нельзя сказать о гениях. Их путь требует слишком большого напряжения, интенсивности труда и риска. Гении долго не живут — средняя продолжительность их жизни варьируется между 50-60 годами, в то время как два иных типа творческих личностей благодаря интеллектуальным занятиям, развертывающимся в оптимальных условиях, живут несравненно дольше: средний уровень продолжительности их жизни находится в пределах 80-90 годов.

Творческое долголетие следует отличать от физического. В данном контексте можно говорить о различных типах соотношений, где оптимальным является совпадение по продолжительности творческой и физической жизней. Преференция в ту или иную сторону дает прекращение деятельности в ее духовной или физической компоненте. Причем стоит отметить немаловажный аспект, часто игнорируемый или выставляемый исследователями на второстепенное место: физическая смерть может помешать научным и духовным поискам творческой личности (что особенно часто случается с гениями). «Чтобы человек мог действовать, он должен быть живым» 2. Духовная смерть, предшествующая физическому моменту умирания, для творческого человека страшна не менее последней. Насколько вся жизнь по физической продолжительности будет жизнью творческой, созидательной, духовно содержательной определяется персональной мерой талантливости личности.

Обратившись к аспекту творческого долголетия и возможного «насильственного» прерывания творческой активности физическим ограничением (смертью), следует рассмотреть дилемму «смерть — творчество» и проблему творческого бессмертия. Жизнь и смерть, полагая друг друга, образуют полюса творческого напряжения, поток для формирования человека как творческой личности. Однако в силу субъективного восприятия смерти творчество имеет свои акценты и смещения у различных творцов. Первый тип — неминуемость скорой смерти и вследствие этого смирение и исполнение своей роли как роли Всевышнего. Другой, противоположный взгляд на жизнь и смерть состоит в как бы незамечании смерти, в исключении ее из правил жизнедеятельности. Смерть закономерна и уделять ей слишком пристальное внимание значило бы отвлечение от любимого творчества. Третьим типом отношений творческой личности к смерти является так называемая «попытка успеть», то есть отдалить физическую смерть на максимальное время, тем самым предоставив себе возможность завоевать бессмертие духовными или научными поисками. Смерть рядом, о ней постоянно помнят, но приглашать на «последний танец» отнюдь не торопятся. По сути, в данном случае смерть используется вкупе с жизнью как элемент, дарующий бессмертие. Особняком стоят гении, образно говоря, воспевающие [102] смерть, то есть такие творческие личности высшего порядка, чьи работы основаны на жизни смерти, на энергии смерти, на постоянном взывании к Танатосу. Наиболее яркие «певцы смерти» почитаются человеческой культурой как наиболее даровитые, значимые «черные» гении (Ш. Бодлер, Ф. Ницше). Наибольшая их распространенность имеет место в искусстве и философии, хотя любое великое произведение в абсолютно любой области деятельности есть непосредственное обращение творцом к смерти, лавирование на тонкой грани между жизнью и смертью, зачастую риск потерять все. И ещё: смерть, выраженная в новом произведении, несет в себе огромное энергетическое разрушение. С привычных позиций человеческой логики это объясняется ломкой, сменой старых представлений новыми изобретениями, открытиями, шедеврами.

Физическая смерть может прервать талант, прекратить реализацию начатых и задуманных им идей. Но может быть и другой подход к физическому прекращению жизни творческого человека. Когда деятель исчерпал свой ресурс и осознано остановился в своем творчестве (обычно высоко талантливый творец), призываемая им физическая смерть не замедлит явиться (Л. Гумилев). Взаимосвязь и даже взаимочувствование гения и смерти очевидна: гениальность и смерть однопорядковы по своей ирреальной природе. Они не подчинены человеческой рациональности и до сих пор не поддаются структурированию и выявлению закономерности функционирования при использовании логически построенного научного инструментария.

Примечания
  • [1] Подробнее о проблеме творчества см. Овчинников В.Ф. Творческая личность в контексте русской культуры. Калининград, 1994.
  • [2] Веселов Ю.В. Лекции по экономической социологии. СПб., 1995.

Добавить комментарий