«Государство воспитания» у Платона. Социальная апологетика созерцания

В «Метафизике» Аристотель описывает генезис науки в её изначальной укоренённости в мотиве человеческого бытия. Идея науки идёт параллельно с идеей блага. Экзистенциальным идеалом для грека было существование на государственном уровне, праксис означал государственную деятельность. Платоновское государство представляет собой некий (незавершённый по определению) творческий проект, направленный на развитие и в конечном итоге следование человека по пути мудрости. Что позволило Гадамеру назвать государство Платона «государством воспитания» 1? Является ли образовательная функция определяющей для социальной роли философии?

Аристотель объясняет учение о логосе у Платона через понятия «науки» и «техне». В конечном итоге «техне» становится техникой понимания. Изначально же рассуждение ведётся от установок элементарного практического опыта. Нечто должно быть сделано и его сделанность возможна лишь при знании подобного ему конечного результата. Практика включает в себя не только знание, но и опыт, опыт как удержание в памяти мнения или истины Другого. Тем самым техника понимания разворачивается во взаимопроникновении и взаимоприращении, индивидуальный опыт становится частью социального опыта, более того, поскольку понимание даётся социумом, Другим, оно рано или поздно должно туда вернуться. Ученик учится для того, чтобы стать учителем. В этом смысле метафизика как техника понимания представляется метафорой и приобретает отдельный научный смысл лишь благодаря логосу, благодаря укоренённости языка и говорения в изначальном мотиве человеческого бытия. Диалектика как прототип диалога становится поиском отношений и свойств вокруг вещи вопреки всматриванию в саму вещь.

Такая своего рода негативная тактика по отношению к вещи в конечном итоге представляется как процесс самодостаточный, стихия передачи знания обусловлена специфическим напряжением, вырабатыванием спектра всех возможных способов понимания и ошибки. Как будто логос в его практическом развёртывании требует случайности акцента. Диалог, как практический поиск уже знакомого, научение узнаваемому каждый раз находит новые подробности осуществления. В таком говорении заключено специфическое требование понятности, специфическое становление понятности. Говорение звучит для Другого, оно должно быть изначально обосновано как понятное. Изначальная практичность, самодостаточность стихии передачи знания, соединение в идее чистого освоения вещи состоит в том, что логос открывает сферу необходимости совместного человеческого бытия.

Философия ответственна за превращение мышления в необходимость. Идея чистого созерцания, чистого освоения вещи является по преимуществу неким инобытием социальной практики. Очевидно, что созерцание проникает в социальное бытие как форма научного мышления. И диалектика, а вместе с ней и диалог научения, становится формой социальной апологетики для чистого созерцания. Идея государства, мыслимая лишь как развёртывание идеи блага, направлена на поиск социального смысла созерцания. Философия посредством педагогики раскрывает собственное социальное достоинство. В той мере, в какой праксис (действие) имеет своим предметом только эйдос (вид), он является действием созерцания (видения). Но созерцание, как эйдетическая практика, сама имеет некоторый вид. То есть всякая теоретическая проблема для самой теории является проблемой практической. Диалог (и диалектика) научения активизирует сам процесс раскрытия действия. Другой становится инстанцией, утверждающей и воспринимающей бытие созерцания как форму становления знания, практика диалога утверждает созерцание как эйдос для социального знания вообще. В конечном итоге прежде всего через передачу знания осуществляется поддержание нравственных и культурных основ общества, иными словами раскрывается идея блага. Государство у Платона есть не некая структура политической эффективности и поддержания обывательски- бытового спокойствия, напротив, государство призвано ваять человека, стремящегося к подлинности. Государство должно быть проектом развития и становления подлинности, подлинности знания и понимания, политика немыслима без философии как поиска истинного пути. «Лишь тот, кто приведён к философии, способен со своей стороны, привести в порядок остальных, а значит, и всё государство, опираясь на то, что является целью подлинного понимания, то есть на идею блага» 2.

Примечания
  • [1] См. Гадамер Г.Г. Platos Staat der Erziehung. (1941).
  • [2] Г.Г. Гадамер. Диалектическая этика Платона. СПб., 2000. С. 24-25.

Добавить комментарий