О философской рефлексии феномена христианского сектантства в России

[61]

Изменения и перемены, произошедшие в России к концу ХХ столетия, современные процессы общественного развития вновь обострили внимание к теме религиозного сектантства. Оживленные дискуссии и многочисленные публикации о сектах в печати стали своего рода отражением интереса к сектантству различных общественных групп, наглядно свидетельствуя о том, что данная тема по-прежнему актуальна и сегодня, на пороге третьего тысячелетия.

Сектантство, в том числе христианское, — это закономерный результат кризисных исторических эпох, имеющий объективные основания и отражающий в специфической форме разрешение не только социальных проблем, но и значимых для самоутверждения личности и ее активного проявления. Своеобразие определенного исторического периода раскрывает специфику и конкретику содержательных черт «сектантского богоискания», требуя изучения рефлексии феномена религиозно-философской мыслью, и исследования опыта, а также осмысления, полученных благодаря этому опыту результатов, предшествующих его интерпретаций.

Поскольку необходимость обращения к данному вопросу связана в том числе и с потребностями современного знания, следует отметить, что особенности освещения темы русского христианского сектантства религиозно-философской мыслью остаются до сих пор малоизученными.

Собственно исследование раскола и сектантства начинается в России только с середины ХIХ в. Огромный материал о сектах, собранный к этому времени, являлся в определенной степени источником сведений о сектантстве и оценок явления и для религиозных мыслителей. Русские философы конце ХIХ — начала ХХ вв. рассматривали данный феномен по-разному, выделяя и акцентируя внимание на тех моментах, которые входили в круг их представлений и определялись мировоззрением того или иного мыслителя. В контексте философских размышлений конкретизировался взгляд на сектантство как на неотъемлемую часть народной жизни и значительное явление русской истории.

В творческом наследии русской философии конца ХIХ — начала ХХ вв. имеется ряд произведений религиозных мыслителей, посвященных теме христианского сектантства в России. Анализ этих немногочисленных работ позволяет выявить перспективу религиозно-философской рефлексии данного феномена. И заключить, что философские размышления о народном богоискании в основном опирались на идею вселенской церкви.

Так, в ряду сложных вопросов времени, связанных со смыслом существования [62] России, для В.С. Соловьева актуальной становилась проблема организующего начала церкви. Следует подчеркнуть, что вопрос о роли церкви по отношению к сектантству обозначился в качестве одного из важных аспектов религиозно-философской рефлексии народного богоискания.

В статье В.С. Соловьева «Россия и Вселенская Церковь» им был выделен следующий вопрос: если «… наше религиозное будущее не может опереться на официальную Церковь, нельзя ли найти для него более глубоких основ в самом русском народе?» (Соловьев В.С. Россия и Вселенская Церковь // О христианском единстве. Брюссель, 1967. С.291.). Ответом стало формирование и развитие целого комплекса представлений, характеризующих в том числе и народное религиозное разномыслие, а также попытки объяснения причин возникновения русского сектантства и проникновения в суть явления. При этом рассуждения философа разворачивались в русле концепции всеединства.

По мнению В.С. Соловьева, церковь — соединяющая и объединяющая сила в истории человечества. Осмысление же таких явлений отечественной истории как раскол и сектантство позволяло, по его представлению, определить истинное содержание церкви, раскрывающееся в ее вселенском характере. Философ полагал, что в мировоззрении раскольников произошло «смешение» человеческого с божеским, поскольку они совершенно не имели понятия о божественном как вселенском. Именно в самоутверждении человеческого начала в церкви и заключался, как считал В.С. Соловьев, корень раскола.

Проявляя интерес к проблеме личности, В.С. Соловьев рассматривал личностное начало в связи с универсальным мировым развитием к Богочеловечеству. Его интересовал человек не сам по себе, а как часть соборного целого, как член «богочеловеческого организма» Христова. Поэтому с точки зрения философии всеединства и предлагалась им характеристика народного богоискания.

Сопоставление христианского сектантства в его отношении к церкви истинной привело философа к заключению о том, что богоискатели из народной среды «мыслили» неправильно, смешивая безграничную полноту Богочеловечества с частицей, моментом действительности, объявляя уже исполненным вселенское деяние Христа. Он порицал сектантов за их претензию на собственную исключительность, «богоизбранность» и презрение ко всему человечеству, считая, что подобное не может быть проявлением духа Божия.

Таким образом, в каждой отдельной русской секте В.С. Соловьев видел частицу, ограниченное пространство бытия. По его мнению, в русском сектантстве превозносились в качестве основных, превосходящих все остальное, внутренние и единичные моменты духовного творчества. Такие духовные проявления оказывались оторванными от своего источника — божественной [63] сущности. Философ был убежден, что без этого как личная праведность, так и субъективная уверенность в спасении являются только моментами несовершенной человеческой природы, состояния и действия исключительно человеческие, в то время как смысл религии в том, что она связывает человека с тем, что могущественнее его, выше и прежде его, и с тем, в чем он нуждается, возвышая свое бытие и превращая его тем самым в неотъемлемое звено совершенного целого, которому следует покориться полностью. И целое это — вселенская церковь, «живое тело живого Бога». «Те, которые думают что лично и непосредственно обладают полным и окончательным откровением Христа, наверное не готовы к такому откровению и принимают за Христа фантазмы собственного воображения» (Соловьев В.С. Духовные основы жизни. М., 1897. С. 4.), поэтому, как полагал В.С. Соловьев, искания Бога должны быть не в личной сфере, а только во вселенской, то есть в церкви.

Исторический рубеж ХIХ-ХХ вв. в России обозначил рефлексию народного богоискания религиозно-философской мыслью. Размышляя о судьбе России, религиозные мыслители с необходимостью обращались к народному религиозному разномыслию. Они всматривались в народную сектантскую среду и оценивали сектантство на фоне развертывания собственных теоретических построений. Можно утверждать, что философская рефлексия феномена христианского сектантства в России опиралась на идею вселенской церкви, не принимая сектантского «отпадения» от церкви.

Добавить комментарий