Н.С.Трубецкой и евразийский вопрос

Проблема отношения России к Западу и Востоку традиционно принадлежит русской философской мысли. Она же лежит в основании русской идеи, которая не является прерогативой исключительно религиозной философии. В этом аспекте евразийство, сформировавшееся в 20-е г. нашего столетия, не является исключением. Одним из ярких представителей этого направления является Николай Сергеевич Трубецкой — блестящий лингвист и этнограф, один из авторов евразийской доктрины, которая оказала существенное влияние на развитие общественной мысли России и русского зарубежья. Используя сократовский принцип «познай самого себя», Трубецкой сформулировал двуединую аксиому, непреложную при построении нравственно и духовно здоровой национальной культуры: «Познай самого себя» и «Будь самим собой». Для народа это — самобытная национальная культура. По его мнению, народ познал самого себя, если его духовная природа, его индивидуальный характер находят наиболее полное и яркое выражение в его самобытной культуре и если эта культура вполне гармонична. Создание такой культуры является истинной целью всякого народа.

Ученый отмечает, что, во-первых, необходимо преодолеть всякий собственный эгоцентризм, а во-вторых, оградить себя от обмана «общечеловеческой цивилизации», от стремления во что бы то ни стало быть «настоящим европейцем». В этой связи напомним о замечательном прогнозе Трубецкого: «…общечеловеческая культура, одинаковая для всех народов, — невозможна. Она свелась бы либо к удовлетворению чисто материальных потребностей при полном игнорировании потребностей духовных либо навязала бы всем народам формы жизни, вытекающие из национального характера какой-нибудь одной этнографической особи» 1.

Процесс создания обновленной русской культуры требует подлинного православия, оправославлевания быта, национальной культуры на основе «бытового исповедничества» и признает своим идеалом только такую монархию, которая бы явилась органическим следствием национальной культуры. Евразийство, согласно Трубецкому, и должно стать тем духовным стержнем, с помощью которого можно будет решить стоящие перед русской национальной культурой такие проблемы, как создание национальной идеологии и просвещения. Евразийство отвергает, с одной стороны, безапелляционный авторитет европейской культуры, с другой стороны, идейно отталкивается от всего послепетровского, петербургского, императорско-оберпрокурорского периода русской истории.

Трубецкой справедливо предостерегает от опасности отождествления евразийства с революционным народничеством: русское революционное народничество является разновидностью социализма, социализм же есть порождение романо-германской культуры, духовно совершенно чуждое евразийству. Евразийство, по Трубецкому, не принимает «без разбору» все, что есть или было в русском народе самобытного и производит выбор между ценным, вредным и безразличным. При этом выборе евразийство руководствуется не утилитарными соображениями выгоды, а исключительно внутренней ценностью данного явления в общей связи русской национальной культуры. Трубецкой отрицал попытку охарактеризовать евразийство как «православный большевизм», констатируя, что сходство с последним заключается в двух аспектах: в отвержении той культуры, которая существовала в России до революции и продолжает существовать на Западе, а также в призыве к освобождению народов Африки и Азии, порабощенных колониальными державами. В остальном взгляды евразийства и большевизма диаметрально противоположны. Разъясняя свою позицию, он писал: «…большевики исходят из марксистского представления о том, что культура создается определенным классом, евразийцы же рассматривают культуру как плод деятельности определенных этнических единиц, нации или группы наций» 2. С точки зрения Трубецкого, большевики оказываются неспособными создать на месте старой культуры какую-то новую. Их «пролетарская культура» выражается либо в одичании, либо в какой-то пародии на старую, якобы буржуазную культуру, а все сводится исключительно к разрушению, без всякого созидания.

Нельзя не заметить, что во взглядах Трубецкого содержится некоторое противоречие. Православие, согласно евразийской доктрине, является средоточием не только русского мироощущения, но и всей евразийской культуры, представляющей собой сложную мозаику, состоящую из языческих верований, а также крупных анклавов мусульманской и буддисткой культур. Как согласовать православие и другие мировые религии — ключа к разрешению данного вопроса Трубецкой не дает.

На наш взгляд, уязвимым местом евразийской идеи стал так называемый общеевразийский национализм. Он, по мысли Трубецкого, жизненно необходим: «…это тот этнический субстрат государственности, без которого она (Россия — Евразия) рано или поздно начнет распадаться на части к величайшему несчастью и страданию всех ее частей» 3. Желание примирить национальное самосознание с интернациональной идеологией лишает жизненных оснований так называемый «общеевразийский национализм». Построенные на этих устремлениях модели реальности становятся очередной социальной утопией.

Трубецкой видел конкретную альтернативу евразийскому конгломерату. Чисто русская Россия, которую они хотели бы «возродить», возможна только при отделении всех «окраин», то есть в границах этнографической Великороссии. В современной ситуации, когда «отделение всех окраин» произошло, России предоставляется возможность начать построение истинного национализма, всецело основанного на самопознании и требующего перестройки русской культуры в духе самобытности. Действительно, освоения самобытного русского опыта так не хватает современной культуре, засоренной «американизмом». Будущее же России, по прозорливому замечанию Трубецкого, «…зависит в значительной степени от того, сумеет ли русская интеллигенция оказать иностранному засилью, надлежащий духовный отпор;…для этого необходим радикальный переворот в русском общественном сознании и настроении, т.к. современная русская интеллигенция по своей психологии ни к какому духовному отпору иностранцам не приспособлена. Поэтому мы должны безжалостно свергнуть и растоптать кумиры тех заимствованных с Запада общественных идеалов и предрассудков, которыми до сих пор направлялось мышление нашей интеллигенции…» 4.

В заключение отметим, что некоторые уроки евразийства и его идеологов, в частности, о соотношении национального патриотизма и западничества, должны с необходимостью войти в обновленное содержание русской идеи.

Примечания
  • [1] Трубецкой Н.С. Об истинном и ложном национализме // Россия между Европой и Азией. М.1993. С. 42
  • [2] Трубецкой Н.С. Мы и другие // Там же.С.85
  • [3] Трубецкой Н.С. Общеевразийский национализм // Там же. С. 98
  • [4] Трубецкой Н.С. Русская проблема // Там же.С.57

Добавить комментарий