Виртуальный модус культуры: текст как специальная форма выражения авторского сознания

[108]

Идея виртуальности предлагает принципиально новую для европейской культуры парадигму мышления, в которой ухватывается сложность устройства мира.

Представители различных видов искусства преобразуют и создают в художественных образах реальность. Этот процесс ныне осуществляется по принципу создания некой восходящей к древнейшему пиктографическому письму универсальной знаковой системы, стимулирующей построение универсальных культурных моделей, намечающих пути преодоления междисциплинарных, языковых, иных барьеров. Такая система широко реализует себя уже сегодня в технике телевизионного клипа. С помощью все новых комбинаций уже имеющегося, узнаваемого создаются любые желаемые смыслы и образы.

Подход, основанный на признании полионтичности реальности получил название «виртуалистика». Процесс создания произведения искусства, например, литературного, и восприятие его читателем представляет виртуальный модус культуры. Одно из ключевых понятий современной гуманитарной культуры — текст. Теперь оно начало толковаться предельно широко: как связная совокупность знаков. К. Леви-Стросс, создатель структурной антропологии, пришел к идее «глобального знака». Культура через метафорическое слово проникает в науку. Благодаря своей естественной близости к языку, литература оказалась одной из первых областей, в которых стали видеть структурные аналогии с ним.

«Языковые» модели объединили исследования в социологии и культурологии, антропологии и этнографии, где началось изучение структур самых разных культурных форм: мифа, религии, фольклора, бытовых обычаев… В искусствоведении в шестидесятые годы стало очень популярным [109] выявлять инвариантные структуры в различных искусствах и говорить в этом смысле о «языках» кино, балета, архитектуры, живописи, драмы.

Значительная часть культурных обобщений последнего времени была сделана на лингвистическом материале. Швейцарский лингвист Ф. де Соссюр обратил внимание на бинарный характер слова. Для писателя знаковая система текста — способ создания художественной реальности, которую субъективно интерпретирует читатель.

Искусство постоянно находится во взаимодействии с другими формами общественного сознания, и жизнь постоянно вносит в это взаимодействие коррективы, требуя осмысление все новых и новых граней. Смысл и назначение эстетического сознания состоит в том, чтобы обеспечить каждому человеку достижение внутренней гармонии между разнородными сторонами жизни, сводить воедино чувственные и рационально–интеллектуальные аспекты существа человека.

Произведение искусства представляет собой, с одной стороны, итог творческого мышления художника, а с другой, — предмет эстетического восприятия. Именно в роли эстетической ценности произведение искусства может «пережить» своего создателя и, включаясь в другие культурно–художественные контексты, раскрываться невидимыми ранее аспектами, новым содержанием. Создавая произведения искусства, художник тем самым создает определенную материальную структуру, с помощью которой автор воздействует на тех, кто воспринимает его творение, формирует у адресата определенное эстетическое отношение к объективной действительности. «Связь художника с людьми, которым он обращает свое творчество, есть именно общение», в ходе которого формируется наше отношение к художественной реальности. Эстетическая информация передается автором с помощью произведения искусства, которое подлежит эстетической оценке и как определенное структурное образование, и как воплощение особенностей своего творца.

Рассматривая произведение искусства в информационном плане, следует отметить, что оно несет два вида информации: семантическую и эстетическую, причем только последняя для него специфична. Она представляет собой информацию об эстетическом субъекте, которым выступает автор художественного произведения (точнее, специфические особенности его личности, что, вероятно, дает ему право формировать наше эстетическое отношение). Семантическая структура определяет то количество объектов, относительно которого желательно сформировать определенное эстетическое отношение и его направление. Причем последнее будет иметь тем более общечеловеческий характер, чем менее четко семантично определен объект ценностного отношения; эстетическая структура, которая характеризует источник информации, выступает основой для оценки достоверности данного сообщения, т. е. эмоционально убеждает нас в справедливости позиции автора.
[110]

Таким образом, понятие «структура» литературного произведения охватывает все частные и конкретные проявления его строения — сюжет, фабулу, композицию, архитектонику и т. п., позволяя тем самым выявить не только каждое из них, но их координацию, соподчинение в структуре произведения как художественного целого. Именно целостное исследование объекта искусства выдвигает изучение выражения авторского сознания, ибо автор организует художественный мир произведения. Поэтому исследование поставленной проблемы дает возможность осветить особенности всей структуры художественного целого, как реальности, которая порождает ее последующие онтологические уровни. Количество и типы реальностей, которыми оперирует писатель и читатель, определяются их активностью.

Авторское сознание, будучи активным участником преобразующей, практической человеческой деятельности, обладает громадной творческой активностью. Оно творит продукты духовного мыслительного характера — образы, которые живут в художественной реальности.

Искусство, являясь в известном смысле моделью действительности, отражая последнюю сквозь призму яркой, талантливой индивидуальности художника создает свой особый «второй мир», который живет по своим законам, но в котором, однако выпукло, наглядно, зримо проступают истинные закономерности «первого» действительного мира. Оба эти мира фокусируются в авторском сознании.

Категория «образ автора» в современной литературной критике понимается как разносущностный феномен, как конструктивный принцип речевого акта — текста, и как реальный объект, реальный языковой материал, который характеризуется композиционно–эстетическим принципом организации словесной формы. Синкретическая категория «образа автора» интегрирует на уровне речевой структуры содержательный и формальный планы стилевого единства. По лингвистическим свойствам данная категория смыкается по существу с общеязыковой категорией субъективности, олицетворяя воспроизводящее и воспринимающее сознание индивида. В центре любого высказывания, любого текста находится авторское сознание субъекта, которое определяет и смысл, и словесную форму речевого акта в их социальной направленности, в их ориентации на определенное восприятие.

Историко-генетический аспект проблемы автора, особенностей выражения авторского сознания — убедительное свидетельство того, что указанный круг вопросов наиболее полно и глубоко изучен на материале литературы одного из ведущих видов современного искусства. Полученные в этой связи теоретические обобщения открывают перспективу анализа специфики выражения авторского сознания в различных видах искусства. Творческий процесс — свидетельство создания виртуальной реальности, образы которой ничем не отличаются от образов внешнего мира.

Проведенное нами исследование позволяет сделать вывод о том, что авторское сознание передается читателю двумя путями: субъективно и сюжетно.
[111]

Субъектными формами выражение авторского сознания выступают безличный повествователь, рассказчик, лирический герой, рассказчик–герой, персонажи, взаимодействие речевых структур которых и раскрывает надтекстовое авторское начало.

Анализ повествовательных структур дает основание выделить следующие особенности выражения авторского сознания:

Текст строится как чередование речи повествователя и чужой речи. В повествование включается точка зрения персонажа, причем такого, с которым повествователь ведет полемику.

Взаимоотношения между повествователем и героем — диалогичные, они реализуются во внутренних монологах, прямой речи, ремарках.

Позиция повествователя проявляется в интонации, чаще иронической.

Контрастность планов повествователя и героя создает художественную реальность, читательскую оценку которой скрыто направляет автор.

С помощью субъектных (субъекты повествования) и внесубъектных (сюжетно–композиционных) форм мастер слова создает художественную реальность. В воображении читателя вышеперечисленные творческие приемы формируют свой, субъективный мир. Принятие идеи виртуальности, приводит к тому, что художественный образ рассматривается, как сложное образование, включающее в себя разнородные реальности, несводимые не только к психическим реальностям, но и друг к другу.

Добавить комментарий