Флора и фауна могил

Современная кинокритика и публицистика, уделяя большое внимание внешней стороне жизни и творчества выдающихся киноактеров и кинорежиссеров, как правило, умалчивает об аспектах загробной жизни. Зачастую критика просто не придает достаточного значения посмертным метаморфозам биологической оболочки кинодеятелей. Однако, как показывает практика, в этой области можно достичь выдающихся результатов. Отчасти восполнить создавшийся пробел и ставит себе основной задачей эта статья. Кроме общепознавательных и гуманитарных целей в ней будет рассмотрено несколько практических советов и рекомендаций режиссерам, которые пожелают посвятить свое творчество этой еще мало изученной области кино.

Вопросами флоры и фауны могил занимались многие авторы в разных областях естествознания. Но наиболее выдающимися и систематизированными являются труды австрийского профессора судебной медицины Эд. фон Гофмана и французского профессора-энтомолога Ж. Фабра. Их работы являются ярким примером неформального творческого отношения к делу. Этим авторам по праву принадлежит главенствующая роль в развитии и пропаганде такого направления в искусстве как некроромантика.

Относительно кино эти исследования имеют и положительные и отрицательные стороны. К положительным сторонам относится известная легкость и простота таких исследований. Флора и фауна могил по числу видов немногочисленна, и даже начинающий кинорежиссер может в краткий срок изучить относящиеся сюда формы и ознакомиться с их любопытной биологией. Далее надо отметить, что эти исследования всегда дают надежные результаты, если только они надлежащим образом подготовлены. Зная местонахождение трупа, можно наверняка рассчитать, что те или иные виды флоры или фауны будут обнаружены. К отрицательным сторонам исследований, несколько затрудняющим их проведение, надо отнести необходимость весьма тщательной и заблаговременной их подготовки. Так как интересующая нас флора и фауна встречаются только на трупах, а в иных условиях представители ее попадаются редко и могут быть обнаружены разве что случайно, то здесь все сводится к заготовке надлежащего субстрата. А это, как известно, далеко не всегда просто и легко. Другой неблагоприятный момент - то тягостное впечатление, которое производят наблюдаемые картины на малоподготовленного исследователя. Труп, кишащий личинками мух и червями, усеянный, как черными пятнами медлительными сильфами или покрытый гибкими увертливыми хищниками, действительно, сильное зрелище, не говоря уже о том испытании, которое он представляет нашему обонянию. Но интеллектуальный интерес - могучее орудие в руках режиссера-исследователя. Опыт показывает, что этот интерес побеждает в большинстве случаев эмоции брезгливости и отвращения. Здесь важен педагогический такт режиссера, как руководителя киногруппы, который, не насилуя участников группы, настолько возбуждает их интерес и заражает своим отношением к делу, что отвратительное зрелище в их глазах постепенно превращается в интересное и замечательное.

Перейдем теперь к организации и подготовке съемочного периода. Как сказано выше, для этой цели необходимо выложить в подходящих местах трупы. Пригодны практически все трупы от крупных до мелких, и даже трупы рыб. Желательно не ограничиваться одним-двумя объектами, а лучше выложить несколько трупов, мелких и более крупных, поместив их в разные условия. В качестве примера можно сослаться на работу, проведенную литовскими судебными медиками. Работа проводилась в Ленинградской области, Литовской и Киргизской ССР в разное время года. Использовали 83 трупа животных - собак, кошек, кроликов, поросят, овец, ослов и др. и материал 10 экспертиз. 82 трупа были расположены на поверхности земли, 1 подвешен на высоте 1 метр, 5 трупов были предварительно подвергнуты действию пламени до обугливания кожных покровов, 5 - действию низкой температуры в холодильнике в течение 4 суток, 6 помещены под снег ранней весной; на 24 испытывалась одежда с загрязнениями горюче-смазочными веществами и лако-красочным покрытием. На 6 трупах проверяли действие муравьев; 36 были помещены на поверхности почвы в теплое время года в разные биотопы: сад, смешанный лес, подлесок, кустарник, поле, сфагновое болото, торфяник, ущелье.

Только что помещенные на почву трупы осматривали ежедневно в течение 4-6 дней, затем 2-3 раза в неделю. Одновременно собирали энтомофауну, измеряли температуру на поверхности трупа, внутри его (через естественные отверстия) и под трупами, измерялась влажность воздуха на высоте 0,5 метра от уровня почвы, фиксировали метеорологические показатели.

Комиссия занималась, в основном, вопросами энтомологического разрушения трупа и пришла к выводам, что продолжительность разрушения зависит от местных условий. Было выяснено, что к факторам, задерживающим разрушение трупа насекомыми относятся неблагоприятные метеорологические условия (низкая температура, осадки), наличие на трупе одежды, особенно загрязненной горюче-смазочными веществами, обширное обгорание тканей, действие на труп низких температур (попадание трупа на местность в холодное время года), условия, способствующие быстрой мумификации трупа, наличие на нем большого количества хищников (энтомофагов). Особенно замедляет разрушение трупа приход на него муравьев, которые ведут хищный образ жизни и во время опытов тканями трупа не питались.

Для исследования наибольший интерес представляют трупы крупных животных, таких, например, как кабан, лошадь, бык. На таких трупах отдельные стадии процессов гниения затягиваются, труп долго не подсыхает, привлекая все новые и новые полчища насекомых. Здесь отчетливо выступает интересное явление постепенной смены фауны мертвоедов.

Все перечисленные приманки следует раскладывать в уединенных местах, подальше от жилья и проезжих дорог. Лучше всего размещать их под прикрытием кустов, на лесных опушках, в оврагах. Помещая приманку на траву, лучше срезать при этом дерн лопатой, чтобы получилась соответственных размеров углубленная площадка. Полезно положить по соседству куски рогожи, тряпки, камни, доски, так как многие мертвоеды охотно прячутся под лежащие на земле предметы.

При этих подготовительных работах большими врагами являются животные, которые растаскивают со съемочной площадки выложенные приманки задолго до того, как их можно использовать. Сюда относятся вороны, кошки, бродячие собаки, кабаны, медведь и лисы. Приманки, выложенные близ населенных пунктов, исчезают обыкновенно еще раньше.

В таких случаях можно прибегать к охране приманок при помощи сооружений из редкой проволочной сетки. Из сетки делается нечто вроде колпака или ящика, края сетки закапываются в землю и закрепляются вбитыми колышками. Но такие сооружения не защищают от собак, кабанов и медведей, которые подрывают и опрокидывают их. В этом случае можно применять метод Фабра, который подвешивал трупы высоко над землей. Приманку подвешивают к дереву или треножнику из вбитых в землю связанных кольев. Можно поступить иначе: к стене какого-либо сарая, колышками и так далее приделывают на известной высоте от земли полку-кронштейн, на которой и закрепляют приманку. Можно просто закрепить приманку на месте, непосредственно обвязав ее проволокой (не бечевкой, которая скоро истлевает и обрывается). Само собой разумеется, что такие защищенные приманки следует ставить там, где за ними можно иметь надзор (в огороде, саду и проч.). Иначе ваши сооружения будут разрушены уже не животными, а любопытствующими прохожими.

Выставленный тем или иным способом труп немедленно начинает привлекать насекомых. Поразительно развитое чувство обоняния безошибочно указывает им верную дорогу. Тут надо не терять времени оператору, для которого с этого момента начнется большая и кропотливая, но интересная работа.

Первыми посетителями трупа являются мухи. Пока труп еще свеж, он привлекает нашу обыкновенную комнатную муху (Muscha domestica L.), светлосерую домовую муху (Calliphora stabulans Flln.), крупную синюю мясную муху (Calliphora erythocephala Meig.) и др. Эти мухи откладывают свои яйца в совершенно свежее мясо и не являются типичными представителями трупов. Когда труп начинает портиться и издает зловоние прилетают настоящие падальные мухи: красивая металлически-зеленая люцилия (Lucilia caesar L.) и крупная серая саркофага (Sarcophaga carnaria L.). Через несколько дней труп начинает кишеть «червями», т.е. личинками этих мух, по меткому выражению Фабра «составителями бульона». Личинки быстро разжижают ткани трупа и способствуют его дальнейшему разрушению и подсыханию. Гофман указывал на огромное разрушительное влияние на труп личинок мух: «Совершенно свежий труп шестинедельного хорошо упитанного ребенка я оставил 12 июня в секционном зале; 15-го труп был усеян шевелящимися личинками; 18-го он ими кишел; а 22-го труп был съеден ими до костей и сухожилий».

К сравнительно ранним посетителям трупов принадлежат также жуки-могильщики (Necrophorus) - красивые черные жуки с двойной красно-желтой полосой на надкрыльях. Семейство насчитывает 9 видов. Для них характерны 11-ти членистые усики с явственной булавой на конце. Длина жучков колеблется от 12 до 22 мм. Наиболее крупный и характерный представитель семейства мертвоедов (Silphidae) черный могильщик (N. germanicus) достигает 30 мм. длины. Жуки живут группами, запах чувствуют за несколько сотен метров. Мелкие трупы они зарывают, для чего закапываются под них, и выталкивая из-под них землю, постепенно погружают их все глубже. Когда труп зарыт, самки кладут в него яйца, из которых выходят питающиеся падалью личинки.

Такая работа производит впечатление осмысленной, и поэтому «сообразительность» могильщика часто преувеличивалась. Писали, например, что если воткнуть в землю палку и привязать к ней мертвую мышь, то могильщики догадываются подкопать палку. Опыты, поставленные Ж. Фабром, показали, что в действительности могильщики способны лишь перегрызть веревочки, палку же они не подкапывают.

Вместе с могильщиками на падали (особенно крупной) появляется жук-трупоед (Necrodes littoralis). Он черный с красными концами усиков, надкрылья имеют по три продольных ребра и сзади обрублены; самец отличается утолщенными бедрами задних ног. Длина его 13-22 мм. Однако следует знать, что не все мертвоеды питаются падалью, и отличать их.

Ко времени развития личинок мух на трупе можно обнаружить мелких блестящих жуков яйцевидной формы, которые усердно питаются копошащимися всюду личинками мух. Это - карапузики (Haster) из семейства (Histeridae). Карапузиков нетрудно узнать по голому, сильно блестящему, очень твердому плосковатому телу. Два последних брюшных кольца не прикрыты надкрыльями. Ноги длинные, копательные, усики коленчатые, с плотной, резко намеченной булавой. При опасности они поджимают усики и ноги и лежат, словно мертвые. Карапузики не живут в трупе и охотятся на личинок мух, ползая по твердым частям тела трупа. Поэтому основная часть личинок, находящаяся в трупе, для них недоступна. Зато, когда большинство мягких тканей трупа разжижено и впиталось в землю и личинки последовали туда же для окукливания, карапузики устремляются за ними, и под покровом земли начинается настоящая бойня. Помощниками карапузиков по борьбе с личинками мух являются саприны (Saprinus), хищные жучки-охотники.

В это время или несколько позднее на труп прилетают чрезвычайно ловкие, гибкие, увертливые, быстроногие насекомые с длинным вытянутым брюшком и парой коротких надкрылий. Это хищные жуки стафилины (Staphylinidae). Семейство насчитывает 2500 видов. Ноги стафилинов бегательные, усики нитевидные или булавовидные. Брюшко состоит из 6-7 видимых сегментов; оно очень подвижно, и жуки на бегу загибают его кверху. Личинки имеют длинное тело, крупную голову, длинные ноги и хвостовые придатки. Гораздо чаще попадается серый стафилин. Он черный, блестящий, надкрылья и брюшко с перевязями из серых волосков. Живет он, как правило, на падали. Длина тела 15-20 мм. Для неопытного глаза они по внешнему виду мало похожи на жуков. Некоторые виды их также кормятся на трупах и доделывают работу остальных.

Совокупные усилия бактерий и насекомых делают свое дело. Разжиженные части трупа частью поглотились личинками, частью всосались в землю. Прекратилось выделение газов, обнажились кости, остатки мышц и сухожилий подсохли. Труп перестал издавать зловоние. Мух уже не видно. Теперь им здесь делать нечего. Личинки их ушли в землю и закуклились. Не видно могильщиков, исчезли саприны. Но зато теперь труп во власти новых посетителей. Достаточно пошевелить его или перевернуть палкой, чтобы обнаружить плоских черных жучков-мертвоедов (Silpha), которые обгладывают твердые останки трупа. К ним прибавляются новые обитатели - работники тления. Это жучки-кожееды семейства Dermestidae. К ним относятся небольшие жучки с цилиндрическим или овальным телом, пятичленистыми лапками и короткими булавовидными усиками, которые могут прятаться в глубокую щель на передней груди. Голова кожеедов сильно вытянута вперед. Обычно на лбу у них имеется один простой глазок. Тело густо покрыто волосками или чешуйками. Личинки в длинных волосках. Кожееды очень долго остаются на трупе, даже когда остальные обитатели его удаляются. Они заканчивают работу разрушения и очищают кости настолько, что на них почти ничего не остается. Основная черта кожеедов - их сухолюбивость. В природе они заселяют подсохшие трупы животных. Наибольшего расцвета они достигают в сухих степях, полупустынях и пустынях. Именно в этих зонах распределено большинство видов кожеедов, питающихся на трупах позвоночных животных. И это не случайно. В районах с влажным климатом трупы интенсивно разлагаются и уничтожаются мертвоедами и личинками мух, которые не оставляют на долю кожеедов никаких остатков. В степях и пустынях трупы быстро подсыхают и становятся непригодными для мух, поэтому здесь основными санитарами являются кожееды. Типичный для семейства ветчинный кожеед (Dermestes lardarius) обычный на сухой падали. К кожеедам присоединяется иногда еще один любитель сухих останков - трокс пресчаный (Trox sabulosus L.), небольшой черно-серый овальной формы жучок, который встречается на костях, копытах, в песке. Встречается иногда небольшой черного цвета жучок катопс (Catops nigrita Er.). Иногда подсохший труп оказывается во власти множества трупных клещиков (Uropoda nummularia и Trachynotus cadavernius). По Гофману мумифицированные остатки только в течение второго года уничтожаются мириадами антрен (anthrenus) и клещей (aracus). Ссылаясь на Горошкевича, он указывает, что в разрушении трупа летом принимают участие тараканы. Сюда же относятся и моли.

В конце концов от трупа остаются хорошо очищенные кости да волосы, которые колышет ветер. Скоро один белый костяк напоминает нам, что здесь когда-то кипела своеобразная жизнь, так пышно расцветавшая на бренных останках чужой жизни.

Предложенная здесь периодизация биологического разложения трупа не охватывает всех его вариантов и применительна только к разрушению трупов, находящихся в местах, доступных для воздействия насекомых. Если труп недоступен для насекомых, то возможны следующие варианты его изменения: гнилостное разложение в частом виде и разрушение его животными. При действии на труп соответствующих факторов может наступить естественная его консервация. Находясь в таком состоянии в местах недоступных мертвоедам, труп способен сохраняться длительное время (до прекращения действий на него факторов, вызвавших консервацию). Сюда относятся: «жировоск» (омыление трупов) возникает во влажной почве без доступа воздуха. Чем сильнее был развит жировой слой в момент смерти, тем легче образовывается жировоск. Жировоск легко образуется на трупах детей и алкоголиков. При нахождении трупа в теплом, сухом и хорошо проветриваемом месте легко наступает мумификация, которая может наступить и на морозе. Главным условием является отсутствие влаги. При попадании трупа в болотистую почву, происходит его консервация, находящимися в ней консервантами. Это явление носит название «торфяное дубление». О влиянии гробов на гниение писал Монтальти; он полагал, что гнилостные жидкости отнимают от гробов некоторые антигнилостные вещества (металлические соли, дубильные вещества), которые могут содействовать консервированию трупов.

Замедление гниения наблюдается при отравлении фенолом, алкоголем, мышьяком, сулемой и серной кислотой.

Трупы, помещенные в землю и не доступные для действия на них насекомых, подвергаются воздействию земляных или дождевых червей семейства Lumbricidae. Наиболее распространенные Lubricus terrestis - всеядны. Они поедают также трупы животных, зарытых в землю. Длина норок достигает 80 см. Крупные виды червей из рода Dendrobaena прокладывают ходы на глубину до 8 метров. Поедая трупы погибших от сибирской язвы, черви могут разносить заразу.

В кашицеобразной творожистой массе мягких частей на вырытых из земли трупах встречается масса движущихся червей (Nematodes), принадлежащих роду Pelodera. По Шнайдеру они живут во влажной земле, отыскивая попавшие туда гниющие вещества, и питаются ими. Зарытые в землю трупы также истребляются личинками мух, происходящими из яичек, положенных еще во время пребывания трупа на воздухе.

Плесневые грибки тоже принимают участие в уничтожении трупа, они образуются в могиле через 2-3 года. Различают три вида грибков: один бывает на гниющих, другой - на сухих или жирных трупах (приблизительно через год после смерти), третий - на костях. Белая или желтая, реже красная плесень часто встречается на трупах вырытых из земли через продолжительное время (Hunziker). Трупы, остающиеся во влажном воздухе, также покрываются плесенью; например, при сохранении в погребах они через некоторое время обрастают густым слоем плесневых грибков. Виды последних более точно определил Гейм. Отжившие грибки оставляют на коже белые и черноватые пятна, придавая им пестрый вид.

На трупах утопленников, лежащих в воде, встречаются повреждения, причиняемые водяными жуками, водяными крысами и раками (Гофман). Среди рыб, в основном, трупоедами являются угри, миноги и лини. В Псковской области наблюдалось объедание бровей трупа снетками. Возможны также повреждения трупов улитками, морскими звездами, омарами, которые совершенно обгладывают до кости открытые части тела, и чайками. В пресных водах рек иногда на обнаженных частях трупа поселяется в большом количестве очень пронырливый бокоплав (Gammarus pulex) и производит в коже мельчайшие отверстия.

Более значительные повреждения получаются при извлечении трупа из воды, при вырубании его изо льда или же при сталкивании обратно в воду, если тело всплывает где-нибудь у берега. Последнее случается нередко во избежании хлопот и издержек на похороны. Плывущие трупы захватываются багром или другим орудием и часто при этом повреждаются. По мере гниения и мацерации (сморщивания кожи в воде) части трупа отделяются, или разрыхляясь, отрываются током воды и уносятся течением. Поэтому обезображивание старых трупов утопленников является обычным явлением. Рано выпадают волосы на голове, а также отделяется в виде перчаток кожица вместе с ногтями рук и ног.

Трупы, находившиеся долгое время в воде, обычно покрываются «илом», довольно плотно пристающим к телу. Ближайшее исследование этого покрова показало, что это не есть собственно ил, а что это образование представляет собой густое сплетение нитчатых водорослей и грибков в спавшемся состоянии в виде мокрой ваты, без примеси настоящего ила. Опыты показали, что в текучей воде эти водоросли предпочтительнее пристают к трупам и их частям. На свежем трупе новорожденного, помещенного в текучую воду горного источника, Гофман наблюдал уже на 4-й день нежный серовато-бурый пушок из водорослей, а на 7-й день почти по всей поверхности комки кистевидных сплетений водорослей, колеблющихся в воде. Рост идет столь быстро, что уже на 14-й день весь труп как бы одет в шубу из водорослей, которая спадается по окончании оплодотворения (28-30-й день), после чего на 8-й день следует новое разрастание. На извлеченных Гофманом из Дуная трупах, пробывших в воде 2-3 недели, сплетения грибков и водорослей представляют собой обыкновенное явление. По удалении кожицы разрастание начинается вновь на обнаженном слое кожи. Кроме водорослей через несколько дней появляются слизистые грибки (lycogalae) в виде пятнышек различного цвета или киноварно-красного, достигающие величины чечевичного зерна.

Для разрушения мягких частей трупа взрослого человека достаточно, в среднем, 2-3 летнего пребывания его в земле. Связки и хрящи сохраняются дольше и разрушаются окончательно через 5 лет и более. Изменения в костях совершаются чрезвычайно медленно; для исчезновения в них жира и для полного высыхания их требуется много, в среднем, 10 лет. Еще позже кости становятся хрупкими и ломкими, но при благоприятных обстоятельствах могут сохраняться десятками и сотнями лет. Важно знать, что даже чрезвычайно древние и происходящие из геологических времен кости сохраняют иногда костный хрящ.

Исследованные Орфила человеческие кости 600-летней давности дали еще 27% студня и около 10% жира. Корнфельд при исследовании столетних вырытых из земли костей нашел только незначительную разницу в составе их по сравнению со свежими. Поэтому и удается доказать биологически наличие белка.

Литература:


  1. Ж. Фабр. Жизнь насекомых. Детгиз, 1939.
  2. Эд. фон Гофман. Пособие по судебной медицине. Советская медицина, 1929.

Комментарии

Аватар пользователя Alex
Alex
среда, 12.11.2003 06:11

А почему нет фотографий ? Было-бы интереснее.

Аватар пользователя Александр Тирбах
Александр Тирбах
пятница, 13.05.2005 20:05

Как для специалиста - весьма интересно, как для обывателя - затруднено для восприятия обилием терминов и узкоспециализированных названий. А в целом - весьма интересно.

Аватар пользователя Олег Роднов
Олег Роднов
четверг, 24.11.2016 01:11

Интересно, но фауна в статье почти не представлена.

Добавить комментарий