К вопросу об анализе понятийного аппарата проблемы жестокого обращения с детьми в семье

[143]

Первая трудность, с которой сталкивается исследователь, впервые начавший изучение проблематики насилия, заключается в сложностях формулировки понятийного аппарата этого явления, неоднозначности понимания и трактовки основных терминов и расплывчатости их границ.

Причины такого положения кроются, с одной стороны, в научной новизне и слабой разработанности данного феномена, а с другой — в ее многоаспектности и многогранности. Насилие как таковое и семейное насилие в частности являются предметом научных исследований большого числа дисциплин, каждая из которых преследует свои специфические, профессиональные цели и задачи, и считает необходимым в соответствии с ними выстроить собственную систему понятий. Именно отсутствие согласия в толковании основных понятий специалистами разных исследовательских областей, как теоретиками, так и практиками, создает наблюдаемую в литературе терминологическую путаницу.

Кроме того, другая немаловажная причина создавшейся ситуации состоит в том, что подавляющее большинство имеющихся у нас теоретических и практических разработок основаны на научных исследованиях зарубежных ученых.

Разрешение проблемы упорядочения понятийной аппарата, безусловно, являющейся прерогативой социологии, представляется чрезвычайно актуальным для науки и практики, поскольку может помочь в вопросах научного обоснования проблемы семейного насилия для ее законодательного регулирования, разработки профилактических программ [144] и технологий адекватного вмешательства разных специалистов в каждой конкретной ситуации насилия. Точные определения терминов необходимы для более серьезного теоретического осмысления данного социального феномена, проведения глубоких эмпирических исследований.

Прежде чем начать анализ понятийного аппарата необходимо оговорить один важный момент.

Обзор отечественной литературы четко обозначил наличие в данном проблемном поле пяти основных понятий: насилие, жестокое обращение, плохое обращение, дурное обращение, злоупотребление. Указанные понятия используются как синонимы, одно понятие свободно подменяется другим, что, на наш взгляд, не совсем правильно и корректно. Здесь на лицо ситуация понятийной загруженности данной проблематики.

В англоязычной литературе проблема понятийной загруженности тематики и толкования ее основных терминов не стоит так остро: применительно к проблеме насилия в отношении детей используется только два понятия — child abuse и neglect (жестокое обращение и пренебрежение нуждами ребенка), объединяемые в аббревиатуру CAN и не требующие дополнительного содержательного уточнения. Авторы научных трудов не вправе подменять эти понятия их синонимами, например такими, как violence (насилие), maltreatment или mistreatment (дурное обращение), omission (упущение, оплошность) и др., которые могут внести в контекст иной смысл, засорить содержание и затруднить понимание проблемы.

Терминологическая путаница и понятийная загруженность в отечественной литературе возникла, на наш взгляд, в результате перевода слова “abuse”, имеющее в английском языке множество значений, каждое их которых в русском языке используется в качестве самостоятельного термина. Как, например, в случае с понятиями жестокое, плохое, дурное обращение, злоупотребление, объединяемыми в английском языке одним термином “child abuse”.

Таким образом, хотелось бы поставить под сомнение необходимость и правомерность использования понятий плохое и дурное обращение в данном контексте, оставив наиболее часто употребляемое в литературе понятие «жестокое обращение». В отношении термина «злоупотребление» следует сделать маленькую оговорку: по сравнению с английским в русском языке это понятие лексически не совпадает с термином жестокое обращение, являясь по отношению к нему родовым понятием.

Рассмотрим основные подходы к определению понятий проблемы насилия над детьми.
[145]

Понятийный аппарат проблематики насилия над детьми содержит 3 основных понятия: насилие, жестокое обращение, злоупотребление правами.

Представляется важным начать анализ понятия «насилие» с рассмотрения таких категорий, как «утверждение» и «агрессия» для более детального определения его содержания и уяснения соотношения между указанными конструктами, поскольку эти вопросы вызывают в современной научной литературе ожесточенные споры.

«Утверждение» (assertion) наиболее общее понятие среди указанных трех, под которым понимаются действия человека, направленные на признание его прав, мнений, взглядов, установление собственной позиции, свободы и т. д 1. Одним из самых распространенных способов утверждения (самоутверждения в том числе) человека в обществе выступает агрессия, которая определяется как «любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему такого обращения» 2.

Это определение предполагает, что агрессию следует рассматривать как модель поведения, а не как мотив, эмоцию или установку. Термин агрессия часто ассоциируется с негативными эмоциями — такими как злость; с мотивами — такими как стремление оскорбить или навредить; и даже негативными установками — такими как расовые или этнические предрассудки. Эти факторы, несомненно, играют важную роль в поведении, результатом которых является причинение ущерба, но их наличие не является необходимым условием подобных действий.

Кроме того, в данном определении термин агрессия предполагает действия, посредством которых агрессор намеренно причиняет ущерб своей жертве. Этот критерий исключает случайные нанесения повреждений, действия совершенные неосознанно или без наличия умысла. Таким образом, важно определить агрессию не только как поведение, причиняющее вред или ущерб другим, но и как любые действия, имеющие целью достижение подобных негативных последствий.

Далее согласно определению, только те действия, которые причиняют ущерб или вред живым существам могут рассматриваться как агрессивные по своей природе. Несмотря на то, что люди часто разбивают или наносят удары по различным неодушевленным предметам, например, по мебели, посуде, стенам, подобное поведение не может рассматриваться как агрессивное до тех пор, пока не будет причинен вред живому существу.
[146]

Из определения видно, что мы можем говорить об агрессии только тогда, когда жертва стремится избежать подобного обращения. В большинстве случаев объекты физического насилия или оскорбительных вербальных нападок, хотят избежать подобного неприятного опыта. Однако иногда жертвы не стремятся избежать неприятных для себя последствий. Так, например, поведение садомазохистов во время любовной игры не содержит агрессии, поскольку здесь нет видимой мотивации со стороны «жертвы» избежать боли.

То же самое относится к самоубийству и попыткам его совершения. Здесь агрессор выступает в роли собственной жертвы, поэтому подобные действия не могут быть квалифицированы как агрессия.

В зарубежной литературе указывается, что агрессия может проявляться в двух формах: насильственной и ненасильственной 3. Насильственная агрессия — форма поведения, направленного на причинение физического вреда, нанесение физической боли другому человеку. То есть, с этой точки зрения, насильственно-агрессивные действия — это проявления именно физического насилия. К ненасильственной агрессии относят вербальную и невербальную агрессию, содержащие угрозу физической расправы или демонстрирующие намерение совершить физическое насилие: это оскорбление, унижение, запугивание действиями и жестами, то есть причинение морального вреда без непосредственного физического контакта с телом человека. Проще говоря, это то, что чаще всего называют психологическим (эмоциональным) насилием.

Итак, агрессия — психологический механизм, «программное обеспечение» насилия. Насилие — поведенческая характеристика агрессии. Насилие всегда социально, тогда как агрессия может быть детерминирована не только социальным окружением, но и психическими и биологическими факторами.

Таким образом, соотношение рассматриваемых понятий можно представить в виде схемы 4:

IMAGE(0)

[147]

Таким образом, насилие в зарубежной науке ассоциируется, прежде всего, с физическим принуждением, воздействием на организм человека, и является синонимом физической силы.

Дополнительное подтверждение этому положению можно обнаружить в универсальном Оксфордском словаре английского языка, где насилие определяется как «использование физической силы для нанесения телесных повреждений или разрушения…» 5.

В словаре современного английского языка издательства Лонгман подчеркивается, что насилие — это использование физической силы по отношению к другому 6. Аналогичное определение насилия содержится в словарях американского варианта английского языка «Насилие — это физическая сила, используемая для нанесения телесных повреждений, порчи или разрушения» 7.

Близкие значения понятию насилие встречаются и в других языках. Например, в немецком языке под насилием понимается грубое, физическое, телесное воздействие с целью подчинения другого своей воле.

Понимание насилия как физического действия характерно и для Д. Харриса, Д. Рише, М. Вольфганга.

Эту же точку зрения выражают, например, Г. Грэхэм и Т. Гурр, в трактовке которых насилие выступает как «поведение, направленное на нанесение физического вреда людям или их собственности» 8.

Такое узкое толкование насилия доминировало в отечественной научной философской, юридической литературе периода начала массового изучения данного феномена и изначально было обусловлено морфологией данного слова.

Насилие в буквальном смысле означает применение силы. В классических толковых словарях русского языка насилие трактуется как «применение физической силы к кому-либо; принудительное воздействие на кого-либо; притеснение, беззаконие; опора на силу, действие с помощью силы» 9; «принуждение, неволя, силование; действие обидное, [148] стеснительное, незаконное, своевольное» 10. Большой толковый социологический словарь определяет насилие как причинение физического ущерба телу или собственности человека с помощью силы или оружия 11.

С нашей точки зрения, при толковании понятия насилие в современной философско-социологической литературе используется два основных подхода: расширительный и узкий. Несмотря на разницу в определении насильственных действий оба они исходят из сравнения насилия с принуждением, подавлением, нанесением вреда.

В первом случае под насилием понимается причинение любого ущерба (в том числе и морального), во втором — применение физической силы, всяческое ущемление физических потенций человека.

Анализ литературы позволяет сделать некоторые выводы относительно особенностей толкования данного понятия.

Как уже было отмечено, в зарубежной науке, исследователи придерживаются узкого понимания понятия насилие, в то время как, в отечественной науке это было характерно для ранних исследований и в настоящее время здесь доминирует расширительное толкование. Причем заслуга разработки расширительного подхода и его использования принадлежит юристам, которые, на наш взгляд, впервые осознали наличие в содержании данного понятия две основные составляющие: физическую и психологическую. Но необходимо заметить, что широко используемое в социогуманитарных науках понятие психологическое (эмоциональное) насилие в юриспруденции употребляется редко и чаще всего заменяется словосочетанием «угроза причинения физического ущерба», здесь налицо их стремление выделить в данном емком понятии его предмет.

Авторами юридического словаря дается следующее определение насилия: «Насилие — в российском праве физическое или психическое воздействие одного человека на другого, нарушающее гарантированное Конституцией РФ право граждан на личную неприкосновенность (в физическом и духовном смысле)» 12. Уголовный кодекс в диспозициях норм Особенной части по-разному оперирует данным термином. Например, в ст. 131 (изнасилование), ч. 2 ст. 139 (нарушение неприкосновенности жилища) говорится как о насилии, так и об угрозе его применения. В ч. 2 ст. 163 (вымогательство), ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий) закрепляется такой квалифицирующий [149] признак, как применение насилия 13. Также как и другие специалисты, юристы признают, что существует объективная необходимость создания универсального в своем роде определения, чтобы оно было применимо при квалификации разных насильственных преступных деяний, одним из признаков объективной стороны которых является насильственный способ их совершения.

Необходимо отметить, что при определении этого понятия юристы, прежде всего, выводят его признаки. Более детально юридические толкования понятия насилие в настоящей работе рассматриваются ниже при обзоре признаков феномена насилия над детьми, поскольку именно в юридических дефинициях содержатся все его юридические признаки, всеохватывающий и нормативный характер которых, по нашему мнению, позволяет использовать их в процессе выявления, распознавания и диагностики жестокого обращения в семье.

Расширительный подход к насилию отличает тех авторов, для которых оно является синонимом того, что наносит ущерб человеку. Так, Х. Гирветц считает насилием «действия индивидов или групп, которые нацелены на нанесение вреда другим». Н. Татт также отмечает, что насилие может быть определено как вид «поведения, наносящий вред другим». Ш. Стэнадж называет конкретные проявления этого вреда, начиная от физических оскорблений и отказа от поддержки друга в трудную минуту и заканчивая жестоким обращением с кем-либо 14.

Весьма широкий подход характеризует и ряд работ, в которых дается дефиниция «политическое насилие». В энциклопедическом словаре «Политология» выделяется две разновидности данного феномена: во-первых, государственное в лице «государственной власти, опирающейся на право и ограниченное правом»; и насилие, в прямом смысле этого слова охватывающее «модус действия, направленного на нанесение ущерба субъектам действия или вещам либо на уничтожение последних» 15. Аналогичное понимание насилия отражено в другом справочном издании по политологии: «сущность насилия состоит в нанесении ущерба человеку, социальной группе, лишении свободы, здоровья, жизни» 16.

Г.И. Козырев также делает попытку объяснения данного понятия и пишет, что «под насилием понимается нанесение любого ущерба (физического, морального, психологического, идеологического и др.), [150] или любые формы принуждения в отношении других индивидов или групп» 17.

Для А.А. Гусейнова это понятие представляет собой «такой тип человеческих, общественных отношений, в ходе которого одни индивиды и группы людей подчиняют себе других, узурпируют их свободную волю; это внешнее воздействие на человека и по преимуществу его физическое принуждение».

Кроме того, оно интерпретировано исследователем как разновидность отношений господства, власти: «Власть есть господство одной воли над другой, применительно к человеческим отношениям ее можно определить как принятие решения за другого». Он выделяет 3 основания насилия: во-первых, «оно может базироваться на реальном различии воль и тогда более зрелая воля естественным образом господствует над незрелой волей (пример, власть родителей над детьми). Во-вторых, она может иметь своим источником предварительный более или менее ясно выраженный договор, когда индивид сознательно отказываются от некоторых прав (власть полководца и законно выбранного правителя). В-третьих, власть может основываться на прямом физическом принуждении и тогда она выступает как насилие» 18.

Необходимо заметить, что расширительное толкование насилия (как синонима вреда, ущерба, принуждения вообще) лишает это понятие предмета, качественной определенности, что серьезно затрудняет ее изучение. Если понимать под насилием ограничение возможностей и прав личности, свободы воли, то оно растворяется в категориях «угнетение», «подавление». В этом случае, глубокое и всестороннее изучения данного феномена становится непосильной задачей. Открывается возможность для произвольной трактовки его сущности.

Что касается отождествления насилия только с физической силой, то такой подход также представляется спорным, поскольку понятия «насилие» и «сила» имеют существенные различия. Сила — понятие многомерное. В академическом словаре русского языка приводится тринадцать его значений. Среди значений, которые наиболее близко относятся к исследуемой проблеме, можно назвать способность, возможность совершать, делать что-либо, требующее внутреннего напряжения, производить какую-либо работу, производить физические движения, [151] действия, влиять, физически воздействовать на кого-либо, способность к духовной деятельности 19.

Как видим, термин «сила» носит полисемантический характер, что открывает его возможность для различных интерпретаций. Многие исследователи рассматривают силу, прежде всего, как возможность действовать, добиваться поставленных целей. Так, А.И. Желтухин пишет, что «сила определяется, как возможность прилагать к чему-либо эффективное по результативности действие» 20.

Однако сила предполагает способность действовать не только физически, но и духовно, то есть она не ограничивается «уровнем взаимодействия физических объектов» 21. Поэтому по своему содержанию понятие «сила» шире понятия «насилие», которое, на наш взгляд, предполагает лишь физическое воздействие на объект.

Не менее существенно различаются между собой физическая сила и насилие. Действие первой не ограничивается человеческим обществом, а распространяется на природу, в том числе и на неживые объекты.

Итак, понятие «насилие» не тождественно ни понятию «сила», ни понятию «физическая сила». Понимание насилия как физического принуждения более точно отражает его специфику как междисциплинарной категории.

Почему именно физическое принуждение рассматривается нами в качестве сущности насилия? Прежде всего, как уже отмечалось, это соответствует русской филологии, которая под насилием подразумевает не просто принудительное, но и физическое воздействие. Выше подчеркивалось, что такой подход к сущности насилия характерен не только для русского, но и для других языков.

Такое понимание насилия совпадает с позицией некоторых крупных ученых. Так, М. Вебер употреблял термины «насилие» и «физическое насилие» как синонимы, рассматривая средства политической власти 22. Э. Гидденс также исходит из того, что насилие подразумевает физическое воздействие на людей.

Следует подчеркнуть, что те авторы, которые придерживаются широкого толкования данного понятия фактически ограничиваются в своих работах анализом его чисто физической стороны.
[152]

Основываясь на указанных положениях, автор настоящей статьи предлагает в рамках данного проблемного поля придерживаться толкования насилия как применения физической силы или причинения физического вреда, и словосочетание «насилие над детьми» однозначно понимать в этом контексте. Поскольку, с нашей точки зрения, его использование в подобной форме значительно сужает понимание рассматриваемого феномена, во-первых, потому что физическое насилие представляет собой только одну из форм жестокости над детьми в семье, во-вторых, предполагает исключительно активные действия, тогда как по отношению к ребенку может проявляться и в форме бездействия.

С целью адекватного понимания и описания деструктивного поведения родителей в отношении детей в семье предлагается употреблять термин «жестокое обращение» (в других источниках «плохое обращение», «дурное обращение»). Так как анализ соотношения двух понятий свидетельствует о том, что термин «жестокое обращение» шире по объему, охватывает почти все стороны насильственных действий, совершаемых в отношении ребенка в семье, этот термин более уместен в данном контексте.

Исходя из тех же соображений, автор рекомендует унифицировать это понятие и рассматривать его в качестве универсального, которое использовалось бы в науке и социальной практике исключительно по отношению к данному объекту и данному типу феномена насилия.

В литературе представлены самые различные толкования данного понятия, начиная с самых широких, согласно которым под жестоким обращением понимается широкий спектр наносящих вред ребенку действий родителей и опекунов, заканчивая такими, в которых дается краткое перечисление его основных форм и конкретных проявлений.

Как, например, в следующих определениях: жестокое обращение — умышленное нанесение физического или психологического насилия в виде избиения, издевательств, лишения пищи или одежды, оскорбления, унижения человеческого достоинства, посягательства на сексуальную неприкосновенность, убийства, доведение до самоубийства 23; все формы физического или психического насилия, причинение побоев или нанесение оскорблений, невнимательное, небрежное или жестокое обращение, эксплуатация, включая сексуальные посягательства на ребенка; намеренное нанесение детям психологических или физических травм 24.
[153]

Основной недостаток вышеперечисленных толкований заключается в их неполноте и поверхностности, они лишены указания на конкретные признаки, кроме умышленности действий, а также не включают форму бездействия в качестве неотъемлемого элемента такого рода обращения с детьми. В связи с этим более выверенным можно считать следующее определение: жестокое обращение — любые умышленные, повторяющиеся действия или бездействие по отношению к ребенку со стороны родителей, лиц, их заменяющих, в результате чего нарушается его здоровье и благополучие или создаются условия, мешающие оптимальному физическому или психическому развитию, ущемляются его права и свободы.

Итак, в определении имеем две взаимосвязанные части: описание действий, которые взрослые совершают по отношению к ребенку, и определение вреда, наносимого этими действиями.

Первая часть указывает как на характер действий, которые совершаются по отношению к ребенку, так и на их активность. Например, когда взрослые преднамеренно наносят физические травмы, оскорбляют и растлевают ребенка — это активные действия. Если же они ничего не делают, чтобы обеспечить ребенку безопасное окружение, медицинскую помощь, образование — это бездействие, которое в такой же степени наносит вред, как и побои.

Вторая часть определения жестокого обращения с детьми отражает вред, который наносят здоровью и развитию детей те или иные преднамеренные действия взрослых или их бездействие. Это трактовка жестокого обращения, на наш взгляд, наиболее удачна, поскольку в нем учтены современные подходы, используемые в зарубежной и отечественной литературе.

Как уже было указано, в научной литературе используются другие варианты рассматриваемого понятия, такие как плохое и дурное обращение. С нашей точки зрения, их использование в научных текстах неуместно, поскольку, характеризуя одно и то же явление, вносят в понимание данной проблемы дополнительное, излишнее значение, например, в обыденном языке понятие плохое обращение по силе и последствиям значительно уступает понятию жестокое обращение и ассоциируется с пренебрежением нуждами ребенка, в частности с плохим уходом, а «дурное обращение» явно представляет собой ненаучный термин и отягощает его восприятие преобладанием оценочных моментов.

Необходимо заметить, что в социальных и гуманитарных науках широко используется большое количество оценочных понятий, однако в пользу применения в данном проблемном поле понятия жестокое обращение, помимо указанных выше причин, можно привести такую, [154] которая заключается в объяснении прилагательного «жестокий» или «жестокое».

Оно определяется как свойство явления, процесса или личности, заключающееся в безразличии к страданиям других людей (или в стремлении к их причинению) и как осознанные действия, направленные на причинение мучений, страданий другим людям для достижения определенной внешней цели и удовлетворения.

Также как и для агрессии, важнейшей особенностью способа действий, характеризуемого как жестокий, является не объективная сторона, а психологический подтекст. Непреднамеренные неосторожные действия (либо когда деяние по той или иной причине не осознается субъектом) даже с самыми тяжкими последствиями не является жестокими. Таковыми можно считать деяния, мучительный характер которых осознается субъектом и входит в его намерения, то есть при наличии прямого или косвенного умысла.

Говоря о проблеме насилия в семье, необходимо затронуть не менее сложный вопрос о толковании и использовании такого понятия, как злоупотребление правами. Как уже было сказано выше, этот термин входит в понятийный аппарат и активно используется в рамках рассматриваемой проблематики.

Понятие жестокое обращение и термин злоупотребление в английском языке лексически совпадают, тождественны и являются одним из вариантов перевода на русский язык словосочетания child abuse. В отечественной литературе это вызывает трудности в адекватном понимании понятия «злоупотребление правами», не только потому что в русском языке оно упоминается исключительно в правовом контексте, а из-за того, что в специализированной литературе по проблеме насилия над детьми в семье используется его буквальный перевод.

Так, в некоторых переводных источниках можно встретить такие словосочетания: «злоупотребления детьми», «сексуальные злоупотребления детьми» и т. д., что, на наш взгляд, не совсем является верным. В русском языке термин чаще всего используется во множественном числе и понимается как «проступки, состоящие в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей» 25. А также злоупотребить означает «употребить, использовать что-либо во зло, незаконно или недобросовестно» 26. Возможно ли в данном случае использовать во зло ребенка? Смысл словосочетания искажается, злоупотреблять можно правами, обязанностями, дружбой, доверием и т. д., но не детьми. [155] Таким образом, понятие злоупотребление в рассматриваемом контексте было бы правильнее и целесообразнее использовать в сочетании с понятием «право» — «злоупотребление правом», именно в таком, каком оно дается в большинстве юридических словарей.

Юристы под злоупотреблением правом понимают «превышение пределов дозволенного правом осуществления своих полномочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, нарушая при этом права и законные интересы других лиц» 27, а под «злоупотреблением родительскими правами — осуществление родительских прав в противоречии с их назначением, в процессе которого причиняется вред интересам детей» 28. Это и принуждение детей работать, запрещение посещать школу, принуждение к участию в религиозной секте, деятельность которой опасна для психического и физического здоровья, вовлечение детей в преступную деятельность, проституцию, употребление наркотических веществ; так и физически и психически жестокое обращение.

На наш взгляд, здесь следует добавить еще один существенный комментарий, который в представленном определении автором не учтен: злоупотребление правом предполагает две формы: активную и пассивную, причем последняя подразумевает как невыполнение, так и ненадлежащее (недобросовестное) выполнение родителями прав. Обе формы данного явления предусмотрены в статьях Семейного и Уголовного кодексов. Необходимо заметить, что пассивная форма злоупотребления правами в литературе обычно обозначается понятием «пренебрежение нуждами» и, с нашей точки зрения, по сравнению с активной формой в социальной практике встречается намного чаще.

Таковы основные подходы к определению терминов насилие, жестокое обращение и злоупотребление правами, образующих понятийный аппарат феномена насилия над детьми в семье.

Примечания
  • [1] Children and violence / Ed. by C. Chiland, J.G. Young. Vol. 11. Child in the family. London, 1994. P. 15.
  • [2] Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1999. С. 26
  • [3] Children and violence / Ed. by C. Chiland, J.G. Young. Vol. 11. Child in the family. London, 1994. P. 16.
  • [4] Ibid. P. 17 (Figure 2.1).
  • [5] Oxford Universal English Dictionary / Prepared by W. Little et. al. Oxford: Oxford University Press. 1990. P. 1937, Vol. X.
  • [6] Longman Dictionary of Contemporary English: New edition. Burnt Mill, Harlow: Longman, 1987. XXVI. P. 175.
  • [7] Webster’s New World dictionary of American English / Ed.-in-chief V. Neufeldt. N. Y.; Webster’s New World, 1988. P. 1490.
  • [8] Graham H.D., Gurr T.R. The history of violence in America: historical and comparative perspectives. 1969. Р. 27.
  • [9] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1983. С. 344.
  • [10] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. Т. 5. С. 468.
  • [11] Большой толковый социологический словарь. В 2 тт. М., 1999. С. 454.
  • [12] Большой юридический словарь. М., 1998. С. 397.
  • [13] Комментарий к Уголовному кодексу.
  • [14] Reason and violence: philosophical investigations. Oxford, 1974, XV. P. 216.
  • [15] Политология. Энциклопедический словарь / Под. ред. А.М. Аверьянова. М., 1993. С. 191.
  • [16] Основы политологии. Краткий словарь терминов и понятий. М., 1993. С. 86.
  • [17] Козырев Г.И. Проблема насилия в теории, массовом сознании и реальной жизни // Вестник МГУ. Сер.7. Философия. 2000. №6. C. 85.
  • [18] Гусейнов А.А. Понятие насилия // Философия. Наука. Цивилизация. М., 1999. С. 293.
  • [19] Словарь русского языка. В 4 т. / Под ред. Евгеньевой. М., 1981, Т. 4. С. 91.
  • [20] Желтухин А.И. Социологическая концепция конфликта // Социс, №4, 1994. С. 142.
  • [21] Гидденс Э. Социология // Социс, №2, 1994. С. 15.
  • [22] Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 645-646.
  • [23] Реан А. А. Психологические деформации семьи // Психология подростка. Полное руководство. Под ред. А.А. Реана. СПб., 2003. С. 189.
  • [24] Никитина О.А. Жестокое обращение с детьми. Магнитогорск, 2000. С. 56.
  • [25] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992. С. 236.
  • [26] Там же. С. 235.
  • [27] Большой юридический словарь. М., 1997. С. 228.
  • [28] Малиновский А.А. Злоупотребление правом. М., 2002. С. 74.

Добавить комментарий