Методологические аспекты синергетики в психокоррекционной деятельности

[98]

Споры о том, кто должен, и кому дано право заниматься вопросами душевного здоровья, оказанием помощи при психологических проблемах и психических расстройствах, имеют свою давнюю историю. В процессе развития и становления цивилизации вопросами психической коррекции профессионально занимались маги и жрецы, философы и священники, учителя и врачи. В течение последних ста лет, сначала робко, а затем все увереннее и увереннее, свои права на участие в психокоррекционной практике стала заявлять психология. Появление еще одних претендентов на работу в сфере регуляции психической жизни не было с восторгом воспринято прежними «специалистами». С тех пор борьба за монополию в этой области не прекращается. Порой взаимодействие церкви, школы, лечебных учреждений и психологических служб напоминают «бои без правил», где каждый за себя и все против всех. В последние годы, благодаря развитию рыночных отношений, это противостояние усилилось. Приказы Минздрава о запрещении психотерапевтической деятельности лицам, не имеющим специального медицинского образования, уже не способны регулировать реальные процессы в сфере психокоррекционной и психотерапевтической помощи. Более того, на рынок услуг по психорегуляции и психокоррекции хлынула дикая орда порой совершенно необразованных колдунов, магов, экстрасенсов, целителей и прочих шарлатанов.

Весьма внушительные остатки прежнего тоталитарного менталитета и нежелание считаться с новыми рыночными социальными условиями вынуждают представителей старых профессиональных монополий играть словами и определять одну и ту же деятельность разными понятиями. Так, например, психическая регуляция в лоне церкви определяется как духовное [99]
наставничество, в системе здравоохранения — как психотерапия, а в практической психологии — как психологическое консультирование или психологическая коррекция. Все эти названия являются не более чем конспиративными паролями для выполнения одной и той же работы в разных учреждениях и социальных группах.

Почему же так происходит? Какие обстоятельства заставляют людей разыгрывать этот спектакль? На наш взгляд, это можно объяснить несколькими группами факторов.

Это, безусловно, социально-экономические факторы, включающие в себя обстоятельства и последствия многолетнего экономического кризиса: низкий уровень жизни большей части населения, неразвитость сферы услуг (в том числе и медико-психологических) и др. К этой же группе стоит отнести и возникшее противоречие между рыночной конкуренцией и оставшейся старой тоталитарной привычкой к традиционной монополии на сферу знаний и практики в области психорегуляции. Другая группа факторов определяется чрезвычайной сложностью и многогранностью объекта этой деятельности. Сложность эта детерминирована, во-первых, высочайшей индивидуализированностью и уникальностью внутреннего (психического и духовного) мира каждого человека, а во-вторых, наличием реального противоречия между необъятностью индивидуального мира человека (человек — микрокосмос) и ограниченными возможностями его самопознания. Причиной такой ограниченности является то, что духовная составляющая личности выходит за пределы ее реальной жизнедеятельности в данном пространственно-временном континууме.

Многообразие и неоднозначность подходов к психокоррекционной работе и факторов, на неё влияющих, являются причиной возникновения серьезных проблем в выработке концепции подготовки специалиста и её осуществлении.

Для эффективного решения задачи профессиональной подготовки специалистов исключительное значение имеет глубокая синергетическая интеграция медико-биологического, социально-психологического и духовного подходов к регуляции жизнедеятельности человека. Психотерапевтическая практика сталкивается с необходимостью оперировать понятиями вечных проблем человеческого бытия, таких как судьба, смысл жизни, смерть, жизненный путь, ответственность, предназначение и т.д. Информационно-когнитивное обеспечение психотерапии опирается на новейшие учения социологии, психологии, культурологии, герменевтики и теологии. К сожалению, наша отечественная психиатрическая и психотерапевтическая системы подготовки специалистов оторваны от своих философских, исторических, психологических, культурологических и теологических основ и однобоко конструируются по образцу естественнонаучных дисциплин. В основном, существующая система подготовки ориентирована на распознавание и [100]
лечение патологических симптомокомплексов. В результате такого обучения психиатры пытаются объяснить сложнейшие загадки человеческой души, великие тайны духовных явлений имеющимися у них весьма недостаточными для этого знаниями и опытом. При этом они взаимодействуют не с реальным человеком и его психическими или психосоматическими проблемами, а с отдельными симптомами, соответствующими готовым схемам и классификациям. Подобная лечебная практика, как правило, малоэффективна, и результат её порой парадоксален.

Душа человека — великая тайна, и познание ее индивидуально и таинственно. Поэтому, для психологического исследования и коррекции личности необходим интегрально-синергетический подход, сочетающий в себе овладение индивидуальным мастерством и научным методом. Психокоррекционной практике, как и любой другой, невозможно научиться, только читая учебники и слушая академические лекции. Психотерапия — это искусство, предполагает наличие определённых индивидуальных способностей и таланта. Однако, мастерство психической коррекции также нельзя освоить, полагаясь только на свой природный дар и харизму.

Под интегрально-синергетической психотерапией мы понимаем целостную совокупность неразрывно связанных разнообразных информационных систем, охватывающих базисные проблемы существования индивидуума, заключенных в самоорганизующихся философских, биологических, социальных и психологических конструктах, которые оказывают значимое динамическое влияние на ход формирования и развития личности в её здоровом и патологическом состоянии. С точки зрения интегрально-синергети-ческой психотерапии базовым компонентом любого психопатологического расстройства является не симптоматические проявления в виде неврозов, психопатий и других нарушений и не травмирующие события реальной действительности, а личностный индивидуально-уникальный тип реагирования на эти события со столь же личностно-уникальным своеобразием проявлений. Иными словами, интегрально-синергетическая модель рассматривает любые проявления патологии, будь то психические или психосоматические, инфекционные или аллергические заболевания, не просто как результат вторжения бактерий или вирусов в незащищенный организм, а как продукт дисбаланса между действием болезнетворного начала и сопротивляемостью организма. Патогенные факторы в виде болезнетворного агента или стресса присутствуют в организме всегда. Возникнет болезнь или нет, зависит от индивидуальной психической и психосоматической сопротивляемости этим факторам. При её понижении болезнь может развиться, даже если токсичность и плодовитость болезнетворных агентов не изменились. Психическая и психосоматическая сопротивляемость личности определяется системой отношений — психическим метаболизмом — обменом эмоциональными и информационными конструктами с окружающим ми- [101]
ром. Следовательно, в основе любого психического и соматического расстройства лежат нарушения информационного взаимодействия человека с социумом и с самим собой. Данные нарушения обусловлены, прежде всего, индивидуально-личностным аксиологическим конфликтом базовых экзистенциональных сфер жизнедеятельности, таких как — смысл жизни и смерти, ответственность, предназначение и другие. Все эти понятия принадлежат к духовной области нашего существования, и их осознание затруднено тем, что духовность, активно влияя на содержание жизни, сама по себе находится вне пределов нашей психосоматической природы. Так, по мнению Л.М. Лопатина, дух человека способен проявляться в рефлексии, свободе и творчестве (Лопатин Л.М. 1889. С. 187). Человек, как существо духовное, обладает активным и рефлексивным началом. Он постоянно включает в свое поведение знания о самом себе, и тем самым, вольно или не вольно, изменяет свое поведение. В результате приобретается новый опыт, который влияет на изменение самого себя и знания о себе. Таким образом, наш дух не может быть рационально изучен, поскольку, становясь объектом, он перестает быть нашим «Я». Изучению доступно лишь то, что не является им самим. Для психотерапевтической работы по коррекции самосознания необходимы принципиально иные подходы чем те, которые используются сегодня в естественных науках.

Психотерапия как наука находится пока ещё в процессе становления. Она не готова предъявить свой самостоятельный понятийный и методологический аппарат. Достаточно давно сформировавшаяся клиническая психиатрия претендует на господствующую «родительскую» позицию по отношению к психотерапии, хотя для этого у неё нет достаточных оснований. Психиатрия по своей природе является естественнонаучной дисциплиной и получает ресурсы своего развития из других естественных наук, таких как физиология, биохимия, фармакология и другие. Психотерапия, как наука о духе, черпает свои ресурсы из гуманитарной сферы — философии, психологии, социологии, филологии, культурологии и искусства. Отсюда следует, что клиническая реальность психотерапии совершенно иная, чем у психиатрии. Однако, и психиатрия и психотерапия имеют дело с общей клинической картиной психопатологических расстройств, что естественно требует интегрального единства естественно-биологического и гуманитарного компонентов. Таким образом, психотерапия в основе своей является синергетической дисциплиной, которая пока еще не сформировалась в единую, целостную науку. На синергетизм психотерапии указывал еще Жан Пиаже, утверждавший, что всякое психологическое объяснение рано или поздно заканчивается в другой дисциплине. Любое психологическое знание может существовать только на границе с другими науками, а не само по себе.

В процессе обучения интегрально-синергетической психотерапии уделяется большое внимание профессиональной и личностной коррекции спе- [102]
циалиста, его психотерапии в клиентской позиции, поскольку в основе психотерапии лежат, в первую очередь, личностные свойства самого психотерапевта, а профессиональные знания и навыки во вторую. По нашему мнению, любая психотерапевтическая методика или техника базируется не на потребностях пациента (т. е., не на его психопатологических расстройствах как таковых), а на личностных особенностях взаимодействия с окружающим самого психотерапевта. Этими особенностями определяется техника и стиль работы с пациентом, поэтому во всех школах подготовки специалистов уделяется столь огромное внимание развитию, приумножению и гармонизации его личности. Естественно, что личностные свойства не являются «вещью в себе», а активно взаимодействуют с окружающей эмоциональной и информационной сферой. Исходя из этого, психотерапевт должен обладать достаточно широким кругозором, который, в свою очередь, обеспечивается объёмной информационной базой, состоящей из активно используемых и управляемых комбинаций знаний в областях философии, психологии, медицины, культурологии и богословия.

Добавить комментарий