К здоровью ученика через здоровье учителя

[318]

Цель данной работы:

  1. рассмотреть аспект изучения основ психологии в школе;
  2. показать, что учитель в связи со своими личностными особенностями и психофизическим состоянием может оказывать не только положительное, но и отрицательное влияние на ребенка, что ведет к заболеваниям учеников.

Поводом для написания этой работы стало то, что я часто спрашивала себя, почему в школе при чрезвычайной интенсивности обучения не находят возможности знакомить детей с основами психологии? Почему знать котангенсы, сколько зубов у акулы и когда была Куликовская битва дети должны, а знать законы человеческого общения, знать себя самого не только биолого-анатомически, но и психологически — это только в институте, да и то далеко не в каждом.

Сегодня редко встретишь психологию как предмет изучения в школе. Несмотря на огромный вал психологической литературы, которую сегодня предлагает книжная торговля, нет учебников по психологии для школы. И эта «вилка» красноречиво говорит сама за себя. С одной стороны, конъюнктура рынка продаж уже не первый год как чутко реагирует на потребность покупателя в психологической литературе. Литература эта пользуется большим спросом, потому что читатели пытаются самостоятельно заполнить пробел в образовании. С другой стороны, на сегодняшний день не существует необходимых методических материалов по преподаванию психологии, отстает разработка программ, нет учителей по психологии. Складывается впечатление, что если в школе есть психолог, то вроде бы и вопроса такого быть не должно. Но у школьных психологов совершенно другие задачи. Все слова с корнем «психо» вызывают настороженную реакцию. Если человек болен гриппом, случился инфаркт или «заработал» язву, то ему сочувствуют. А если СПИД или сифилис? А если человек попал в психиатрическую клинику? Эти заболевания «неприличны». Они вызывают, кроме физических страданий, страх стать отвергнутыми. Об этих заболеваниях не принято говорить. И люди стараются от этого страха защититься: смехом, иронией, насмешкой, негодованием или изоляцией, т. е. «не вижу и не слышу». И о душе не принято говорить, это интимно. Кроме того, много ли найдется людей, даже имеющих высшее образование, которые смогут четко объяснить, чем отличаются психолог, психотерапевт и психиатр. Когда человек идет к врачу, он точно знает, что идет к хирургу, зубному или другому специалисту. А когда идет к психологу или психотерапевту? Сегодня существуют десятки психологий и несколько [319] видов психотерапий, как индивидуальных, так и групповых. И об этом надо знать хотя бы для того, чтобы зря не платить деньги, обращаясь за помощью.

Психологические проблемы заявляют о себе все настойчивее. «К 2020 году, по данным Всемирной Организации Здравоохранения, смертность от депрессии превысит смертность от рака и выйдет, таким образом, на второе место, оставив перед собой только сердечно-сосудистые заболевания. Эти данные, надо полагать, говорят сами за себя» (4). Нарастает ухудшение здоровья детей. Продолжаются разработки технологий, оберегающих детей. Реализуются индивидуально-ориентированный подход в развивающем и здоровьесберегающем обучении (2). По частоте встречаемости трудностей обучения на первом месте стоят сниженная работоспособность, колебания внимания, слабость мнестических процессов, недостаточная сформированность речи. Утомлению учитель может противопоставить повышение мотивации и дозировку заданий, обеспечение отдыха (2). Эмоциональная вовлеченность ребенка в процесс обучения позволяет значительно упростить проблему обеспечения прочного запоминания. Эмоционально значимый материал проходит более глубокую обработку и лучше запоминается (3).

Во время работы «педагогу важно принимать во внимание… готовность <ученика> к переработке слуховой, кинестетической, зрительной и зрительно-пространственной информации, зрелость серийной организации движений и действий, программирования и контроля произвольных действий, возможности поддержания рабочего состояния… готовность фоновых уровней построения движений — возможности поддерживать рабочую позу, избегать гипертонуса мышц и т. п». (2). Это мне напоминает сороконожку. Если она будет думать, какой ногой шагнуть, то просто запутается и не тронется с места. А учитель единовременно должен принимать массу решений и оценивать множество факторов. Рабочий день детей по напряжению часто превосходит рабочий день взрослого человека. Как ребенку выдержать это физически и психологически? Физическую нагрузку можно увидеть, ее легче оценить и дозировать. А психологическую?

Работа учителя и ученика — это постоянное взаимодействие двух систем. Их эмоциональное состояние взаимозависимо. Как обеспечивается мотивация, дозировка работы и отдыха второй части системы, учителя, которая призвана влиять на десятки систем-учеников? «Важно отметить, что учитель и сам нуждается в психотерапевтическом воздействии — умение видеть успехи учеников важно и для его здоровья» (2). Сейчас детей обучают почти с пеленок чтению и письму. Но обучение идет эффективно только тогда, когда оно и интересно и безопасно. [320] А если страшно? Все усилия психики направлены на самосохранение. До учебы ли тут? Чувство, что не будет критики и негативных оценок, дают почву для нормальной работы. Именно ощущения безопасности позволяет погрузиться в новый материал, изучать и исследовать его. Вроде бы все очень-очень просто! Но, увы, на деле это не всегда получается. Известно, что дети охотно идут на уроки одних учителей и не любят других. Страдает усвояемость предмета. Проблема часто в личности учителя.

Случается, что учитель использует авторитарность, высказывая определенные негативные комментарии в адрес ученика, заставляет, угрожает. Фактически он «отыгрывает» на учениках свои психологические проблемы. И тогда ребенок нуждается в психотерапевтической помощи. Приведу отрывок из анамнеза пациента, страдающего циклотимией, о котором пишет К. Абрахам в 1911 году. «Друзей у него не было. Сравнивая себя с окружающими, он сам замечал, что ему недостает жизненной силы. Дома его никто не подбадривал: мало того, ему нередко доводилось выслушивать от отца пренебрежительные замечания в свой адрес. И без того удручающие обстоятельства усугубила особая психическая травма, связанная с жестоким поступком учителя, который однажды обозвал его перед всем классом недоумком и уродом. Вскоре пациент впервые погрузился в депрессию» (1). Как пример сегодняшнего дня приведу случай с моей пациенткой.

В краткосрочное консультирование обратилась студентка Светлана, которой предстояла защита дипломной работы. Она жаловалась на страх публичных выступлений. Фобия сопровождалась соматическими симптомами, которые очень беспокоили и пугали пациентку. Имела место выраженная вегето-сосудистая дистония. Страх сопровождался потерей речи, временным частичным отключением сознания. Сформировалась психическая защита от травмирующего воздействия — изоляция. Причины выяснились в процессе работы. В семье двое детей, Светлана старшая. Мать домохозяйка. Отец полностью обеспечивает семью. Мать и отец имеют высшее образование. С детства девочка активная, любимица в семье. В школе была тихоней. Сменила несколько школ, так как родители искали школу с английским языком, а учителя уходили из-за низкой зарплаты. В начальной школе с учительницей отношения очень сложные. «Классная меня не любила. Ее бесило то, что я задумывалась, «уходила». Она орала на меня при всех. А я ее терпеть не могла. Плевала на нее». Вспоминает, как мама отпаивала ее после школы валерьянкой, успокаивала, утешала. В другой школе было много учителей мужчин. Это уже средняя школа, 14-15 лет. «Они имели научные степени и очень кичились этим. Грубо прерывали, давали понять, [321] что человек говорит чушь. Как оплевывают. Унижали очень сильно. Ругательства: ПТУшники! Вы не владеете материалом! Не знаете — лучше молчите!» Появился страх. Вспоминает холодный пот. Вспоминает возмущения одноклассников, что «из нас хотят сделать биороботов!» Часто использует слова «искалечили… сделали уродов…».

В университете руководитель диплома — тоже критикующая фигура. «Он говорит о своих достоинствах и моих недостатках: «Не можешь двух слов связать!»». Пациентка отмечает, что «если нет оценки работы, то я расслабляюсь. Когда кричат, не могу ни о чем думать. Боюсь громкой речи!» В результате проделанной нами работы защита прошла успешно.

Фобии, рожденные как дома, так и в школе — это проблема очень многих людей. Сегодня невозможно оказать квалифицированную психотерапевтическую помощь всем нуждающимся. Для этого нет базы. Но, помогая учителю, можно через него помочь ученикам. На базе психолого-педагогических центров созданы службы. Однако педагоги в них не обращаются. Работает сопротивление. Его природа хорошо известна специалистам. Психотерапевт — тоже учитель. Прежде чем работать с пациентами кроме теоретической подготовки он обязан пройти курс личного анализа, чтобы не привносить свои проблемы в проблемы пациентов. Многие профессии нуждаются в прохождении медкомиссии, так как это связано со здоровьем (в пищевой промышленности и во многих других отраслях проходят медицинскую комиссию на ряд инфекционных заболеваний) и с жизнью людей (например, летчики). Работа учителя, кроме образования, заключается и в воспитании. А эти «продукты» можно оценить только годы спустя. И ошибки, и успехи.

Для детей, психологические защиты которых еще не сформированы, очень слабы и подвижны, контакт с авторитарными, грубыми людьми травматичен. Их хрупкие незрелые защиты проламываются, рушатся. И дети по-своему защищаются. Одни дерзят и хамят, смеются, другие плачут, замыкаются. Формируются патологические реакции, которые при длительном воздействии травмирующих обстоятельств переходят в неврозы и психосоматические заболевания. Здесь напрашивается замечание, что надо тогда лечить все общество. Согласна. Но на одном краю континуума общество, а на другом — один человек, личность. И целое не может быть здорово, если страдает его часть. Как не вспомнить древних: «Познай себя, и ты познаешь мир».

Предложения:

  1. в форме факультативов ввести основы психологии в школе;
  2. на базе психолого-педагогических центров создать кабинеты психологической разгрузки для учителей, где можно было бы получить и анонимную психотерапевтическую помощь.

Литература


  1. Абрахам К. О первых опытах психоаналитического исследования и лечения маниакально-депрессивного психоза и родственных ему расстройств // Вестник психоанализа, 2002, №1. С. 33
  2. Ахутина Т.В. Здоровьесберегающие технологии: нейропсихологический подход // Вопросы психологии, 2002, №4. С. 101, 102, 105, 107.
  3. Величковский Б.М. Модули, градиенты и гетерархии: где мы находимся в изучении когнитивной архитектуры? // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н. Леонтьева / Под ред. А.Е. Войскуновского, А.Н. Ждан, О.К. Тихомирова. М: Смысл, 1999. С. 161-174.
  4. Курпатов А. Депрессивные расстройства // Вестник психоанализа, 2002, №1. С. 97.

Добавить комментарий