Показатели прогрессивности общества

[261]

Куда стремится и каковы признаки будущего общества, его качественные и количественные параметры? На какой стадии развития находится то или иное государство и какие ориентиры оно должно наметить? Над этими сложнейшими проблемами интенсивно «ломают головы» не только обществоведы, но и представители разных отраслей естествознания. Так или иначе, сегодня очевидно одно: подобно тому, как капитализм не мог возникнуть и достичь поразительных успехов (известна марксова оценка капитализма, состоящая в том, что этот способ производства в течение одного столетия создал большую производительную силу, чем это было сделано всей предшествующей ему историей человечества) 1 без достижения определенной ступени в развитии химических наук (ведь собственной материальной основой капитализма, так называемого [262] индустриального общества является машинное производство), будущее цивилизованное общество, общество изобилия, а следовательно, общество без классов, без войн и эксплуатации не может быть построено без революции в биологической науке. Поэтому главнейшей особенностью современности является то, что новая эпоха грядет без разрушений и крови, хотя в некоторых регионах войны и революции ускоряют наступление нового общества в противоположность интересам их зачинщиков.

Нашей целью является заложить основу системе таких показателей, которые так или иначе будут характеризовать параметры цивилизованного общества. Данная система должна выполнить функцию своеобразного зеркала, заглянув в которое отдельные страны, в том числе высокоразвитые, обязательно обнаружат присущие им физические и, тем более, духовные уродства. Создание подобного волшебного зеркала является первой попыткой, и, естественно, у нее не может быть претензий на совершенство 2. Опираясь на диалектический метод (без этого созданного Гегелем и Марксом метода исследование теоретических проблем, особенно в человековедении, равносильно сизифову труду), в частности, соблюдая соотношение исторического и логического, сначала следует показать, как выражается экономическая эффективность того или иного способа производства. Для разрешения проблемы эффективности исходной является обоснованная К. Марксом формула нормы прибыли: P'=m/c+v. Эта формула, условно принятая нами за исходную в отображении экономической эффективности капиталистического способа производства, заслуживает внимания со многих точек зрения:

Во-первых, и это главное в методологическом смысле, в числителе дроби дана специфическая цель данного способа производства, в знаменателе же — специфическое средство достижения этой цели.
[263]

Во-вторых, она показывает, что производство потребительных стоимостей находится на службе у производства стоимостей.

В-третьих, прибавочный продукт принимает специфическую общественную формоопределенность и выступает в качестве меновой стоимости.

В-четвертых, вещественные и личные факторы производства являются капитализированными условиями производства.

В-пятых, личный фактор производства не только приравнен вещественному фактору, но и подчиняется ему: ведь рабочая сила является придатком средств производства.

В-шестых, и это очень важно, формула нормы прибыли содержит момент самоотрицания капитала. В частности, чем больше развиваются производительные силы, тем быстрее падает степень использования капитала, что более всего труднодоступно для понимания.

В-седьмых, и это имеет огромное методологическое значение, данное простое количественное соотношение указывает на все качественные стороны капиталистического способа производства.

Определив конкретно-исторический характер системы целей и средств их достижения 3, не представляется трудным выявление преимуществ и недостатков того или иного способа производства. И в самом деле, для установления формулы экономической эффективности достаточно определить основную экономическую цель той или иной эпохи и главное средство ее достижения. Действительно, логически, а поэтому и исторически, экономическую эффективность в первобытной общине можно вычислить соотношением суммы средств существования к количеству того рабочего времени, которое община затрачивала на добывание или производство этих средств. Наряду с этим, община должна была владеть информацией о том пространстве, с которого она получала указанные средства. Кроме того, всю сумму средств существования общине необходимо [264] высчитать на каждого своего члена. Само собой разумеется, и данный момент особо примечателен, в противоположность современному обществу, ориентированному на денежное выражение показателей эффективности, всякие расчеты производились в натурально-вещественных измерениях. Математически этим соотношениям можно придать следующую форму: Ээ=Пп/Рв, или Ээ=Пп/Зп, или Ээ=Пп/Кчо, где Ээ — экономическая эффективность, Пп — предметы потребления, Рв — рабочее время, Зп — земельная площадь, Кчо — количество членов общины.

Если раньше (как и сейчас) любой работающий на земле пытался вычислить, какой урожай можно получить с того или иного участка земли, то класс рабовладельцев заинтересован в количестве созданного прибавочным трудом прибавочного продукта 4. Поэтому экономическая эффективность данного способа производства принимает следующую специфическую форму: Ээ=Пп/Кр, где Пп — прибавочный продукт, Кр — количество рабов. Иначе говоря, в числителе формулы эффективности представлена основная специфическая экономическая цель рабовладельческого способа производства, а в знаменателе — главное специфическое средство ее достижения.

В условиях феодализма в системе специфических экономических целей производства господствующее положение занимает производство феодальной земельной ренты, поэтому экономическая эффективность здесь приобретает совершенно иное специфическое выражение: Ээ=Фзр/Зп, где Фзр — феодальная земельная рента, Зп — земельная площадь. Ясно, что показатель в числителе может быть соотнесен и с количеством крепостных крестьян или с фондом рабочего времени в текущей форме: Фзр/Кк, Ф.з.р./Рв.

Вместе c появлением капитализма в определении экономической эффективности произошло революционное преобразование. Дело в том, что прибавочный продукт теперь уже принимает стоимостное выражение. Капиталиста интересует не прибавочный продукт сам [265] по себе, а прибыль. Поэтому в эпоху восходящего капитализма норма прибыли становится единственным господствующим показателем экономической эффективности, который, как известно, характеризуется тенденцией понижения и, в конечном счете, устремлен к нулю. Внешне выглядит парадоксальным, тем не менее остается фактом то, что в вещественно-натуральном выражении неограниченный рост экономической эффективности и общественного богатства неминуемо приходит в противоречие с неуклонным понижением эффективности в стоимостных показателях 5. Как только это теоретическое положение проявило себя на практике, центр исследования переместился в сторону проблем эффективности.

Данное обстоятельство было обусловлено множеством причин: во-первых, реальное усиление тенденции падения нормы прибыли потребовало дальнейшего теоретического исследования этого явления; во-вторых, необходимо было вообще установление как абстрактно-логической, так и конкретно-исторической сторон эффективности общественного производства; в-третьих, в результате исследования было установлено, что норма прибыли не является тем единственным показателем, который приемлем для всех эпох. Более того! Спорным стал сам вопрос — является ли прибыль показателем эффективности?; в-четвертых, активизация так называемого Востока с целью разработки таких показателей, которые подтвердили бы преимущество социализма перед капитализмом; в-пятых, и это главное, сегодня как никогда велико желание сразить К. Маркса в теоретической полемике.

Все вышесказанное, и особенно использование математических методов в экономических исследованиях, имело результатом появление такого скопления показателей эффективности, которое создает более их лабиринт, чем какую-либо систему. Особенно проявили себя советские ученые. Формулы, большей частью являющиеся их «открытием», вопреки желаниям своих авторов подтверждают [266] два главных момента: во-первых, почти все эти показатели эффективности общественного производства являются либо постоянной величиной (в лучшем случае), либо переменной, но убывающей (в худшем случае); во-вторых, «открывателям» показателей так и не удалось «проникнуть» в глубь проблемы. Дело в том, что они не смогли «подобрать» так называемый вещественный носитель основного экономического закона социализма (таковым, на наш взгляд, является конечный продукт, т.е. предметы потребления, удовлетворяющие разумные потребности) 6.

Самое общее выражение экономической эффективности производства выглядит следующим образом: Ээ=Кп/Рв (1), или Кп/Кт (2), где Ээ — экономическая эффективность производства, Кп — конечный продукт, Кт — количество трудоспособного населения, занятого в производственной сфере. Конечный продукт, с определенной точки зрения, может быть соотнесен с количеством безработных, что символически примет следующий вид: Ээ=Кп/Кб (3). Действительно, не может вызывать сомнений, что чем больше удовлетворяющих разумные потребности предметов потребления (конечный продукт) производится в единицу времени, тем цивилизованнее общество; чем больше конечного продукта производит занятый в производственной сфере работник, тем эффективнее экономика; чем больше конечного продукта приходится на одного безработного, тем богаче общество. Однако этим формулам присущ значительный недостаток: в хозяйственной жизни они могут быть использованы в масштабе либо всего общества, либо предприятий, изготавливающих предметы потребления. Как измерить экономическую эффективность других предприятий, объединений, отраслей, регионов и т.д., и т.д.? Здесь единственно совершенным является показатель величины производительности труда, исчисленный в натуральных единицах. Изобилие и многообразие конечного продукта является необходимым, но недостаточным условием развития человека. [267] Человеку как высшей ценности и цели для своей реализации нужна также и духовная пища. В созидании — потреблении духовных ценностей, что является принадлежностью одного лишь свободного времени, человек чувствует себя как человек, становится адекватным самому себе. Следовательно, для определения степени цивилизованности и прогрессивности того или иного общества нельзя ограничиться лишь показателем экономической эффективности. К сожалению, не только показатели уровня цивилизованности общества, но и та система показателей экономической эффективности, которая на сегодняшний день используется в мире, мягко говоря, непригодна. Видимо, пришло время начать дискуссию вокруг рассматриваемой проблемы 7. Мы же постараемся охарактеризовать несколько параметров цивилизованности общества.

Степень цивилизованности во многом определяет следующий показатель: Сц=Дц/Кп (4), где Сц — степень цивилизации, Дц — духовные ценности. Хотя конечному продукту присуща возможность роста, однако это положение носит исторически преходящий характер. Дело в том, что физиологические потребности имеют предел. При этом по мере развития общества рост духовных ценностей по сравнению с материальными характеризуется опережающими темпами. Именно поэтому стремление данного показателя к бесконечному возрастанию не вызывает сомнений. Духовные ценности — отелесненно-одушевленное бытие свободного времени. Телесное бытие свободного времени статично и конечно, одушевленно-идеализированное же — динамично и бесконечно. Иначе говоря, если первое подлежит физическому износу, то для второго подобное внутренне исключено. Это касается числителя последней формулы, в качестве же знаменателя выступает уже известный нам конечный продукт, который, рассматриваемый с точки зрения фактора времени, не что иное, как телесное бытие окончательно кристаллизованного рабочего времени. Выходит, числитель и знаменатель находятся в органической связи — оба они представляют собой [268] формы существования социального времени. Однако различие состоит в том, что первый является принадлежностью свободного, второй же — рабочего времени. Поэтому данная формула, благодаря определенному преобразованию, примет следующий вид: Сц=Св/Рв (5), где Св — фонд свободного времени. Этот показатель имеет универсальный, абсолютный характер, и вычислить его возможно в любом пространстве и времени 8. Первая формула (Ээ=Кп/Рв) показывает, что рабочее время из своего текущего состояния постоянно переходит в отелесненно-кристаллизованную форму; пятая же формула (Сц=Св/Рв) оповещает о переходе рабочего времени в свою полную противоположность — свободное время. Здесь разница не только формально-количественная, но и содержательно-качественная. Если результат первого «перевоплощения» — человек как биологическое явление — представляет собой сугубо земной феномен, то во втором случае человек торжествует как явление божественно-неземное. Вместе с этим, указанные переходы отличаются друг от друга и по скорости самого процесса. Переход рабочего времени в конечный продукт осуществляется относительно мгновенно, в одном акте производства, переход же рабочего времени в свободное (так же, как и работы в труд9  иногда совершенно незаметен, и он объективно длится в течение продолжительного времени (речь идет [269] не о юридическом, т.е. субъективном взаимопереходе, что обычно выражается в росте — сокращении рабочего дня или недели в законодательном порядке).

Здесь, возможно, с точки зрения общеабстрактного и конкретно-исторического рассуждение в определенной степени будет нарушено, тем не менее, думаем, необходимо коснуться одного значительного обстоятельства: XXI век — век, который обещает создать изобилие и установить социальное равноправие, должен смыть клеймо, которое человечество унаследовало от патриархата. Дело в том, что свободное время женщин, даже с чисто количественной точки зрения, вдвое меньше свободного времени, которым располагают мужчины. В этом смысле картина окажется еще более удручающей, если иметь в виду действительное свободное время, т.е. время, которое предназначено для всестороннего развития человека и которое является принадлежностью царства свободы. А ведь сегодня не может вызывать сомнений, что свободное время женщин должно, хотя бы количественно, превосходить свободное время мужчин 10. Из сказанного следует, что один из показателей степени цивилизации может быть определен с помощью следующей формулы: Сц=Свж/Свм (6), где Свж — количество свободного времени, которым располагают женщины, Свм — свободное время мужчин. Кстати, только лишь декларативное осуждение дискриминации женщин в оплате труда в современном обществе не является достаточным. Настало время, когда оплата труда женщин и детей должна на порядок превосходить оплату мужчин за ту же работу. Последнее положение может быть выражено таким образом: Сц=Ожт/Омт (7), где Ожт — величина оплаты женского труда, Омт — величина оплаты мужского труда. Еще более значительно следующее соотношение: Сц=Жд/Мд (8), где Жд — количество женщин на должностях, Мд — количество мужчин. Если же на том или ином [270] пространстве подсчитать еще и количество женщин, занимающих высокие должности, то станет очевидным, в каком варварском состоянии находится в этом смысле современное нам общество 11. Поэтому чем выше показатели, вычисленные с помощью последних формул, тем правомернее утверждения о приближении сроков окончательной эмансипации женщин, уровень и степень которой являются показателем еще и уровня и степени развития человечества. Так что, видимо, крушение устоявшихся представлений выпало на долю XXI столетия…

Вообще же, чем больше свободного времени имеется в распоряжении общества (всеобщее), тем богаче это общество. Чем больше свободного времени у индивида (единичное), тем большей возможностью он располагает для развития своего таланта и способностей (сказанное не должно быть понято так, что тот, у кого в своем распоряжении имеется много часов досуга, само собой богат; больше всего досуга в любую эпоху было у дураков, глупцов, оболтусов и душевно больных, но разговоры об их достижениях являются их же прерогативой). Таким образом, можно коротко заключить, что свободное время является не только показателем цивилизации, но еще и ее критерием. В нем, если можно так выразиться, гнездится суть цивилизации.

Если сущность труда отнесем к царству свободы, получим еще один показатель цивилизованности: Сц=Вт/Вр (9), где Вт — время труда, Вр — время работы (рабочее время). Данная формула носит универсальный характер и является показателем не только лишь степени свободы отдельных людей, групп людей или коллективов, классов, социальных групп, всего общества, но и показателем степени эмансипации того или иного государства. Кстати, чтобы [271] более четко обозначить содержание последнего показателя, нелишне привлечь пример из истории. Всеобще известен Спартак и его гладиаторская школа. Все усилия ее питомцев порождали только мимолетную радость, да и то лишь у победителей развлекающих бесчеловечную публику поединков. Однако с того момента, как в сознании гладиаторов их вождем была внедрена воодушевляющая и возвышающая цель — бороться за обретение свободы, их адски тяжелая работа постепенно принимает содержание труда. И хотя в деятельности гладиаторов в конечном счете труд не был утвержден, тем не менее, их восстание было первым коллективным торжеством утверждения труда, представшего в форме борьбы. Спартак же — единственный среди тысячи распятых рабов, кому выпала честь быть ортодоксальным символом освободителя человечества от рабства. Так что поражение восставших гладиаторов может быть расценено как начало эмансипации человечества и даже как победа всемирного значения в общественной практике. Относительно же самого предводителя восставших можно утверждать: Спартак был первым Homo negans с общечеловеческой точки зрения.

Социология и статистика все еще не только не объединяют своих усилий в направлении анализируемой темы, но и не признают друг друга. Ни социология особо не интересуется рассматриваемой здесь проблемой, ни статистика не проявляет инициативу в постановке вопроса о необходимости учета времени труда и работы (тут же не можем не подчеркнуть, что осуществление такого учета является весьма сложной задачей, настолько тесно переплетены меж собой эти, в сущности, противоположные явления). А ведь человек-труженик по сравнению с человеком-рабочим создает необозримую глазом высоту. Труд для первого является не только наслаждением жизнью, самоутверждением и самореализацией, а, прежде всего, утверждением своего другого и радостью, испытываемой от выполнения этой великой миссии.

Степень цивилизованности общества может быть выражена и в следующих формулах: Сц=Дц/Мб (10), Сц=Нс/Пс (11), где Дц — сумма духовных ценностей, Мб — количество материальных благ, [272] Нс — численность занятых в непроизводственной сфере, Пс — численность работников производственной сферы. Чем больше по сравнению с материальными благами духовных ценностей производит и потребляет общество (человек), тем оно (он) культурнее, чем больше количество занятых в непроизводственной сфере по сравнению с занятыми в сфере производственной, тем прогрессивнее, цивилизованнее и эффективнее система общественного устройства. Иначе говоря, показатели, исчисленные с помощью последних формул, подтверждают степень зрелости общества.

Насколько продвинуто, благородно и человечно общество, может быть определено с помощью соотношения Сц=Кнпо/Кппо (12), где Кнпо — количество и состав неправительственных и неполитических организаций, Кппо — количество и состав политических партий и организаций. Если не учитывать тех общественных объединений, которые под завесой неправительственных, неполитических организаций скрывают свои истинные, сугубо политические цели, то не может вызывать сомнений: чем больше по своему содержанию неполитических, неправительственных организаций по сравнению с политическими и правительственными, тем демократичнее и прогрессивнее общество. Более того! Сама прогрессивность и демократичность политических партий выражается в следующем простом соотношении Сц=Кчп/Фп (13), где Кчп — количество членов партии, Фп — явные и скрытые финансы партии. Чем большими финансами в расчете на одного члена располагает та или иная политическая партия по сравнению с другой, тем она реакционнее, и наоборот. Однако в нынешних условиях выборы, как правило, выигрывают состоятельные в финансовом отношении партии.

Если в человеке социальный феномен доминирует над животно-физиологическим, то средняя продолжительность его жизни несомненно детерминирована по существу социальными обстоятельствами. И загрязнение — разрушение природной среды, хотя внешне и выглядит естественным явлением, но внутренне это результат действия факторов, относящихся к социальной сфере. В сущности, в данном случае определяющим является образ жизни [273] вообще, социальная среда. Поэтому формулы Сц= Спж/Псв (14) или Сц= Спж/Пб (15), где Спж — средняя продолжительность жизни, Псв — период (годы) старческого возраста, Пб — период болезни, показывают преимущество той или иной общественной системы, степень очеловечения природы и натурализации человека, гумманизации и гомонизации общественного производства. Весьма важной представляется и следующая формула: Сц=Спж/Пв (16), где Пв — пенсионный возраст. Огромную морально-политическую нагрузку имеет такой показатель: Сц=Мпв/Жпв (17), где Мпв — мужской пенсионный возраст, Жпв — женский. На среднюю продолжительность жизни наряду с другими факторами влияет и размер пенсии: Сц=Вп/Своз (18), где Вп — величина пенсии, Своз — средняя величина основной зарплаты. Кстати, в случае узаконения пенсии в размере, хотя бы ненамного превышающем величину среднегодовой основной заработной платы за последние десять лет, миллионы людей будут рады освободиться от принудительной работы и приобщиться к царству свободы, что, несомненно, будет сопряжено с колоссальными морально-политическими, этико-эстетическими результатами.

О прогрессивности и цивилизованности общества свидетельствуют и рост расходов преимущественно на стариков и, особенно, на детей по сравнению с расходами на остальные слои населения. Сказанное можно выразить в формуле Сц=Рсд/Ртн (19), где Рсд — расходы общества на стариков и детей, Ртн — расходы на трудоспособное население.

Таковы требования политической экономии. Видимо, теоретические проблемы политической экономии «хорошо» освоены правительством Грузии. Подтверждением тому служит учрежденная им пенсия, которую смело можно назвать «подземной». Подобное название она оправдывает как минимум с трех точек зрения. Во-первых, ее соотношение даже с прожиточным минимумом такое же, как чуть ли ни самой глубокой впадины на земле с уровнем моря. Во-вторых, и это еще более значительный момент, в условиях, когда среднюю продолжительность жизни едва можно приравнять к шестидесяти годам, пенсионным для мужчин [274] правительство определило шестидесятипятилетний возраст. Будучи уверенным, что лежащие под землей не в состоянии требовать того, что им причитается, оно (правительство Грузии) на всякий случай «застраховало» свою безопасность на пять лет, т.е. именно настолько, насколько пенсионный возраст превышает среднюю продолжительность жизни. Таким образом, звания пенсионера в нашей реальности могут удостоиться лишь «умершие», подтвердившие этот «статус» пятью годами загробной жизни. В-третьих, курс, который проявляется в отношении государства к людям преклонного возраста, честно исполнившим свой долг перед обществом и совершенно справедливо заслужившим уважение и право на достойную жизнь, свидетельствует о том, что существующий режим призван «угробить» это поколение, обещая ему рай в царстве подземелья.

На столь позорном фоне парламент Грузии принимает полный цинизма закон, согласно которому всем, кому посчастливилось быть парламентарием в течение более одного года, назначается пенсия в полном размере зарплаты действующего члена парламента.

Оставив в покое реалии «демократической» Грузии, следовало бы коснуться одной общей закономерности, которая действует, когда труженик лишен радости труда, и которая формулируется в законе: дееспособность человека находится в обратно пропорциональной зависимости от продолжительности его работы. Эта закономерность формально может быть выражена так: Сц=Пд/Пр (20), где Пд — продолжительность дееспособного периода жизни человека, Пр — продолжительность периода работы. Данное соотношение является показателем того, насколько гуманизировано производство, насколько торжествует труд над работой, насколько человечны вообще производственные отношения и определяемые ими надстроечные явления. Эта формула схематично выражает мнение, обратное представлению, будто чем больше трудится человек, тем больше он укорачивает себе жизнь. Напротив, чем больше радости и наслаждения испытывает человек в процессе труда, тем больше умножается его дееспособность, тем более продолжительным становится активный период его жизни.
[275]

Прогресс в данном случае состоит именно в том, что явление, которое с точки зрения предшествующих эпох воспринималось отрицательным (внешнюю форму жизненной способности человека представляла работа), в будущем обществе заряжается положительными моментами и превращается в труд. Примитивно устроенному разуму невозможно понять, как может строго идеологизированная К. Марксом норма прибавочной стоимости (m/vЧ100) или степень эксплуатации рабочего превратиться в один из критериев прогрессивности уже в недрах самого капиталистического способа производства. Действительно, чем больше трудовой вклад отдельного трудящегося в общество, тем внушительнее результаты. Поэтому формула Сц=То/Тс (21), где То — труд на общество, Тс — труд на себя, говорит о степени утверждения труда, а значит, и о степени утверждения человека и о степени свободы общества.

Если высокий показатель средней продолжительности жизни в основном обусловлен здоровым образом жизни, то существенное значение имеют показатели, вычисляемые по следующей формуле: Сц=Кз/Кн (22), где Кз — количество здоровых людей, Кн — количество нездоровых. Чем скорее будет преодолена та или иная болезнь, тем эффективнее становится общественное производство, тем скорее будет построено новое цивилизованное общество. Вот почему необходимо приоритетное развитие фармацевтики и фармакологии, восстановление в прежних правах и дальнейшее усовершенствование нюансов бесплатного лечения и ежегодной (если не ежеквартальной) диспансеризации и профилактики, обеспечение высокого уровня медицинского обслуживания вообще и т.д., и т.д. Чем больше средств будет вложено в фундаментальные исследования, где приоритетными являются, скажем, современные направления биологии, тем внушительнее будут результаты 12. Все новые перспективы в этом отношении позволяют намечать результаты клонирования и тем более «разгадка» генома человека.
[276]

Главнейшим условием роста продолжительности жизни, так же как и труд, является физическая культура и массовый спорт. Для определения показателя в этом отношении может быть применена формула Сц=Чдзс/Чднс (23), где Чдзс — численность дееспособного населения, систематически занимающегося спортом, Чднс — численность населения, незанимающегося спортом. Если лозунг «все на стадион» поменяет содержание и будет восприниматься населением не как приглашение его в роли зрителя, а как призыв к активному занятию физкультурой, то это будет свидетельствовать о переходе общества в качественно новое, более зрелое состояние.

Раннее старение труженика вызывает интенсификация труда, в прежние эпохи усиливающаяся по мере развития техники. В очеловеченном же обществе начинает действовать закономерность: чем быстрее растет интенсификация производства (закономерность уплотнения — расширения пространства и времени), тем быстрее растет возможность сокращения интенсификации труда. Чем скорее растет интенсификация производства, тем скорее будет сокращаться не только интенсификация труда, но и продолжительность работы, иначе, рабочее время. Так что показателем степени прогресса и цивилизации может служить и следующая формула: Сц=Ип/Ит (24), где Ип — интенсификация производства, Ит — интенсификация труда.

Дееспособность человека по мере неуклонного сокращения интенсификации труда продлевается и переменой труда. Наиболее важным является гармоничное сочетание физического и умственно-духовного труда, разумное использование свободного времени. В этом смысле степень цивилизованности общества во многом определяется следующим показателем: Сц=Ккз/Квз(25), где Ккз — количество культурных заведений (кинотеатры, театры, клубы, библиотеки и т.д.), Квз — количество, скажем так, вульгарных заведений (игральные и публичные дома, кабаки и т.д.). Может показаться парадоксальным, и, тем не менее, одним из показателей цивилизованности общества служит соотношение Сц=Кфоб/Кфлб (26), где Кфоб — книжный фонд общественных библиотек, Кфлб — [277] книжный фонд личных библиотек. Изобилие книг в личных библиотеках порой свидетельствует не о внутреннем богатстве их владельца (сказанное не касается ученых-специалистов), а как раз наоборот, о его духовной нищете. Ведь известно, что чаще всего подобные случаи служат проявлением снобизма, которым, к сожалению, больна немалая часть общества. Так что нет ничего удивительного, если книги в личных библиотеках нередко сохраняют свою «девственность». Это во-первых. Во-вторых, и это главное, с точки зрения использования книжного фонда личных библиотек, возможности довольно ограничены и во времени, и в пространстве. Если персонифицировать работу над книгой, то результаты работы окажутся также ограниченными. Наверное, нет смысла говорить о низкопробной литературе, которой, как правило, переполнены полки личных библиотек и чтением которых их владельцы заполняют свой досуг. То же самое можно сказать и о компьютерах, большая часть которых используется для игр и развлечений.

Известно, что время действия человека как единства биологического и социального делится на время выполнения социальных и физиологических функций. Поэтому на степень очеловечения человека, несомненно, указывает следующая формула: Сц=Сп/Фп (27), где Сп — социальные потребности, Фп — физиологические. Эта формула свидетельствует не только о степени очеловечения человека, но и о степени его эмансипации. Однако, как выясняется, некоторые, внешне кажущиеся социальными, функции (скажем, развлечение) для определенной категории людей превращены в физиологическую потребность. Поэтому весьма важен такой показатель: Сц=Нпу/Ру (28), или Сц=Збу/Зау (29), где Нпу — количество научно-познавательных учреждений, Ру — учреждения, предназначенные для развлечений, Збу — количество заведений, предназначенных для употребления только безалкогольной продукции, Зау — количество заведений, в которых допускается употребление алкогольной продукции.

Не распространяясь на счет оргий в дорогостоящих ресторанах и борделях, ставших жизненно необходимыми для указанной категории людей, особенно хочется коснуться посетителей «безобидных» [278] казино и тотализаторов 13, вернее, такого рода внешне казавшегося развлечением негативного явления, как азартные игры 14. Внутренне ни один из видов азартных игр не носит содержания развлечения. Непосредственной целью таких игр является «делание» денег с помощью денег. Иначе, для игрока человек как цель совершенно исчезает, он представляется лишь как средство выигрыша. Поэтому один игрок перед вторым всегда выступает в роли пиявки, присосавшейся к его жизненной артерии. Неслучайно и то, что непосредственным игроком соперником и противником воспринимается и сама игровая машина (рулетка и т.п.), но за всей этой машинной системой всегда стоит мафия, преступный мир (как правило, вооруженный и поддерживаемый законом). Кроме прочего, азартные игры ущербны и с моральной точки зрения: радость выигрыша приобретает здесь бесчеловечное содержание, ведь торжество выигравшего непременно зиждется на подавленности проигравшего «собрата». Что же касается убийств и самоубийств на этой почве, то они и статистикой не изучены должным образом.

То, что профессиональные игроки принадлежат преступному миру, не может вызывать никаких сомнений. Однако еще предстоит исследовать политэкономическую сторону азартных игр, что предполагает раскрытие сути этого явления на фоне соотношения потребительной стоимости и стоимости и его рассмотрение с точки зрения человека как действительной цели и самоцели.

Таким образом, если развлечение для человека превращено в физиологическую потребность, то, разумеется, ему он должен уделить определенное время. Зло берет начало здесь потому, что в течение указанного времени человек удовлетворяет свои и в самом деле физиологические потребности и с содержательной точки зрения [279] не выполняет никаких социальных функций, даже если внешне такая иллюзия создается у него самого и у окружающих. Исходя из сказанного, весьма важное значение приобретает следующий показатель: Сц=Впдц/Вр (30), где Впдц — время потребления духовных ценностей, Вр — время для развлечений. Коротко говоря, вопросы: кто развлекается, чем развлекается, как развлекается, сколько развлекается, почему развлекается? — должны стать центральными в деле воспитания молодежи. Вообще же, может быть сформулировано соображение в виде следующего афоризма: развлечение есть процесс мимолетного наслаждения и продолжительного самоубийства.

К сожалению, даже в действительности XXI столетия оказалось возможным, что не только отдельные индивиды развлекаются за счет других, но и сильные государства развлекаются за счет слабых стран. При этом способом развлечения может оказаться такая крайняя форма социального зла, как война. Особый же цинизм всего этого «веселого» и «увлекательного» предприятия состоит в том, что по велению сильных государств оно предваряется почти полным разоружением «объектов развлечения». Именно таким образом США и Великобритания вместе с коалиционными силами одержали «славную победу» над Ираком. Подобные факты заставляют усомниться в искренности намерений могущественных государств по отношению к отсталым странам, регионам и целым континентам. Ведь десятки и сотни миллиардов, идущих на военные расходы, могли бы разрешить подавляющее большинство глобальных социально-экономических проблем. Следовательно, чем гуманнее государство, тем меньше военного оружия оно производит по сравнению с гражданской продукцией. И тут же напрашивается вывод, парадоксальный, но истинный: чем больше оружия смерти производит то или иное государство для других стран, тем в более варварском состоянии оно находится, тем явственнее его имперские амбиции, тем сильнее оно мутит и заражает бациллой ненависти мирный океан человечества. Поэтому формула Сц=Эгп/Эвп (31), где Этп — экспортированная гражданская продукция, Эвп — экспортированная военная продукция, является не только показателем степени гуманизации производства той или иной страны, но и показателем степени ее благожелательности, [280] благорасположенности по отношению к другим странам. Показатели, вычисленные по данной формуле, дают отрицательную характеристику таких ведущих стран, как США, Россия, Китай. К сожалению, многие страны, подражая вышеперечисленным государствам, пытаются развязать торговлю военным оружием, что в современном мире является самым безнравственным явлением среди всякого рода «безнравственностей». Досадно, что все это продолжает оставаться действительностью наших дней, когда впервые реально стали возможными: выработка новых норм международного права, обновление функций ООН, упразднение НАТО и ее подчинение ООН, создание во всем мире единой армии и доведение числа национальных армий до минимума, запрещение, раз и навсегда, торговли оружием и т.д.

Крайне безнравственным является и производство общественно бесполезной или фальсифицированной продукции. С этой точки зрения показателями степени цивилизованности общества и эффективности общественного производства могут служить следующие формулы: Сц=Опп/Обп (32), Сц=Дп/Фп (33), Сц= Дп/С (34), Сц=Кп/Нп (35), где Опп — общественно полезная продукция, Обп — общественно бесполезная продукция, Дп — действительная продукция, Фп — фальсифицированная продукция, С — суррогат, Кп — качественная продукция, Нп — некачественная продукция. Если целью общества является человек, его здоровье и продолжительность жизни, то, разумеется, производство общественно бесполезной, некачественной продукции и суррогатов приходит в непримиримое противоречие с такой целью. Однако в современном обществе по-прежнему действуют законы меновой стоимости, и поэтому все приносится в жертву монстру прибыли. Еще более безнравственно торговать подобной продукцией на международном рынке. Поэтому показателем утверждения цивилизованных отношений между странами могут служить данные, полученные с помощью формулы Сц=Эопп/Эобп+Эфп+Энп+Эс (36), которая отражает то, каково соотношение перечисленных видов продукции в экспорте (в обратном направлении импорте) того или иного государства. Невысокий уровень показателя, исчисленного по формуле, заставляет усомниться [281] в разумности руководства той или иной страны и не делает ей (стране) чести. Действительно, если рассматривать формулу в противоположном направлении, то невысокий показатель будет свидетельствовать о неблагоприятной, с точки зрения общественной полезности, структуре импортируемой в страну продукции.

О демократичности государства и его руководства можно судить по показателю, полученному с помощью формулы Сц=Кдн/Кбп (37), где Кдн — количество дееспособного населения, Кбп — количество блюстителей порядка. Чем больше число прокуроров и судей, полицейских и их агентов, частных детективов и адвокатов, тем больше оснований утверждать, что государство является полицейским. В этом отношении примечателен пример: личную и государственную охрану нынешнего президента Грузии в его бытность первым секретарем ЦК Компартии республики составляло всего несколько человек. И это тогда, когда, объявив борьбу негативным явлениям, он осуществлял массовые аресты представителей криминального мира (1973–1974 гг.). Сегодня же охрана президента, как утверждают его «одописцы», является одной из самых многочисленных, самых оснащенных и хорошо подготовленных в мире. Между тем Грузия занимает одно из первых мест в мире по показателю коррупции, количество же преступлений, как зарегистрированных, так и незарегистрированных, растет из года в год. Вот какое демократическое государство строит нынешний режим. Кстати, высокий уровень коррупции, а также большое количество политических партий или т.н. плюрализм (и по этому показателю наша страна занимает одно из первых мест в мире) является свидетельством отсталости государства.

Самым действенным оружием в борьбе против коррупции и всякого рода негативных явлений является внедрение безналичного расчета. Разве следующее соотношение не говорит об общем уровне развития страны?: Сц= Бр/Нр (38), где Бр — безналичный расчет, Нр — наличный расчет, т.е. обращение бумажных денег.

Человечество уже созрело для того, чтобы повсеместно внедрить строго кодированные, персонифицированные электронные деньги (развивающимся странам в этом деле бескорыстно должны [282] помочь высокоразвитые государства). Только такая мера в состоянии перекрыть всякий источник множества негативных явлений. Поэтому достоверным выражением цивилизованности является следующее соотношение: Сц=Оэд/Онд (39), где Оэд — объем обращения электронных денег, Онд — объем обращения наличных денег. В этом отношении небезынтересны и следующие формулы: Сц=Тд/Нд (40), Сц=Цпсс/Цппр (41), где Тд — трудовые доходы, Нд — нетрудовые доходы, Цпсс — сумма цен потребленных средств существования, Цппр — сумма цен потребленных предметов роскоши. Несмотря на то что по мере продвижения общества цены на средства существования и коммунальные услуги убывают, а параллельно и даже большими темпами растут цены на предметы роскоши, величина дроби все же возрастает. Действительно, чем культурнее человек, семья, та или иная прослойка общества и общество в целом, тем слабее пристрастие к предметам роскоши. Так что роскошные дворцы, дорогостоящие автомобили, режущие глаз своим блеском «бесценные» украшения «новых русских», «новых грузин» и других «новых» (к ним присоединилась и определенная категория «старых») — аутентичное свидетельство их внутренней пустоты и некультурности. Примечательно и то, что в некоторых реакционных странах еще не принят закон против нетрудовых, незаконных доходов.

Крайне обостренный кризис экосистемы и наличие термоядерного оружия дают импульс для нового мышления. Во всем мире постепенно признается, что планета Земля — наш общий дом, и, следовательно, недопустимы создающие антагонизм противостояния, будь то между Западом или Востоком, Севером или Югом и т.д., и т.п. И чем больше интегрированных пространств и народов, тем прогрессивнее человечество. Несмотря на то что в создании Советского Союза определенным образом присутствовал и момент принуждения, даже в тяжелейших условиях был исключен конфликт между республиками. Война даже теоретически невозможна и между странами, входящими в Евросоюз. Ведь Евросоюз — это не НАТО, иначе в основе этого объединения лежат не военные интересы, а экономические, и именно экономическая интеграция является целью государств — членов этого союза. Он (Евросоюз) еще не имеет единой армии, но даже в случае победы в той или иной стране националистически [283] настроенных партий (почти дошедших до нацизма) строящимся стенам Евросоюза, не говоря о его будущем дворце, крепкий фундамент которого уже заложен, и число государств — членов которого уже за первые десять лет двадцать первого столетия составит не менее трех десятков, не грозит опасность крушения. Рост числа интегрированных государств и сокращение количества неинтегрированных свидетельствуют о том, что человечество входит в совершенно новую полосу развития (это уже начало четвертой триады 15). Однако учитывая, что в Евросоюзе на сегодня объединены только развитые государства Европы, с качественной точки зрения очевидна содержательная нагрузка этой абсолютной величины. Достаточно отметить, что потенциально Евросоюз в состоянии опередить США по всем показателям цивилизованного общества, и при равных условиях это проявится в течение ближайших пяти лет. Больше того! В ближайшие десять лет, согласно всем закономерностям развития, следует ожидать интеграции всего американского континента (к этому процессу должна присоединиться даже Куба), если, конечно, радикально изменится нынешняя, смело можно утверждать, бесперспективная политика США. В противном случае это сверхгосударство для выполнения в мире ведущей роли окажется слишком старым со всеми вытекающими из этого последствиями, не столь уж благоприятными для человечества. В этом отношении оценка Джорджа Сороса политики США выглядит вполне убедительной.

Что касается судьбы мира в мире, ныне она главным образом зависит от объединения в НАТО России и Китая с правом вето. Это означает, что в мире будет создана единая армия и что человечество с радостью станет свидетелем похорон всякого рода войн 16.

Примечания
  • [1] Значительная часть рассматриваемых здесь положений уже опубликована раньше (см.: Пачкория Дж.С. К вопросу о социально-экономической сущности цивилизованного общества // Экономика. 1991. № 5. С.15-24 (на груз. яз.); Он же. Параметры цивилизованного общества // К истокам против течения: Междунар. симп. МАПРЯЛ. Тбилиси, 2003. С.142-149).
  • [2] В биологии известна возможность так называемого экспоненциального роста. Согласно диалектической закономерности, такой возможности больше в социальных явлениях, в противном случае нельзя было бы объяснить известные темпы восхождения ступеней развития человечества.
  • [3] Заинтересованного читателя ставим в известность, что здесь приведена лишь часть показателей грядущего общества, и, следовательно, она не создает такой системы, где все формулы были бы связаны между собой диалектически.
  • [4] О системе целей общественного производства и средств ее достижения см.: Пачкория Дж.С. «Экономикс» или единая политическая экономия? Зугдиди, 1994. С.54-86 (на груз. яз.).
  • [5] Издержки содержания рабов здесь исчисляются так же, как и издержки содержания рабочего скота. С точки зрения рабовладельцев, труд не делится на необходимый и прибавочный.
  • [6] Весьма интересные положения в данном и во многих других направлениях развивает В. Ельмеев. Достаточно привести одну из его многочисленных публикаций: Ельмеев В.Я. Человек труда вместо человеческого капитала // Перспективы человека в глобализирующемся мире. СПб., 2003. С.319-352.
  • [7] О таком определении конечного продукта см., напр.: Пачкория Дж. Конечные народнохозяйственные результаты — объект политико-экономического анализа // Экономические науки. 1979. № 6. С.86.
  • [8] Попытка, предпринятая Римским клубом в этом направлении, оказалась не особенно успешной.
  • [9] Отличив свободное время от досуга, с одной стороны, и труд от работы, с другой, условно можно принять следующее соотношение: один час свободного времени сегодня приблизительно равен двадцати часам рабочего времени. Это соотношение непостоянно — в будущем весомость свободного времени будет расти.
  • [10] Труд — это наслаждение жизнью, это свободное и творческое проявление жизненных сил человека и его субстанция, работа же — лишь насильственный, античеловечный, рабский вид труда. Поэтому приходится сожалеть, что многие высокоразвитые языки не располагают возможностью размежевать эти два понятия (категории), но и в случае, когда язык позволяет отличить эти явления друг от друга (а в разговорной речи в этом смысле почти никто не допускает ошибок), разница в их содержании на понятийном уровне остается неустановленной. Об этом свидетельствуют пояснения указанных явлений, данные в словарях разного рода.
  • [11] Данная проблема нами четко была обозначена еще в 1980 году (см.: Пачкория Дж.С. О высшей цели общественного производства // В.И. Ленин и актуальные проблемы политической экономии. Тбилиси, 1980. С.58 (на груз. яз.)).
  • [12] Довольно интересные и смелые соображения развивают в своих работах О.Ю. Маркова, Н.Д. Абсава и др. (см.: Маркова О.Ю. Женщина и общество: проблемы наступившего века // Перспективы человека в глобализирующемся мире. СПб., 2003. С.160-180; Абсава Н.Д. К вопросу об отчуждении и о некоторых его формах // Отчуждение человека в перспективе глобализации мира. СПб., 2001. С.204-222).
  • [13] Особенно следует подчеркнуть: если XXI век должен стать веком человека, то самой приоритетной научной отраслью должно стать человековедение.
  • [14] Компьютеризация всех учреждений и населения в целом предрекает вступление в новую полосу цивилизации. Однако большая часть компьютерных программ носит развлекательный характер, что отнимает много времени у подрастающего поколения и молодежи.
  • [15] Ни одному из негативных явлений не посвящалось столько произведений литературы и искусства, однако политэкономическая сторона сущности азартных игр остается малоизученной.
  • [16] Подробнее о триадах см.: Пачкория Дж.С. «Экономикс» или единая политическая экономия? Зугдиди, 1994. С.143-182 (на груз. яз.); Пачкория Дж.С. Откуда идет и куда стремится человечество? // Перспективы человека в глобализирующемся мире. СПб., 2003. С.319-352.
  • [17] По этой проблеме см.: Пачкория Дж.С. К вопросу о самоотрицании войны // Отчуждение человека в перспективе глобализации мира. СПб., 2001. С.240-261.

Добавить комментарий