Кризис, общество и государство

[151]

Понятие «кризис», которое, как известно, политики позаимствовали в медицине, впоследствии придав ему ярко выраженную драматическую окраску, изначально имеет только один смысл: резкий, крутой перелом; тяжелое переходное состояние. Кризис — это [152] естественная фаза развития любой системы, зона бифуркации. Кризис — момент дезорганизации системы, вместе с тем кризис — фактор организации системы, ее самоорганизации.

Понятие «социального кризиса» может употребляться в широком и узком смыслах. В широком смысле понятие «социального кризиса» можно определить так: всякий кризис связанный с развитием общества можно считать социальным. Понятие социального кризиса — в узком смысле применяется в случае разграничения сфер жизни общества. Мы можем говорить о кризисе экономическом, политическом, социальном, психологическом. Экономические кризисы бывают: циклические, структурные, конъюнктурные, местные, локальные, региональные и т.п. Социальный кризис — это кризис социальных отношений. Суть политического кризиса заключается в том, что власть не в состоянии управлять. Психологический кризис — состояние неуверенности и страха в обществе, вследствие этого понижение уровня рациональности общественного сознания. Понятие системного кризиса может быть определено как единство кризисов экономического, политического, социального, психологического.

Понятие катастрофа— применительно к изучению кризисных процессов имеет двоякий смысл: с одной стороны, оно характеризует масштабы кризиса, с другой — содержит элемент непредсказуемости развития исследуемых процессов. Традиционно катастрофы ассоциировались с действием стихийных сил природы: ураганами, наводнениями, землетрясениями и пр. Затем понятие распространилось и на аварии техники, социальные катаклизмы.

Понятие системного кризиса соотносимо с понятием социальная катастрофа, однако, между ними есть некоторое различие. Кризис, понимаемый как переломный период в развитии системы, как своего рода внутренняя пружина развития, предполагает выход из кризиса, преодоление дезорганизации, восстановление воспроизводственного порядка, иными словами, система получает новый импульс к развитию. Социальная катастрофа несет в себе смысл необратимых деструктивных изменений, связанных в значительной степени с гибелью системы — с одной стороны, с другой — возникновением другого социального организма на месте прежнего.

Известно, что выход из кризиса объективно требует мобилизации сил, ресурсов общества, концентрации власти с усилением [153] ее авторитарных начал. В истории многих государств не раз случались тяжелейшие экономические кризисы, однако, не приводившие к бонапартизму 1 или диктатуре. Именно системный характер кризиса определяющим образом влияет на способы выхода из кризисной ситуации. Значение имеет также степень адекватности методов решения назревших проблем. Известен так называемый эффект Брюнинга, по имени германского канцлера периода Веймарской республики, который в 1930-1932 гг. пытался решить кризисные социально-экономические проблемы путем либеральных, по существу монетаристских мер (достижение бездефицитного бюджета любой ценой; сокращение социальных расходов). Логика же развития, выхода из кризиса требовали совершенно иных подходов, блестяще понятых и реализованных в то же самое время в США президентом Рузвельтом, успешно лечившем свою экономику методами активного государственного стимулирования. Германию же ждала катастрофа, выразившаяся в огромном спаде производства (примерно наполовину), резком обострении социальных проблем, потере управления и ориентиров и как итог — в приходе к власти крайне авторитарного режима, по-своему оседлавшего социально-государственную доминанту развития того времени.

Повторяемое участниками конференции как заклинание словосочетание — нечто «естественным» образом разовьется в результате кризиса — это еще одна иллюзия теоретиков. Современный кризис давно утратил свою естественность. Кризис можно спровоцировать, углубить, блокировать пути выхода из кризиса, перевести кризис в катастрофу. Технологии по части дестабилизации экономики, политики, управления, социальных, межнациональных, дипломатических и т.п. отношений, а также технологии дискредитации личности, системы безопасности и самого государства достигли небывалого совершенства.

Кризис может рассматриваться как условие (средство) для реализации различных целей. Кризис как средство обогащения [154] (за счет государства и не только). Передел собственности возможен только в условиях кризиса. Кризис как способ существования (главным образом за счет государства). Речь идет о структурах, жизнеспособность которых обеспечивается кризисом. Не обязательно длинные, но запутанные цепочки от поставщика к потребителю через посредников создают в каком-то из звеньев ситуацию накопления долгов в результате неплатежей. Как правило, ответчиком, в конечном счете, являются госструктуры, а по сути, налогоплательщики, т. е. народ. Либерализация и политика жесткого ограничения бюджетных расходов показали, что «реформы за счет государства» — это реформы за счет населения, и прежде всего тех, кто привязан к государственной системе социального обеспечения и коллективных услуг. «Народная приватизация» не столько барьер для аппаратов трудовых коллективов, сколько средство формирования безличной финансовой власти и сохранения отчуждения населения от управления.

Кризис как средство самореализации социально активных людей. Известно, что в перестроечной России «свобода была дана», «свободу получили» и в целом оказались к ней не готовы. К свободе были готовы социально-активные люди, главным образом партийная номенклатура и представители криминального бизнеса. Государственная машина оказалась в руках этатизированного криминалитета. Отчаянная борьба за государство и/или с государством дала свои «плоды». Известно, что если внешний долг СССР составлял 6% от валового внутреннего продукта (ВВП), то сейчас этот долг — более 100% от ВВП Российской Федерации. Государство ослаблено и реальна угроза его деградации. Между тем «девиз дня» — создание в стране гражданского общества, противопоставляемое государству. В определении проф. П.Н. Хмылева: «Государство — это Дом для гражданского общества» подчеркивается единство этих противоположностей. Гражданское общество не в состоянии развиваться в отсутствие государства, в противном случае оно обречено стать частью другого общества в составе другого государства. Борьба с государством не на жизнь, а на смерть — это борьба в интересах другого государства, других субъектов нового миропорядка — лидера однополюсного мира, транснациональных корпораций, точнее говоря против своего отечества. Основной вопрос — какова цель выхода из кризиса? Выход куда, во что?
[155]

Правые ратуют за ограничение влияния государства на жизнь общества (государство должно быть слабым). Вместе с тем в их рассуждениях об угрозе диктатуры отчетливо слышна мечта о сильной руке, которая не позволит обижать «молодых» реформаторов, обеспечит им полную свободу и неограниченный ресурс времени для экспериментов над страной и народом, который уже давно именуют не иначе как «протестным электоратом». Как по-разному был представлен в российских СМИ образ генерала Пиночета: в период «кто вы мистер Путин?» и спустя год. Все-таки суть отношения к проблеме — это чьи интересы будет защищать сильная власть. Пугая генералом, они ждут его, присматриваются и выбирают…

Кризис как реализация программы глобализации. Глобализация как цель и как социальное явление возникла задолго до ее четкой артикуляции в СМИ.А. Даллес: «Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы постепенно вытравим их социальную сущность… Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос, неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников и взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны. превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу: все это мы будем ловко культивировать… И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами [156] общества» 2. Р. Никсон в1988 г. подтверждает задачу: «Мы должны поставить перед собой цель — способствовать децентрализации власти в Советском Союзе. Это должно быть долгосрочной целью, но она вполне достижима». … «Мы должны изыскать способ соперничества с Советами внутри их собственной орбиты и внутри Советского Союза». З. Бжезинский: «После поражения Советского Союза в холодной войне и последовательного распада, США впервые имеют возможность распространять свое присутствие на новые постсоветские республики Евразии вплоть до границ с Китаем, а также господствовать в регионе Персидского залива. На окраинах Евразии». No comments!

Глобализация хозяйства характеризуется двумя важнейшими моментами: возникновением глобальной информационной сети и углубляющимся разрывом между мощным процессом экономической глобализации на уровне рынков и предприятий, с одной стороны, и сокращающейся способностью национальных государств и их институтов согласовывать с этим взрывным процессом свои социальные, экономические, экологические и политические проблемы. Стремление транснациональных корпораций абсолютно автономно решать все вопросы размещения производства, инвестиций и рабочих мест, тогда как государству позволено будет лишь реагировать на их действия. В России реализуется программа не возрождения России, а глобальное закабаление страны и народа.

Необходимо укрепление государства как стратегия выхода из кризиса. Государство может и должно обеспечить базовые принципы функционирования нормального общества, прекратить лавинообразное развитие энтропийных процессов. Общественное благо не пустой звук. Каждый год нарастает потенциал деградации, падает численность населения, отпадают территории, деградируют нации и культура, теряется в широких слоях готовность к сосредоточенному высококвалифицированному труду, растет потенциал так называемых «криминальных элит». Задача: сохранить стратегические потенциалы страны: территории, ресурсы, консолидированное население, обороноспособность и т. д., экономический суверенитет страны.

Примечания
  • [1] Бонапартизм — введение единоличного правления на основе народного волеизъявления. Условием возникновения бонапартизма является системный кризис и атомизированный социум. См. об этом: Протасенко И.Н. Генезис современного бонапартизма // Россия на рубеже веков: выбор пути. Материалы межвузовской научной конференции. СПб, 1999. С. 39-42.
  • [2] Цит. по: Митрополит Иоанн. Одоление смуты. С. 72-73.

Добавить комментарий