Обзор некоторых материалов конференции

[267]

Баранова А. «Молодая российская демократия в условиях кризиса выборной системы». Автор ставит проблему кризиса выборной системы в современной России и выделяет ряд аспектов этого кризиса: пассивность электората, подкуп избирателей, манипулятивные предвыборные технологии в СМИ, подтасовка результатов выборов, неосведомленность электората о политической платформе кандидата и о характере выборной процедуры вообще, многочисленные нарушения в ходе выборов Конституции РФ и закона о выборах. Все эти факторы сказываются на искажении волеизъявления граждан, что при, с одной стороны, недостаточно сформированных демократических нормах в современном российском обществе, а с другой — при низком морально-нравственном уровне некоторых кандидатов и чиновников, негативно сказывается на дальнейшем демократическом развитии страны. Для автора «пути выхода из социального кризиса лежат в морально-этической плоскости. Если мы стремимся жить в демократическом обществе, необходимо соблюдать демократические нормы, в первую очередь при формировании органов государственной власти».

Бирюкова Г.М. «Кризисы и катастрофы в структуре социальной доминанты». Автор пытается осмыслить соотношение социальных кризисов и катастроф исходя из доминирующей в том или ином социуме базовой социальной потребности. Для каждой социальной группы эта потребность своя: например — стремление к безопасности или доминирование власти денег и т.д. В столкновении таких доминантных социальных потребностей проявляются две противоборствующие социальные тенденции: стремление к согласию и вражда. Исходя из такой социальной диспозиции ценностей, социальный кризис может пониматься как неагрессивное разрешение социальных конфликтов, приводящее к переоценке доминирующих в обществе ценностей, а социальная катастрофа — как агрессивное нарастание социальных конфликтов, приводящее к кризису всяких общественных ценностей.
[268]

Ерофеева И.В. «Трансформация русской духовной системы ценностей в современных СМИ». Современная русская журналистика, которая, по мнению автора, политизирована, деструктивна, антирелигиозна, оказывает негативное воздействие на менталитет российского гражданина, активно насаждая ему западные ценности в их самом извращенном и испорченном виде. Политика СМИ строится на внушении страха и противопоставляется автором подлинным истинам Добра, Любви и Гармонии, абсолютно необходимым для формирования «общественного идеала». В итоге автор замечает, что «без учета русской ментальности нам не воплотить в жизнь мечту о процветающей гордой России».

Ильин К.В. «Рельеф современного кризиса в средствах массовой информации». Можем ли мы назвать кризис цивилизации начала 21 века кризисом цивилизационным? — именно эта проблема волнует автора статьи. Он предлагает взгляд на мир не как на отделенный границами государства, а как на общее пространство — пространство информации, что позволяет маркировать современный кризис как новый и еще малоизученный. Тотальная эклектичность СМИ позволяет отслеживать кризисы цивилизационного и нецивилизационного характера, однако демаркация носит не принципиальный характер в связи с востребованностью практически всей информации. Высокие технологические достижения начала 21 века позволяют осмыслить консолидирующие общемировые процессы, а не только процессы отдельного государства. Таким образом, цивилизационные и внецивилизационные процессы объединились, а кризисы и катастрофы стали унифицированными.

Климков О.С. «Влияние кризисных эпох на психологию индивида и социума». В отношении кризисных процессов в обществе, автор подробно останавливается на проблеме поддержания индивидом устойчивости и адекватности своей психики перед лицом катаклизмов. Опираясь на некоторые понятия психоаналитической теории, автор выделяет продуктивные и непродуктивные защитные механизмы психики. К непродуктивным формам относятся проекция и расщепление, при которых индивид проецирует свои деструктивные аффекты во вне, формируя образ врага; к продуктивным, автор относит аскетизм и сублимацию, переводящие энергию внутреннего конфликта на духовно значимые цели. Именно в случае использования этих продуктивных форм защиты индивид не только не будет [269] разрушен кризисом, но и обретет новое внутреннее единство, устойчивое к катаклизмам жизни. Только внутри себя человек может отыскать лекарство от внешних потрясений.

Контиевская О.А. «Страдание как социально-философское понятие». Работа посвящена историко-философскому исследованию социальных коннотаций понятия «страдание» (в буддизме, христианстве, античной философии, в философии Возрождения и Нового времени и др.). Страдание понимается как универсальный способ бытия, неотъемлемый от человека. Автор указывает на двойную функцию страдания в социальной среде — разрушение либо активизация человеческой активности.

Косов Ю.В. «Феномен кризиса и современное социальное знание». Автор предлагает типологию кризисных явлений и предлагает ряд подходов к их описанию. Он выделяет важнейшие характеристики кризисов: прерывистость, реактивность, периодичность, проблемность, разрушительность, конструктивность. Предлагает функциональное и органическое определения кризисов. Говорит о типах кризисов: глобальном, региональном, национальном, локальном — в зависимости от масштабов — и о: политическом, экономическом, социальном, продовольственном, демографическом, финансовом, экологическом — по отраслевому принципу. В конце статьи автор останавливается на рассмотрении феномена «кризисного сознания», проявляющегося в «аномии социальных и политических ценностей».

Коханова А. «Кризис социальный и кризис духовный». Автор связывает проявления социального кризиса (политические, экономические, демографические) с более глубинным «духовным кризисом», поразившем наше общество. Автор ищет причины этого кризиса в недоразвитой психологии индивидов, формирующей «комплекс потребителя», вследствие чего «моральный закон во мне» становится бременем, непосильным для человека современной массовой культуры. Опасность духовного кризиса автор видит еще и в том, что он закрывает человеку возможность творческой самореализации. Результат — взаимное обеднение человека и культуры.

Куликова И.Г. «Мы наш, мы новый мир построим». Разбирая социально-экономический кризис в России перед 1917 г., а также революцию и ее следствия, автор говорит о необходимости осмысленного подхода к практике. «Развитие производительных сил [270] происходит с постепенным накоплением научных знаний и развитием техники. Это процесс эволюционный, а не революционный». Важное значение приобретает общественная стабильность, воля исторических деятелей в выборе варианта развития событий и хороший исторический сценарий.

Лобыничев А.В. «Принцип долговременной ответственности власти и кризисное развитие России». Статья посвящена кризису российской экономики в 20 в, причины которого рассматриваются в трех уровнях: субъективные просчеты руководителей и идеологов, объективные политические предпосылки и фундаментальные социальные факторы. Основной акцент делается на объективных политических предпосылках кризиса, а именно — на отсутствии долговременной ответственности власти. И здесь автор предлагает три возможных варианта такой ответственности власти в современной России: однопартийная система, усиление власти президента и формирование органа концептуальной власти ученых (именно последний вариант указывается как наиболее приемлемый).

Николаев И.В. «Катастрофа русского системного мышления». В статье подчеркивается значимость системного мышления для выхода России из кризиса. «Катастрофа русского духа была следствием истребления русских системно мыслящих граждан. Бессистемность в мышлении порождала бессистемность в бытии». Спасение автор видит в заимствовании готовых системных идей, выработанных на Западе (но только в форме диалектической логики, а не софистики) и ускоренного их усвоения.

Павлович П.А. «Партитура социальной апорийности перевода причинности». Апорийность связывается автором с затруднениями во властвовании человека над собой в стихии возможного и необходимого. Партитуры социальной апорийности понимаются как общие каноны социального знания. Человек мыслится автором статьи как переводчик, формирующий партитуру социальной апорийности. Мгновение с неверным вектором социальной жизни определяется как катастрофа.

Прикот О.Г. «Почти из прозекторской». Автор в веселом, не ангажированном стиле повествует о параметрах социальной катастрофы, затронувшей современное российское образование. Статью условно можно разделить на две части: в первой анализируется ситуация нехватки средств для поддержания образования в России [271] на должном уровне и подчеркивается, что лицемерно в этой ситуации говорить о его «развитии»; во второй — основное внимание уделяется рассмотрению основных характеристик менталитета современной отечественной молодежи: имитативный эстетизм, гуризм, смертолюбие. В целом же статья посвящена описанию кризиса «таким, каков он есть».

Родченко К. «Социальный кризис августа 1998 года». Понятия социальный кризис и социальная катастрофа «различаются по степени интенсивности и количественному охвату социальных изменений (Кризис может перерасти в катастрофу или перейти в новую фазу развития; более того, кризис носит частичный характер, затрагивает отдельные сферы социального бытия, не уничтожая само это бытие». Так кризису 1905 года противопоставляется катастрофа 1919-1920 годов. Далее в статье представлена детальная экспозиция кризиса в России августа 1998 года и анализируются его последствия в социальном, экономическом и политическом смыслах.

Ростошинский Е.Н. «Устойчивое развитие как антитеза катастрофизма». Автор, описывая кризисные процессы 20-го века, приходит к рассмотрению понятия «устойчивое развитие», провозглашенному в 1987 году на заседании комиссии ООН по окружающей среде, в котором изменение и развитие связывается не столько с отрицанием и преодолением, сколько с сохранением и сбережением. Далее, автор, опираясь на идеи проф. Вернадского В.И. говорит об интегративном статусе философского знания и о его роли в разработке «общей теории устойчивого развития» как альтернативы всяческого катастрофизма.

Соколова Е.А. «Духовная свобода как путь выхода из социального кризиса». Автор, опираясь на взгляды Ф.М. Достоевского, анализирует сложившуюся в современном обществе ситуацию бездуховности и «нового порабощения» деньгами (вслед за советским порабощением культом идеологии). Кризису современного бездуховного общества автор противопоставляет нравственное освобождение каждого индивида и, основанное на возрождении традиционных для русской ментальности православных ценностей, обретение им внутренней духовной свободы перед лицом социальных катаклизмов. Только реабилитация религиозного народного чувства и духовное воспитание подрастающего поколения могут на сегодняшний [272] день уберечь Россию и ее народ от окончательного порабощения и глубочайшего социального кризиса.

Феоктистов Г.Г. «Творцы социальных катастроф». Автор указывает на негативный аспект рационалистической направленности мышления, сформировавшегося в эпоху Просвещения. Продукт «чистого разума», которому философия нового времени приписывала позитивный статус, порождает социальность как собственный фантом, базирующийся на биологической базе инстинкта. В качестве иллюстрации взята работа Э. Берка «Рассуждения о французской революции», где подчеркивается важность сохранения памяти, традиций, «построение будущего» через последовательный детерминизм на фоне возможных отклонений. Путь французской революции — путь катастрофический, «скачок в будущее» с потерей памяти о прошлом, с обретением новой принципиально рассудочной бесчеловечной морали. Именно французское Просвещение с его идеей соотнесения действительности с умозрительным идеалом, а не с фактической реальностью породило «книжную» французскую революцию. Литераторы-философы оказываются организаторами и исполнителями — творцами социальных катастроф.

Добавить комментарий