Образование посредством искусства

[209]

Английский философ, поэт, художественный критик Герберт Рид был, пожалуй, самой яркой фигурой в среде британской эстетической элиты середины ХХ в. Испытав на себе влияние психоанализа и экзистенциализма, он находил отражение идей этих философских школ в современном изобразительном искусстве. Полноценной, обретшей подлинное бытие личностью для него, без сомнения, являлась экзистенциалистская личность в духе М. Хайдеггера и Ж.-П. Сартра. Следовательно, именно искусство художественного авангарда, соединяющее «землю» и «мир», выводящее потаенное в несокрытость, Рид считал тем образцом, на который должно ориентироваться образование. Ученый был убежден в том, что если ребенку предоставить свободу самовыражения, то в детском творчестве сами собой пробьются тенденции, нашедшие свое полное выражение в авангардном искусстве современности. Педагогическая концепция Рида вытекает из его культурфилософского и эстетического мировоззрения, сформированного в традиционном для английского романтизма ключе критики современной технической цивилизации. Так, Рид утверждает, что когда человек занимался ручным трудом, его сущность и эмпирическое бытие были близки друг к другу, воображение еще не отделялось от рационального мышления, творческий инстинкт формы — от производства полезных вещей. Однако, с возникновением современного общества началась утрата человеком своей целостности, что привело к росту внутренних конфликтов личности, отражением которых являются конфликты культуры. В искусстве данный процесс нашел выражение в возобладавшем «семантизме», т.е. в переходе от выражения чувства формы к изображению внешнего мира. Этот процесс, начавшийся в эпоху Возрождения, свидетельствовал о превращении человека в «теоретического субъекта» с подавленной интуитивно- [210] эмоциональной сферой. Именно такой образец личности непрерывно воспроизводился в сложившейся системе образования. Лишь к началу ХХ в. искусство наконец осознало задачу материализации инстинктивной жизни наиболее глубоких уровней психики и восстановления тем самым ее внутреннего равновесия. В нашу эпоху искусство, разрабатывая сферы зрительного, слухового, языкового, кинестетического опыта, стремится приспособить человека к окружающей среде. Вот почему искусство должно стать основой воспитания личности. Необходимо, чтобы мир пластических форм и символов стал близок человеку. Надо, чтобы человек жил в искусстве, а не просто «потреблял» его, удовлетворяясь простейшими зрительно-слуховыми схемами. Возрастное развитие навыков рисования по Риду складывается из трех фаз: на первой рукой ребенка движут чисто моторные ощущения, и из-под карандаша выходят каракули; затем из переплетения линий вырисовывается первичный, самый древний символ — крест, который обводится кругом. Возникает архетипическая фигура мандалы, из нее рождаются другие геометрические конфигурации, выражающие присущий человеку формообразующий инстинкт. Лишь на третьем этапе, когда ребенок замечает сходство этих фигур с предметами внешнего мира, они начинают наделяться значениями, и рисунок приближается к фиксации зрительных образов. Дальнейшее движение по этому пути, по мысли Рида, может привести к семантической скованности, т.е. к подражательности, потере внутреннего чувства формы. Задача педагога — научить ребенка видеть мир и выражать себя, что означает помочь найти форму. Само понятие формы у Рида многозначно: в одних случаях она трактуется как гештальт, который воспроизводит структурные моменты окружающего мира — ритмы, порядок, пропорции, колорит; в других гештальт выражает внутреннюю структуру психики и выступает как символизация бессознательного. Художественное произведение складывается из единства этих двух гештальтов, т.е. из формы и выражения. Рид — противник обучения искусству как воспроизведению внешнего мира. На каждой ступени цивилизации человечество ощущало недостаточность научного познания реальности, и компенсацией этой ограниченности служило искусство. Рид не устает повторять, что кроме фактов, добываемых наукой, существует такой аспект действительности, который доступен только инстинкту и интуиции. Овладение им и есть дело художника, способного создать синтетический устойчивый мир, [211] представляющий целостность опыта. В той или иной мере эта способность должна быть доступна каждому человеку, а цель образования должна заключаться в том, чтобы развить ее.

Несмотря на широкую популярность педагогической концепции Рида (его книга «Образование посредством искусства» неоднократно переиздавалась в Европе и США) она не раз становилась объектом критических замечаний. В суммарном виде они сводятся к следующему. Даже на самой ранней стадии рисования, когда карандаш в руке малыша выводит только каракули, как единодушно утверждают психологи, эти наивные рисунки связаны не только с моторными ощущениями, но и с образами реальности, окружающей ребенка, предметы которой он видит не так, как взрослый. Мир символов с их чувственной, эстетической формой, которой так дорожит Рид, представляет собой не просто проекцию бессознательных импульсов, а миросозидание, построение смысловой сферы, в которой живет ребенок. Последняя формируется из переплетения таких реальностей, как игровая, фантазийная, онирическая, мистическая, вместе образующих сложный мир детства. Следовательно, энергия, насыщающая форму детского рисунка, имеет много источников, а не один — бессознательное, как полагают психоаналитики и в их числе Г. Рид.

Добавить комментарий