Определение свойств виртуального

[56]

Целью работы является определение категориальных дефиниций виртуального посредством реконструкции отдельных моментов его контекстуального бытия. В контексте слово виртуальный рассматривается как активный субъект, наделенный собственной волей. Предлагаемый подход вполне укладывается в постмодернистскую концепцию, согласно которой «феномен творения нового состоит, в итоге, не в появлении того, чего совсем не было раньше, а в оформлении или именовании сознанием того, что пребывало в неоформленном и безымянном виде.» (А.А. Силин, «Творение нового как переход от возможного к действительному» // Философские науки, N 3-4, 1999 г., с.82-89).

Определим первоначальное, значению слова виртуальный. В статье Е.С. Шаповалова «Философская интерпретация виртуальной реальности» (сб. «Виртуальная реальность как феномен науки, техники и культуры», СПб., 1996, с.6-12) в качестве первичного термина предлагается латинское virtualis, переведенное как возможный. Там же приводится и английское virtual, переведенное как фактический; не номинальный, а действительный. Отметим некоторую двусмысленность в переводах с английского и с латыни. Прилагательные возможный и фактический имеют в русском языке не совпадающие смысловые значения. В.С. Бабенко в статье «Размышление о виртуальной реальности» (сб. «Технология виртуальной реальности». М, 1996, с.107-116) переводит virtual как нечто, которое хотя и имеет все характеристики конкретной вещи, но не может быть определено как эта вещь, т.е. не является действительным. В книге Н.А. Носова «Психологические виртуальные реальности» (М., РАН, 1994) дается ссылка на англоязычное virtual, переводимое как актуально, фактически, реально существующий. Нет необходимости долго объяснять, что этот перевод находится в некотором противоречии с предыдущей трактовкой. Присутствующее в упомянутых выше трудах терминологическое разнообразие является объективным следствием многозначности определяемого слова. В Словаре иностранных слов (М. 1987) термин «виртуальный» определяется как «возможный; такой, который может или должен проявляться при определенных условиях». Там же указывается его латинское происхождение: “ср.-лат. virtualis”. Латинско-русский словарь под ред. И.Х. Дворецкого (М. 1998) не содержит прилагательного virtualis, и сравнение становится недоступным. В вариантах перевода родственного латинского существительного virtus, восхваляющих всевозможные мужские достоинства (vir-мужчина, муж), нет даже намека на уклончивое возможный. Искомое разнообразие проявляется в переводе с английского. В англо-русском словаре Мюллера (М., 1969) virtual переводится как фактический, не номинальный, действительный; эффективный. Англо-русский политехнический словарь под ред. А.Е. Чернухина (М.,1979) предлагает три варианта:

  1. фактический, действительный, эффективный;
  2. возможный, виртуальный;
  3. мнимый.

Ясность [57] в терминологию вносит Webster's Encyclopedic Unabridged Dictionary of the English Language. Для virtual в нем дается латинский эквивалент virtus. В словаре И.Х. Дворецкого virtus переводится как:

  1. мужественность, храбрость, стойкость;
  2. энергия, сила, доблесть;
  3. превосходные качества, отличные свойства, талант, дарование;
  4. добродетель, нравственное совершенство, которыми можно характеризовать не только представителей рода человеческого, но и неодушевленные объекты (“virtus navium” — отличного качества корабли).

К указанному списку следует добавить еще одно значение из Латинско-русского и Русско-латинского Лексикона Ивана Кронеберга: действительность. Особый интерес для предмета настоящей статьи представляет старинное толкование слова virtual: having the inherent power to produce certain effects, переводимое как обладание врожденной энергией для продуцирования определенных воздействий. Подведем итог. Прилагательное «виртуальный» в своем изначальном смысле означает, что будучи приложенным к отдельному объекту, оно преобразует его в ранг субъекта, наделенного особыми совершенными качествами, врожденной энергией, позволяющей этому субъекту принимать активное участие в преобразованиях и взаимодействия с другими объектами бытия.

Первый пример применения нашего слова относится к области квантовой электродинамики, где оно использовано для описания фотона, выступающего в качестве переносчика электромагнитного взаимодействия между двумя электронами. Участвующий во взаимодействии фотон существует очень короткий промежуток времени и не фиксируется средствами наблюдения как отдельная частица. Его называют виртуальным, в отличии от свободного фотона, регистрируемого прибором. Взаимодействие реализуется системой, состоящей из трех объектов: двух электронов и фотона. Объекты составляют систему только в момент отталкивания. Из описания явления взаимодействия не следует, что виртуальный фотон не существует в действительности. Он не фиксируется внешним наблюдателем из внесистемного уровня бытия. Именно фотон является не только объектом, но и субъектом взаимодействия, воздействующим на оба электрона. Прилагательное виртуальный использовано в данном контексте в полном соответствии со своим истинным значением. Характеризуемый им субъект существует в действительности и является носителем энергии, позволяющей ему не только активно взаимодействовать с другими объектами, но и связывать их в систему. Следующий пример связан с понятием виртуальной вычислительной машины, вычислительная среда которой есть совокупность иерархических слоев. Изюминка структуры состоит в том, что совокупность нижних уровней предоставляет слою верхнего уровня все необходимые и достаточные средства для реализации вычислительных процессов. При этом вычислительный процесс не имеет никаких средств для определения внутренней природы предоставляемых ему в его слое ресурсов и пользуется ими как непосредственно присущими слою его уровня. В этом примере виртуальный субъект не только сохраняет, но и расширяет свои свойства. Системным уровням [58] сополагается иерархия внешних наблюдателей. Проявляется амбивалентность виртуального, как системы для верхнего слоя и наблюдателя для нижнего. Принципиально отсутствует интерактивность между слоями. Процесс поглощает ресурсы собственного слоя, не вступая в диалог с процессами нижних слоев. Еще одна дефиниция виртуального — совершенство, проявляется как достаточность условий существования и развития процессов в каждом слое.

Подведем краткий итог:

  1. Категориальные дефиниции виртуального заданы с необходимой полнотой его изначальным значением и подтверждены контекстами его применения.
  2. Основополагающим свойством виртуального является его действительность. Термин «виртуальная реальность», строго говоря, тавтологический. Виртуальное, по определению, означает реально существующее. При этом его бытие ресно и субстанционально.
  3. Виртуальное по определению наделяет объект системообразующими свойствами. Для внешнего наблюдателя допускается распространение свойства виртуальности от системообразующего объекта на систему в целом.
  4. Виртуальное не ограничивает количество уровней частной системы, но требует совершенства каждого уровня. Каждый уровень должен обладать всей необходимой полнотой для представления системы как единого целого. При этом свойством виртуальности обладает не отдельный уровень, а вся совокупность нижних уровней.
  5. В виртуальной системе принципиально отсутствует межслойная интерактивность. Образно такую систему можно представить в виде луковицы: снимая с луковицы наружный слой мы каждый раз обнажаем только слой последующий, при этом луковицей остается только вся совокупность оставшихся слоев.

Добавить комментарий