Художественное воображение и логика фрактала

[58]

Виртуальное состояние искусства, виртуальный способ существования культуры, художественное творчество в виртуальной среде — все это реалии настоящего времени и нельзя не заметить того, что их появление не просто обогащает современную культуру, но представляет собой новое качество. Виртуальность открывается художественному мышлению как специфическое поле культуры, а виртуальное пространство, в котором это качество реализуется, как новый модус и фаза его развития. Мир виртуальных универсалий и математически выверенных структурных зависимостей — не только сфера отвлеченного воображения, в котором интеллектуальная игра сопрягается с эмоциональным самовыражением, но и способ репродуцирования предметного художественного творчества, представленного в новом измерении и новом качестве внематериального экспоната. Виртуальный уровень культуры является именно той технологической характеристикой, [59] которое выводит искусство далеко за пределы, обозначенные реальным способом его существования. Именно на виртуальном уровне художественное творчество обретает неизвестные в условиях реальной действительности функции, легко превращается в знак, текстовой элемент сайта или интернет-среды в целом. Но в то же время в виртуальной транскрипции, произведение искусства теряет самостоятельность и неприкосновенность, заданные ему в условиях материального существования, и приобретает свойства текста, где все элементы равноправны и служат общему смыслу, на который «работает» интерактивное лоно — так называемый гипертекст.

Следовательно, мы можем говорить о принципиальном изменении природы искусства на виртуальном его измерении, ибо меняется не только способ его бытия, но и способ участия в жизни людей, функции и принципы связи с другими видами и формами деятельности, действительностью и человеком. Очевидно, что с утверждением виртуальной реальности мы можем говорить об онтологических компьютерного искусства, которое всегда однородно, всегда есть текст. За каждым декоративным или сюжетным узором, созданным в электронном измерении, угадываются его цифровая природа и возможность множественных повторений, лишающих произведение признака единственности.

«Фрактальность» виртуальной структуры — ее бесконечная делимость на однородные элементы, геометрическая логика электронного пространства — жесткое условие выживания искусства в иррационально-рациональной среде интернет. Как же совместить пространство воображения с его, фактически, неограниченной свободой и математически строгую логику компьютерного поля?

Топологическая структура виртуального пространства, особенности знаково-символической логики его обнаружения и пребывания в нем художественного изображения преобразует изобразительный ряд в структуру, открытую интерактивному насилию пользователя: я могу остановить движение картинки, изменить последовательность ее просмотра, изменить ее окружение, использовать как заставку для собственного сайта. Таким образом, изменяется этика общения с произведением искусства.

На смену обусловленности материалом приходит подчиненность законам и нормам интерактивной среды, формируется группа свойств, не только не нужных и невозможных, но даже абсурдных при развитии искусства в реальном пространстве, складываются иные, еще теоретически не сформулированные, но уже спонтанно работающие художественные критерии.

Виртуальное пространство еще не получило осмысления как теоретическая категория и лишь эмпирически осваивается искусством. Мы представляем его как сетевое, ризомообразное образование, каждая ячейка которого открыта множественным изменениям. Именно в этих ячейках — клетках рождающихся виртуалий и скрываются механизмы радикального преображения предметных признаков художественных композиций. Эти же бесчисленные комбинации фракталов создают иллюзорную реальность, [60] построенную по принципу лабиринта, ибо как только и понимается глубина компьютерным мозгом. И в нем, в этом сюрреалистически броском, иллюзорно убедительном мире мультимедийных конструкций, копий, следов, симулякров подвергаются адаптации пространственно-временные отношения реальности, утрачивая живую сложность и уникальность.

Виртуальная реальность — это создание законов, закономерностей существования множества конкретных виртуальных миров, в том числе и мира искусства. И эта моделированная электронная реальность обуславливает природу и свойства существующего в нем художественного произведения.

Виртуальный мир происходит от идеального — от мира идей, представлений, понятий, символов и т.п., но обретя свой собственный носитель — цифровое пространство, математически организованную электронную Вселенную, он получает независимость. Стройные математические закономерности, обуславливающие его бытие выступают условием и критериями его существования и существования всего его наполнения. Строгая соподчиненность элементов обуславливает виртуальную действительность, логику работы в виртуальном пространстве, где действуют намного более жесткие и определенные связи, нежели в пространстве материальном.

Отрыв от реальной действительности в ее материальном выражении наметился уже в начале 20 века, когда в сферу эстетического освоения вошли нематериальные, во всяком случае, невидимые явления: (скорость, либидо и т.п.), запечатленные в символически-понятийных образах, отражающих синтез художественного воображения и интеллектуальной способности к абстрагированию и сочетанию не сочетаемого в действительности. Концептуальное искусство, можно принять как переходное к виртуальному состоянию художественной культуры. Именно в нем снимаются различия между изобретательской мыслью и воображением, что столь свойственно виртуальному творчеству. Мера отстраненности в виртуальном пространстве такова, что автор получает возможность оперировать всем имеющимся в этом пространстве, не сообразуясь с реальной очевидностью, но создавая новую очевидность виртуального мира, выражающую твердые условия электронной среды, преображенные в художественно интерпретированный символико-изобразительный ряд.

Виртуальный мир изменяет взгляд на действительность. Он задает действительности — ее образам, информации о ней, художественным явлениям, представленным в виртуальном мире иной порядок, отличный от того, которому они подчиняются в действительности. В реальном мире каждая сфера жизни и культуры имеет свой ритм развития, свою структуру. В виртуальном пространстве все подчинено структуре, архитектонике виртуального мира. Материалы веб-пространства существуют как тексты, знаки, символы или изображения, подчиненные обязательно определенному цифровому коду. Важная особенность — цифровая природа виртуального мира.

Важная особенность — возможность сопоставления, соединения, синтезирования образов, визуальное сочетание которых невозможно в мире [61] реальном. Причем, самые невероятные с традиционной точки зрения комбинации выглядят естественно в виртуальном пространстве, Интересно обратить внимание на «супрематический» характер архитектуры виртуального мира, дисциплинированного собственной цифровой природой, на известную «роботизацию» образа в космосе сетей Интернет.

Но с появлением новой художественной реальности возникает ряд серьезных проблем.

Виртуальность — не только новая форма существования искусства, но и форма его отрицания, так как являет собой: — отрицание художественной деятельности в традиционном ее понимании; — отрицание произведения искусства как материального артефакта; — исключение из художественного обихода и восприятия важнейших характеристик произведения искусства как явления реального мира. Виртуальное состояние искусства, виртуальное бытие искусства должно рассматриваться как независимый и самостоятельный вид творческой деятельности, далеко не во всех своих свойствах соизмеримый и сопоставимый с художественной деятельностью в реальном пространстве и реальном времени. Главное отличие между этими способами творческого проявления личности — презумпция подлинности. В каком смысле можно считать подлинным произведение в интернете? Каковы признаки этой подлинности?

Не означает ли это, что в виртуальном пространстве уместно лишь искусство как идея, как версия, либо как игра, когда материалом экспертизы может быть только замысел и основные стиле-эстетические показатели, но не то неповторимое общение с материалом, которое до сих пор было столь значимо в искусстве.

Что это значит? Лишь то, что виртуальное искусство — это шаг к себе как существу без тела, как к существу с измененными органами чувств, которые уже не исчерпываются привычными пятью, но, сохранив слух и зрение, выявляют в нас богатейшие оттенки ритмо-метрических ощущений и сложную гамму динамических переживаний, связанных с буквальным «оживанием» предмета, пространства, самого существования произведения в условиях виртуальной среды. Неосязаемость как средство и как важнейшее качество нового искусства ставит перед нами проблемы, к осмыслению которых мы подойдем лишь ценой отстранения от собственной реальности.

Виртуальная художественная деятельность представляет собой новый вид творчества, обладающего собственными методиками. Это требует отдельного размышления, но при первом приближении нельзя не обратить внимание на эффект предсказуемости, на моделирование формы, пространства, в границах, предусмотренных возможностями программы. И здесь налицо явная механическая зависимость от программы, у параметрах которой работает художник И в этом — существенная ограниченность «виртуального, отцифрованного воображения». Эта «программная зависимость» обуславливает предсказуемость, заданность множества ходов, комбинируемых в практике компьютерного дизайна. Ведь именно дизайн, компьютерное [62] репродуцирование и компьютерные игры сегодня и представляют то, что мы сегодня называем виртуальным искусством.

Конфликт творческого воображения и программы открывает новый аспект эстетических и искусствоведческих размышлений. Программа теперь задает предел возможного в большей степени, нежели в реальном пространстве материал.

Изменяется состав жанров: формируются новые жанровые ракурсы искусства — компьютерная игра, сайт, виртуальная экспозиция и т.п.

Встает и вопрос о художнике — кто он теперь? Как изменится представление о художественном таланте и качестве, не заменят ли кисть и карандаш навыки программирования? Пока мы имеем слишком незначительный опыт работы в виртуальной сфере, чтобы уверенно размышлять об этих проблемах. Но они есть, они уже ясно обозначены и размышляя о них, важно помнить, что определив свое творческое участие в виртуальном пространстве, мы определим тем самым и себя в современности и в ближайшей перспективе.

И еще один вопрос: а как же зритель? Виртуальная среда исключает (или почти исключает) прямой контакт со зрителем. Зритель становится таким же воображаемым элементом, как и сама виртуальная реальность, он, вступая в нее, принимает ее свойства: становится невидимым и изменчивым, как и она сама, ибо в рамках определенной программы может выдавать себя за кого угодно.

Изменяя способы нашей творческой деятельности, мы неизбежно меняемся сами. С формированием виртуального искусства мы развиваем в себе виртуального человека. И мы опять оказываемся перед необходимостью в который раз задать вопрос о том, откуда мы родом.

Добавить комментарий