Суфражистки и лейбористы: опыт взаимодействия

[169]

Возникшее в 60-х годах XIX века суфражистское движение Великобритании к началу ХХ века так и не смогло достичь основной цели своей борьбы — избирательных прав для женщин. Причин тому было несколько. Во-первых, вопрос о политических правах женщин был совершенно новым для всего английского общества, в котором, несмотря на давние парламентские традиции, расширение электората происходило достаточно медленно. Во-вторых, на протяжении значительного периода вокруг данной проблемы практически отсутствовала сколько нибудь активная партийная борьба. В свою очередь, это обуславливалось тем обстоятельством, что лидеры партий (прежде всего, либеральной) относились к данной проблеме либо с откровенным равнодушием, либо со скрытым антагонизмом. Третья причина заключается в самом суфражистском движении — в узости его социальной базы, в ограниченных требованиях, а также ориентации на представительниц высших и средних слоев населения, что в немалой степени определило и создание либерально-суфражистского альянса, оказавшегося в конечном итоге несостоятельным.

Ситуация меняется лишь в конце XIX — начале ХХ веков. В это время происходят коренные изменения как в самом суфражистском движении, так и на партийно-политической арене. Прежде всего, в 1890-х годах в среде английских работниц появляются так называемые радикальные суфражистки, отказавшиеся от борьбы за ту цель, которую ставили перед собой умеренные конституционалистки — добиться для женщин права голоса на равных условиях с мужчинами, что означало сохранение в рамках избирательной системы имущественного ценза. В качестве своей основной задачи радикальные суфражистки выдвинули требование права голоса для всех женщин старше 21 года. Поскольку же они сознавали, что никакое правительство не удовлетворит это требование, пока не наделит избирательными правами оставшуюся часть мужского населения, то в основе своей их цель была — право голоса для всех совершеннолетних мужчин и женщин, что напрямую соотносилось со стремлениями оформляющейся в это время новой политической силы — лейбористской партии. Поэтому неудивительно, что радикальные [170] суфражистки, желая изменить, а не просто смягчить, условия жизни работниц, влились в рабочее движение, сотрудничая первоначально с Независимой рабочей партией, а затем и с лейбористами. Фундаментальное отличие радикальных суфражисток от конституционалисток и возникших в начале ХХ века милитанток заключалось в целях борьбы. Для последних двух течений право голоса было конечной целью всей борьбы, в то время как радикалки стремились улучшить условия работы, повысить уровень заработной платы работниц, усовершенствовать систему образования для девушек из рабочего класса и создать более благоприятные условия для матерей-работниц и их детей, а избирательное право рассматривалось ими лишь как необходимое средство для решения этих задач.

В начале ХХ века в рамках суфражистского движения возникло еще одно течение, получившее название «милитантского», которое первоначально выступало единым фронтом с лейбористами и социалистами за политическое равноправие женщин. У его истоков стояла Эммелин Панкхерст, которая осенью 1903 года задумала создать новую организацию, защищавшую бы интересы английских работниц. Такая организация была создана 10 октября 1903 года небольшой группой работниц, являвшихся сторонницами Независимой рабочей партии, и получила название Женский социально-политический союз. Первоначально деятельность ЖСПС была направлена на то, чтобы убедить членов лейбористских организаций в необходимости предоставления женщинам права голоса. В апреле 1904 года Э. Панкхерст была избрана членом Национального административного совета Независимой рабочей партии, что позволило ей использовать свое положение для того, чтобы способствовать включению пункта о женских избирательных правах в партийную программу лейбористской партии.

Кроме того, в начале ХХ века суфражистки всех направлений были вынуждены учитывать два новых политических фактора: во-первых, вероятность того, что в ближайшем будущем к власти вернутся либералы; во-вторых, появление в Палате общин самостоятельной лейбористской партии. С этого момента происходит переосмысление политической стратегии конституционалисток, которые отныне сконцентрировались на том, каким образом заставить партию лейбористов (от которой ожидали парламентской поддержки либералам) играть действенную роль в продвижении вопроса о политическом равноправии. Одновременно с этим милитантки сосредоточили свои усилия на продвижении проблемы права голоса для женщин в профсоюзах и социалистических организациях Манчестерского региона. Свои отделения при лейбористской [171] партии ЖСПС использовал для нападок на партию либералов, что вызвало негативное отношение к милитанткам со стороны умеренных суфражисток. Однако вскоре милитантки разочаровались в лейбористах и вышли из всех рабочих и социалистических ассоциаций. С конца 1906 года руководительницы ЖСПС решили отказаться от сотрудничества с лейбористами и вскоре развернули кампанию по сбору голосов в пользу лидеров консервативной партии. Свою роль в принятии этого решения, безусловно, сыграл и тот факт, что лейбористы все больше склонялись в сторону борьбы за всеобщее избирательное право для всех совершеннолетних.

В 1907–1908 годах свою политическую стратегию начинают менять и конституционалистки. С этого времени суфражистки Ньюкасла, Манчестера и Эдинбурга стали оказывать давление на руководство суфражистского движения, с тем чтобы заставить его изменить политику в пользу партии лейбористов. Одна из руководительниц суфражистского общества в Ньюкасле, Этель Бентам, в 1907 году внесла резолюцию, в которой предложила оказывать поддержку на парламентских выборах той политической партии, которая в качестве одной из основных целей своей официальной программы поставит вопрос о наделении женщин правом голоса. Первоначально резолюция встретила сильнейшее неприятие со стороны суфражистского руководства, однако к 1912 году оно изменило свое отношение и стало ориентироваться на союз с лейбористами. На принятие этого решения повлияло два фактора: во-первых, суфражистки постоянно разочаровывались в либеральном правительстве; во-вторых, постепенно стало исчезать взаимное недоверие, существовавшее между лидерами суфражистского движения и видными деятелями лейбористской партии.

С другой стороны, не все лейбористы стремились к альянсу с суфражистками. Основная проблема заключалась в формулировке принципа избирательной системы. Если в 1890-х годах члены Независимой рабочей партии достаточно ясно высказывались в пользу политических прав женщин, то уже в начале ХХ века (в основном под влиянием социал-демократов и членов профсоюзов), они начинают выступать за право голоса для всего взрослого населения, рассматривая избирательные права для женщин как узкоклассовое требование представительниц среднего сословия, грозящее расколом союзу рабочих и работниц.

Тем не менее, постоянное откладывание решения вопроса о политическом равноправии мужчин и женщин со стороны либерального правительства привело в 1912 году к официальному оформлению союза лейбористов и суфражисток. Последние приняли на себя обязательство [172] оказывать всестороннюю помощь кандидатам от лейбористской партии в их предвыборной борьбе; первые же должны были обеспечить парламентскую поддержку конституционалисткам.

Оценка результатов существования данного альянса неоднозначна. Вряд ли можно утверждать, что именно благодаря нему женщины в конечном итоге добились права голоса (Билль о реформе все-таки был инициирован и проведен либералами). Кроме того, некоторые лидеры лейбористов продолжали относиться к суфражисткам либо с равнодушием, либо с враждебностью. Однако создание данного союза, несомненно, оказало благоприятное воздействие на само суфражистского движение, свидетельствуя о его эволюции и преодолении, в некотором смысле, консерватизма в стратегии и тактике своей борьбы.

Добавить комментарий