Философские проблемы глобализации в исследованиях рыночных отношений

Salus populi suprema lex (Благо народа — высший закон)

[245]

Великий французский мыслитель Жан-Жак Руссо следующим образом определил роль парламента в структуре государственной власти: «Законодательная власть — сердце государства, власть исполнительная — его мозг» 1. При остановке сердца, как нам известно, наступает смерть, так как прекращается доставка кислорода тканям. Так и это «сердце» в определении, данном Руссо, питает всю общественную жизнь во всех ее проявлениях.

Современный парламентаризм представляет собой сложное социально-политическое и государственно-правовое явление общества. Именно общества, поскольку парламентаризм — это политическая воля народа. В нем проявляются особенности исторического момента, национальных традиций, культуры. Считается, что право представительства — важнейший признак демократии, позволяющий в то же время избежать непродуманных решений. Именно в борьбе за право представительства рождается парламентаризм. Представительский характер означает, что парламент рассматривается в данном контексте как выразитель интересов воли народа, то есть граждан данного государства. Но для того, чтобы понять, действительно ли соблюдается данная закономерность, рассмотрим с философской точки зрения такое понятие как «народ».
[246]

В социально-философском смысле народ как творец истории — это широкая общность, соединяющая все те слои и классы, которые по своему объективному положению заинтересованы в поступательном развитии общества 2. Всем известно, что каждый представитель общества участвует в том или ином историческом процессе, который подразумевает под собой все явления общественной жизни. Но, хотя между индивидуальными характеристиками отдельно взятого человека и условиями его существования и жизни в тот или иной период нет однозначной связи, все равно можно наблюдать, что, независимо ни от чего, формируется совокупность условий — материальных, социальных, духовных, — которые определяют социальный тип человека и характер его взаимоотношений с обществом. В связи с этим мы можем наблюдать или противоборство и антагонизм между ними, или, напротив, их единство. Отсюда следует, что не всегда народ может выбрать то, что хочет. И в этом и заключается философская проблема взаимоотношения личности и государства, которая приобрела приоритетное значение в период глобализации и межкультурного диалога. Ведь в основе концепции правового государства и гражданского общества, которое мы пытаемся построить, лежит принцип свободы выбора народом своего социального и политического устройства.

С одной стороны, демократическая организация общества заключает две важные стороны: во-первых, демократический статус всех органов политической власти, который обеспечивается выборностью и подотчетностью народу; во-вторых, обеспечение всем тем, что даст свободу для общественной и индивидуальной деятельности.

С другой стороны, это одна из самых неверных идей, которая исходит из того, что всякая власть — от народа и имеет основание в воле народной. Отсюда и истекает теория парламентаризма, суть которой заключается в следующем: предполагается, что весь народ в народных собраниях творит себе законы, избирает должностные лица, стало быть, изъявляет непосредственно свою волю и приводит ее в действие. Это идеальное представление. Ведь известно, что прямое осуществление его невозможно, так как историческое развитие общества приводит к тому, что все племена, народы, нации усложняются и увеличиваются, что ведет к разрастанию государственной территории: непосредственное народоправление в таких условиях немыслимо. Следовательно, [247] народу необходимо перенести свое право власти на некоторое число выборных людей.

Вроде бы все ясно и понятно, но на самом деле приемлемо ли это в наших условиях?

По теории, избранные народом лица должны полностью отстраниться от своей личности, (но это же человек в полном смысле слова). Если в парламентских креслах будут сидеть механические исполнители воли большинства, если избранные лица будут добросовестно выполнять порученные им задачи, если эти представители полностью отключатся от своих чувств, эмоций, желаний — тогда механизм представительства будет совершенен. Но это всего лишь теория.

Что касается практики, то мы наблюдаем совсем другую картину. Выборы никоим образом не выражают волю народа — избирателя. В период предвыборной кампании нам обещают земные блага, а после избрания представители народные не считаются нисколько мнениями избирателей, но руководствуются собственным усмотрением. В таком контексте парламент есть учреждение, служащее для удовлетворения личного честолюбия и тщеславия и личных интересов представителей 3.

Суть представительской функции парламентаризма должна выражаться в формуле: «Все для общественного блага». Но это только слова. По сути, народные представители — это подотчетные лица общества, но на самом деле — общество служит нескольким индивидам, оно — орудие для их целей. Когда мы идем на выборы, осознаем ли мы за кого надо голосовать: за того, кто своими поступками заслужил наше доверие, или за того, который своим красноречием убедил нас в своей правоте.

В этом заключается психологический момент, которым пользуется потенциальный избранник. Это — харизма, воля, эмоции, красноречие, которые могут, но не обязаны соединяться с разумом и человеческими ценностями. Хотя нельзя конечно так категорично к этому относиться. В каждом обществе, в каждую историческую эпоху были, есть и будут незаурядные личности, решения и действия которых привели и приведут к общественному благу.

В заключение хочу обратиться к высказыванию Авраама Линкольна: «Демократия — есть правление народа, избранное народом и для народа».

Примечания
  • [1] Цит.по: Право и власть: человек, право и государство / Под ред. Вышинского М. — М., 1990. С.235.
  • [2] Введение в философию / Под ред. Фролова И.Т. В 2ч. Ч.2. — М., 1989. С.586.
  • [3] Зубов В.А. Парламентская демократия и политическая традиция Востока. — М., 1990. С.19.

Комментарии

Добавить комментарий