Михаил Иосифович Шахнович (жизненный и творческий путь)

"Михаил Иосифович Шахнович (жизненный и творческий путь)"1

(жизненный и творческий путь)

Шахнович Михаил Иосифович (23.02.1911 — 4.03.1992) — доктор философских наук, профессор, специалист в области истории философии, философии религии, религиоведения, культурологии, истории свободомыслия родился в Санкт-Петербурге. Его научные интересы определились еще в юности во время учебы в Санкт-Петербургском З-м реальном училище (102-й школа Петрограда) под влянием его школьных учителей, прежде всего, его классного наставника В.Я. Проппа, преподавашего русскую литературу и фольклор, А.И. Боргмана, преподававший историю, и А.А. Богданова, ведшего кружок по философии. В конце 20-х годов, еще учась в школе, М.И. Шахнович начинает активно работать как журналист в газетах «Смена» и «Безбожник», пишет репортажи, очерки, фельетоны.

На историко-филологическом отделении Ленинградского университета М.И. Шахнович учился (1929-1932) у П.К. Коковцева, Ф.Ф. Щербацкого, В.А. Алексеева, И.Г. Франк-Каменецкого, В.В. Струве. В аспирантуре (1933-1936) в Академии наук СССР он занимался фольклористикой под руководством М.К. Азадовского, одновременно сотрудничая с В.Г. Богоразом и Н.М. Маториным в области этнографии (этнологии) и сравнительного религиоведения. В этот же период М.И. Шахнович был ответственным секретарем журналов «Советская этнография» и «Советский фольклор». В 1936 году он написал диссертацию «Русские пословицы и поговорки как исторический источник», за которую в 1937 г. решением ВАК получил сразу две степени — кандидата исторических и кандидата филологических наук.

В 1941 году М.И. Шахнович добровольцем пошел на фронт, служил на Ленинградском и Волховском фронтах, был нагржден боевыми орденами и медалями.

М.И. Шахнович прожил долгую жизнь, многое успел сделать, но немало — по тем или иным причинам — осталось нереализованным. Он известен как автор более 250 печатных работ, но многие его книги так и не были напечатаны вообще, а некоторые вышли совсем в том виде, в каком они задумывались или были написаны первоначально.

Внимательное прочтение трудов М.И. Шахновича позволяет говорить о нем не только как об одном из крупных отечественных религиоведов, но и как об историке русской культуры, внесшем вклад в фольклористику, историю русской науки и философии. М.И. Шахнович — автор фундаментального труда «Русская паремиография как исторический источник». К сожалению, была опубликована лишь первая его часть — «Краткая история собирания и изучения русских пословиц и поговорок» («Советский фольклор». 1936. № 4–5), а также два приложения — архивные документы, связанные с В.И. Далем. В 30-е годы М.И. Шахнович исследовал весь доступный русский паремиографический материал как рукописный, так и печатный, и составил первый библиографический указатель по русской паремиографии на 1435 работ. Сам паремиографический материал (свыше 2,5 тысяч пословиц) был собран и систематизирован по 20 разделам. Среди них такие разделы, как «Феодальные княжества XIV–XVI вв.», «Господин Великий Новгород», «Татарское господство», «Московский царь и бояре», «Царский суд и тюрьма», «Правда и кривда», «Богатый и бедный», «Крестьянская война XV–XVII вв.» и т.д. В работе Шахновича впервые было доказано, что русская паремиография является бесценным источником для изучения истории, она дает такой материал о семье, праве, языке, религии и проч., который не может быть получен из других источников. («Русские пословицы и поговорки как исторический источник: Тезисы к защите кандидатской диссертации». Л., 1937). М.И. Шахнович собрал несколько сборников пословиц, а также свод историй о пешехонцах. Но вышли лишь в 1933 г. его сборник «Пословицы и поговорки о попах и религии» (с предисловием Н.М. Маторина), а в 1945 г. — «Военные пословицы русского народа. Сборник пословиц и крылатых слов». В конце 80-х годов по неопубликованным рукописным собраниям пословиц XVIII — начала XX в. М.И. Шахнович составил «Русскую книгу любви» — сборник, включающий в себя 3000 эротических и «заветных» пословиц. Он неопубликован.

Интерес к паремиографии сделал М.И. Шахновича знатоком народных примет. В книгах «Приметы в свете науки» (Л., 1954, 1963, 1964) и «Приметы верные и суеверные. Атеистические очерки народного знания и бытового суеверия» (Л., 1984) рассказывается о сокровищнице народного опыта и о ложных представлениях, связаных с магией, о колдовских приметах.

Целая серия статей и книг исследователя была посвящена теме «Православная церковь и русская культура» («Православная церковь против народного искусства»// Ежегодник МИР. 1964. № 7; «Русская церковь в борьбе с наукой. Л., 1939).

М.И. Шахнович интересовался русским Просвещением, культурой XVIII в. и написал ряд исследований о деятелях этой эпохи: Д.С. Аничкове, «Русском Кандиде» — Ертове, ввел в научный оборот анонимный трактат «Зерцало безбожия» («Новый памятник русского свободомыслия XVIII века» // «Звенья», Сборник материалов и документов по истории литературы, искусства и общественной мысли XIV–XX вв. М., 1950). В 50-е годы М.И. Шахнович написал, основываясь на глубоком изучении архивного материала, большую книгу «Исторические воззрения М. Горького». Из нее был опубликован только один параграф: «Горький о происхождении религии» (Ежегодник МИР АН СССР. Т. 1. М., Л. 1957. С. 75–143), в котором на основе изучения публицистики, неопубликованных писем и заметок М. Горького освещается проблема возникновения религиозных верований.

Среди трудов по истории советского атеизма и свободомыслия — статьи о В.Д. Бонч-Бруевиче, с которым Шахнович лично познакомился в 30-е годы, после публикации своей книги об истории сектантства (переведена на немецкий язык) и затем сотрудничал в Музее истории религии после войны; книга о С.М. Кирове (не опубликована) и др. М.И. Шахнович — автор первых работ по истории советского религиоведения (о В.Г. Богораз-Тане, учеником и сотрудником которого он был; об изучении первобытной религии в СССР; об истории Музея истории религии АН СССР и т.д.).

Особое место в наследии М.И. Шахновича принадлежит монографии «Ленин и проблемы атеизма. Критика религии в трудах Ленина» (М.; Л. 1961). Этот капитальный труд (50 п.л.), переведенный на польский и немецкий языки, — фундаментальное сочинение по истории русского марксизма и марксистской философии религии. В нем анализируется марксистская теория происхождения и сущности религии, взаимоотношения религии, философии и науки, рассматривается отношение Ленина к православной церкви, сектантству, христианскому социализму и т.д. Вот, что писал об этой книге в письме к ее автору В.Я. Пропп: «Большое, большое спасибо Вам за Вашу книгу. Так надо писать. Ясная, логическая система и по возможности полный охват материала. Огромная эрудиция. Очень хорошо! По стилю своей работы Вы остаетесь в целом верны себе, начиная от Вашей кандидатской диссертации, которая поразила меня своим объемом. Я этот стиль очень одобряю, хотя его не одобряют редакторы и директора издательств». В 1963 г. за работу «Ленин и проблемы атеизма. Критика религии в трудах Ленина» М.И. Шахнович получил степень доктора философских наук.

В начале 30-х годов член-корреспондент Академии медицинских наук, профессор Л.Л. Васильевым пригласил М.И. Шахновича для участия в комиссии по изучению таинственных явлений человеческой психики. Длительная экспериментальная работа совместно с психиатрами (А.В. Дубровским и др.), а также глубокое знание истории оккультных наук в России сделали М.И. Шахновича крупам специалистом по изучению мистики. В 30-е годы он подготовил бльшую книгу «История спиритизма», из которой опубликована лишь малая часть. В 1965 г. в издательстве «Наука» вышла в свет книга «Современная мистика в свете науки», в которой впервые в нашей стране были раскрыты на большом фактическом материале происхождение и сущность вневероисповедной мистики, дана классификация форм мистики и проведен анализ психопатологии мистицизма. В брошюре («Психозы и религия». Л., 1967), написанной совместно с известным психиатром профессором А.А. Портновым, исследование этой темы было продолжено. В середине 1991 г. М.И. Шахнович начал писать книгу очерков «Мистический Санкт-Петербург. Потомки Калиостро» — воспоминания о своих встречах с питерскими медиумами, алхимиками, магами, астрологами, теософами и предсказателями. Это увлекательное сочинение стало последним трудом профессора. Перед самой своей кончиной он делал исправления в рукописи этих очерков для газеты «Невские ведомости», в которой они печатались из номера в номер. В 1996 г. книга была опубликована под названием «Петербургские мистики».

Научная деятельность М.И. Шахновича была неразрывно связана с Музеем истории религии АН СССР. Он был один из его основателей (1932) и прошел путь от старшего научного сотрудника (1932–1941), до зам. директора по научной части (1944–1960). (Директором в это время был В.Д. Бонч-Бруевич, постоянно живший в Москве). Все экспозиции музея с 1932 по 1960 г. были созданы при его участии, а с 1946 по 1960 г. — под его руководством. За возрождение Музея истории религии АН СССР и восстановление Казанского собора после Великой Отечественной войны М.И. Шахнович был награжден орденом «Знак почета» (1953). Он составил несколько развернутых путеводителей по экспозициям музея, редактировал знаменитые музейные «Ежегодники».

В 1965 г. в издательстве АН СССР небольшим тиражом вышла монография М.И. Шахновича «Гойя против папства и инквизиции» (25 п.л.). Она сразу стала библиографической редкостью. Интерес к этому художнику возник у М.И. Шахновича еще в середине 30-х годов, когда он участвовал в создании выставок «Инквизиция» (позже преобразованная под его руководством в отдел «Истории папства и инквизиции») и «Революционная Испания в борьбе с фашизмом», в которых были использованы офорты Гойи. Книга была написана к 125-летию со дня смерти художника. В ней М.И. Шахнович рассказывал о жизни и творчестве великого просветителя и гуманиста, наследие которого отразило трагическую судьбу испанского народа в конце XVIII–начале XIX в. Ценность исследованию придают комментарии к офортам серии «Капричос» и «Провербиос» («Диспаратес»). М.И. Шахновичу удалось раскрыть тайны «зашифрованных» офортов. Глубокое знание фольклорных источников произведений Гойи позволило прояснить загадочность их сюжетов, показать связь «потусторонних кошмаров» художника с народным антиклерикализмом.

В 1946 г. декан философского факультета ЛГУ, профессор М.В. Серебряков пригласил М.И. Шахновича читать студентам курс лекций «Всеобщая история религии и атеизма» (120 часов). 3 сентября 1946 г. IV-ому курсу философского факультета была прочитана первая лекция: «Д.С. Аничков — первый русский историк религии» («Ученые записки ЛГУ». Сер. философских наук. Вып. 2. 1948. № 109). С нее началось возобновление преподавания религиоведния в университете после двадцатилетнего перерыва. Курс «Всеобщая история религии и атеизма» М.И. Шахнович читал более 40 лет, постоянно перерабатывал его, обновляя и дополняя новым материалом. Он мечтал подготовить его к изданию в виде учебника, но не успел. Небольшое «Методическое пособие» (Л., 1957) дает представление о структуре курса, начинающего с проблемы происхождения и первобытных форм религии, включающего подробную историю мировых и национальных религий, историю западноевропейского и русского атеизма и свободомыслия.

В 1946–1949; 1953–1960 гг. М.И. Шахнович совмещал работу в музее с преподавательской деятельностью на философском факультете ЛГУ. Он — старший преподаватель (1960), затем — доцент (1962), и, наконец, профессор философского факультета ЛГУ (1965–1991). У М.И. Шахновича учились все выпускники этого факультета 40–80-х гг., многие слушали его спецкурсы («Научная критика Библии», «Новые вопросы атеизма» и др.). Под руководством М.И. Шахновича подготовили диссертации около 120 кандидатов и докторов наук. Сформировалась научная школа, продолжавшая традиции петербургского-ленинградского религиоведения первой четверти ХХ в.

В 1946 г. М.И. Шахнович начал преподавать на философском факультете историю этических учений. По его инициативе была начата работа над коллективным трудом «Очерки истории этики» (М., 1969), в котором он выступил как редактор (совместно с Б.А. Чагиным и 3.Н. Мелещенко) и как автор, написавший разделы, составившие практически половину монографии: «Этика древнего и средневекового Востока»; «Этика Древнего Рима»; «Этика французских и английских мыслителей XVII в.»; «Этика американского Просвещения»; «Этические учения Фихте и Шеллинга»; «Этика русских революционеров-демократов и народников»; «Этические воззрения Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого».

Еще в 30-е годы М.И. Шахнович работал над изучением проблем происхождения мифологии и взаимоотношения мифологии и философии. Результатом этой многолетней работы стал труд «Происхождение философии», опубликованный в сокращенном варианте в виде двух отдельных книг «Первобытная мифология и философия. Предыстория философии» (Л., 1971) и «Происхождение философии и атеизм» (Л., 1973; переведена на армянский язык). В них исследуются особенности первобытного мышления, и происхождение мифологии, показывается, как в пределах мифологического мировоззрения зародились рационалистические представления о мире, рассказывается о зачатках философиии в древневосточной «литературе премудрости», рассматривается проблема возникновения натурфилософии. Большой интерес представляют главы, посвященные анализу происхождения и сущности космогонических сказаний (см. также «Мифы о сотворении мира». М., 1969) и появлению философии как преодоления теокосмогоний.

М.И. Шахнович — историк иудаизма и библеистики. Его первая книга «Социальная сущность Талмуда» (М., 1929), вышедшая, когда автору было 18 лет, выявила его интерес к библейской и талмудической литературе, истории еврейской культуры в целом. В 1939 г. он был одним из организаторов большой выставки в Государственном Музее Этнографии «Евреи в царской России и СССР» (Путеводитель. Сост. И.М. Пульнер и М.И. Шахнович. Л., 1939). Современному читателю названия книг М.И. Шахновича, в которых рассказывается о прошлом и настоящем еврейской религии, о еврейских вольнодумцах, — «Реакционная сущность иудаизма. Критические очерки происхождения и классовой сущнсти иудейской религии» (М.; Л. 1960) и «Закат иудейской религии» Л., 1965) — могут показаться одиозными. Но в тех условиях это был единственный способ «протащить» в подцензурную печать подобную тему. М.И. Шахнович всегда боролся против расовой вражды, шовинизма и национализма, против позорного пережитка средневековья — антисемитизма. С молодых лет он собирал материал об истории создания и распространения фальшивки царской охранки — «протоколов сионских мудрецов». Лишь небольшой фрагмент этого труда был опубликован в 1965 г. в книге «Закат иудейской религии». Книга о «протоколах» говилась к печати трижды (последний раз в 1990 г.), но так и осталась ненапечатанной. В 1988 г. в Лениздате вышла последняя книжка М.И. Шахновича на библейскую тему — «Библия в современной борьбе идей».

М.И. Шахнович считал, что все человечество должно объединится на основе «нового мышления» для решения глобальных проблем современности и рассматривал эту проблему с позиций ученого-религиоведа в книгах «Кибернетика и атеизм» (Л., 1966), «Новые вопросы атеизма. Социологические очерки» (Л., 1973), «Критика религиозных истолкований экологических проблем» (М., 1985) и др. Он исследовал проблемы модернизации идеи бога в современной теологии и философии религии, рассматривал различные решения проблем «бог — человек — природа», «бог — человек — робот», «бог и совесть» на пороге XXI века, исследовал прошлое и настоящее самой идеи бога («Тайны бога. Глобальные проблемы современности и модернизация идеи бога». Киев, 1990).

На протяжении целых десятилетий М.И. Шахнович был «обречен» на писание научно-популярной литературы, так как фундаментальные труды по религиоведению и философии религии считались «ненужными», а автор «неудобным». Но и в работах, рассчитанных на широкого читателя, профессор высказывал много оригинальных и глубоких идей, демонстрировал колоссальную научную эрудицию. Многолетний журналистский опыт помогал сложный историко-религиоведческий и философский материал излагать доходчиво и интересно.

М.И. Шахнович написал три книжки для детей и юношества. В 1948 г. в издательстве «Молодая гвардия» вышла книжка «От суеверий к науке», в которой рассказывалось о происхождении науки, искусства и религии. Она была объявлена «вредной», а автор ее как «космополит» был изгнан из Ленинградского университета, куда он смог вернуться лишь после смерти Сталина. В 1980 г. издательство «Детская литература» опубликовало научно-художественную книжку «Человек восстает против бога» (2 изд.; переведена на украинский и узбекский языки). В ней увлекательно рассказывается о религии, об истории формирования и развития научных знаний, о свободомыслии. Книга написана в виде коротких очерков, изобилует интересными фактами и, справедливо была названа в одной из многочисленных рецензий «детской энциклопедией религиоведения». В предисловии к книге «Тайны Прометея» (Л., 1989) М.И. Шахнович писал, что решил спустя 60 лет реализовать предложение А.М. Горького, говорившего в 1929 г. во время встречи с журналистами «Смены», что нужно написать книги для подростков о том, как появились люди на земле, как они овладели огнем, научились думать, для чего сочиняли сказки и т.п.

Как видим, круг научных интересов М.И. Шахновича был необычайно широк, его работоспособность поразительна, что нашло свое отражение в многочисленных публикациях разных жанров — от фундаментальных научных трудов до популярных брошюр и трудных по воплощению книг для детей. Но широчайшая эрудиция М.И. Шахновича, обширные познания в различных сферах культуры, умение удивительно точно определить направление исследования, глубоко чувствовать и понимать само существо проблемы особенно ярко проявлялись в общении с ним. Он щедро делился знаниями не только со своими учениками, успехам которых умел радоваться, как никто другой, но и с каждым, кто в этом нуждался. Его добрый юмор, неизменная доброжелательность, человечность были обращены ко всем, «светлые комнаты его души» (как писал когда-то его ученик и коллега С.И. Савельев) были открыты всем, кто хотел в них войти.

Примечания
  • [1] Печатается с сокращениями и исправлениями по изд.: Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Вып. 3. 1992. С. 4–8.

Добавить комментарий