Виртуальный мир духовных сущностей как фактор стабилизации социальной системы первобытного общества

[49]

Существование первобытного общества немыслимо без виртуальной реальности трансцендентного мира. Это связано с тем, что сознание первобытного человека только начало отрываться от своей биологической основы и не было способно к сознательной регуляции общественного поведения индивидов. Общественные отношения, которые складывались в рамках общины требовали новых форм регулирования, чем те, которые были свойственны биотическому сообществу. Для биотической системы в качестве основы структурирования и регулирования взаимоотношений характерен инстинкт доминирования-подчинения. Благодаря действию этого инстинкта путем самоорганизации выстраивается иерархическая структура, обеспечивающая стабильность сообщества. Человеческое сообщество отличается от биотического именно тем, что на место доминирования одной особи над другой приходит иной тип отношений — гуманизм. Первым проявлением его было то, что все члены сообщества приобрели одинаковый статус и получили равный доступ к мясной пище. Хотя природное неравенство между индивидами осталось, проявление его в социальной сфере в виде доминирования одних индивидов над другими было упразднено.

Любая группа индивидов, осуществляющая совместную жизнедеятельность нуждается в управлении. Особенно это необходимо для координирования совместных действий по обеспечению сообщества пищей и для защиты от внешней опасности. Регулирование отношений внутри общины также требует управления, особенно в начальный период становления общины пока культурный слой традиций, привычек, социальных форм крайне тонок. Возникает вопрос, каким образом не имея возможности опереться на инстинкт доминирования вождь мог осуществлять эффективное руководство жизнью общины, справляться с инстинктивными импульсами, которые подталкивали соплеменников на определенное поведение, имевшее в своей основе разрушающий социальную общность элемент? Просто авторитета вождя явно было недостаточно если учесть, что равенство было необходимым условием для существования человеческого сообщества. В этих условиях вождь должен был быть таким же как и все с той разницей, что обладал [50] большими способностями организовать тот или иной вид совместной деятельности. Прекращалась деятельность — прекращалась власть вождя.

Изучение истории древних обществ показывает, что изначально вождь и жрец или иной служитель культа совмещались в одном лице. Это подтверждает роль трансцендентного мира духовных сущностей в обеспечении стабильности первобытного общества.

Эффективный механизм для обеспечения сплоченности первобытного коллектива и его управляемости подсказало само формирующееся сознание. Дело в том, что мир идеальных образов, который присутствует в мозгу живого существа и является отражением реального мира у животного отождествляется с самой жизнедеятельностью и отдельно от нее не воспринимается. Когда человек начинает выделять себя из предметного мира и отделяет свою жизнедеятельность от своего «Я», виртуальный мир, существующий в его сознании, мир образов воспринимается как самостоятельная реальность. Конечно различие между миром вещей и миром виртуальным вполне ощутимо, но только как различие в качестве. Для первобытного сознания оба мира существуют реально, отличие состоит в том, что один мир доступен для восприятия органами чувств, доступен воздействию человека на него, в то время как мир виртуальный такому воздействию не доступен.

Это явление или особенность восприятия была использована системой управления первобытной общины для формирования на ее основе той силы, которая обеспечила бы управляемость членами сообщества, авторитет власти и придало вес тем социальным нормам, которые были необходи мы для обуздания природных инстинктов. Другими словами для управления нарождающимся человеческим коллективом была найдена форма воздействия на индивидуальное и коллективное поведение, которая была доступна восприятию первобытного сознания и была достаточно эффективна. Эта форма представляет собой замену инстинкта доминирования, который регулировал отношения в биотической системе, на форму доминирования, которая стала регулировать отношения в социальной системе.

Все незнакомое, непривычное или необычное пугает человека. Мир виртуальных сущностей относится к этому ряду. Чтобы сделать этот мир тем чем он стал впоследствии необходимо было всего лишь объяснить его так, чтобы он превратился в доминирующую реальность. Необходимо было просто придать ему такой статус. Что и было сделано. Виртуальный мир, существующий в головах индивидов превратился в реальный мир духов, который имел возможность диктовать свои условия миру людей. Если в реальном мире можно было поспорить и потягаться силой за статустдоминирующей особи и в зависимости от ума и притязаний поменять характер отношений, то тягаться силой с виртуальным миром трансцендентных сущностей было невозможно. В силу этого социальная система на длительный период была защищена от перестройки отношений и получила возможность развиваться по пути социализации. Трансцендентный мир стал выполнять роль духовной полиции нравов, эффективность которой не может сравниться [51] ни с какой силой государства, которая призвана регулировать поведение членов общества в современных условиях. С этим миром можно было только договариваться, его можно было просить, можно было задобрить подарками и жертвоприношениями если человеку не очень нравилось то, что этот мир делал по отношению к нему и его роду, но нарушать его требования и установления было нельзя. За это следовало наказание не только по отношению к самому виновнику, но и ко всему роду к которому он принадлежал.

Так создавалась еще одна доминирующая над личностью реальность, которая называется «общественное мнение». Именно общественное мнение стало той реальной, земной, осязаемой силой, которая и делала виртуальную реальность доминирующей по отношению к отдельному человеку и ко всем вместе.

Если смотреть на человека не как на “homo sapiens”, а как на биосоциальное существо и рассматривать социальное в тесном взаимодействии с биологической природой человека, многие вопросы социальной жизни и поведения людей становятся более понятными. При таком подходе главным является то, чтобы не впасть в крайность.

Как абсолютизация социального или разумности в поведении человека, так и сведение всего многообразия его поступков к инстинктивному поведению не даст адекватного реальным процессам объяснения. В данном случае именно соединение социальной формы — мира идеальных сущностей, которому был придан статус реального и доминирующего над человеком с биологической основой человека, которая обеспечивала в биотическом сообществе сплоченность и управляемость инстинктом доминирования-подчинения, позволило объяснить механизм стабилизации социальной системы первобытного общества.

Добавить комментарий