Из истории питерского Танатоса

Некоторые страницы проекта

«Тема смерти в духовном опыте человечества»

(1991-2002)

В связи с презентацией проекта Ассоциации танатологов Санкт-Петербурга и размещением на сайте кафедры философской антропологии (www.anthropology.ru) вышедших в свет небольшими тиражами альманаха «Фигуры Танатоса» хочется сказать несколько слов об истории этого проекта, о людях, которые этот проект осуществляли, о тех проблемах, которые поставил он перед его участникам, и, как можно предположить, перед возможными последователями.

Проект родился как авторская идея Андрея Витальевича Демичева (1957-2000), на протяжении ряда лет работавшего на кафедре философской антропологии философского факультета СПбГУ. Собственно, им и были выработаны основные принципы организации проекта. При деятельном участии А.В. Демичева состоялись первые конференции, семинары, презентации. Он же был организатором и руководителем возникшей в 1993 г. Ассоциации танатологов Санкт-Петербурга. В 1997 г. блестяще защитил докторскую диссертацию, посвященную философским и культурологическим основаниям современной танатологии.

Ни одна идея не рождается на пустом месте. И этот проект, как мне представляется, имел несколько предваряющих посылок.

К концу 80-х годов на философском факультете СПбГУ сложился круг единомышленников — тогда молодых кандидатов наук, аспирантов, студентов, — понимавших, что время философического безвременья проходит, и проходит безвозвратно. Основная идея возникшего проекта заключалась в выработке такого типа дискурса, который мог бы соединить лучшие достижения классической рефлексии с новыми для российской философии способами размышлений. Большое влияние на участников проекта оказали традиции русской философии и литературы «золотого века» (Л.П. Карсавин, Л.И. Шестов, Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, Л.Н. Толстой).

Тема смерти не была случайной в этом смысле. Практически запретная в советские времена, в начале 90-х она позволяла выстроить глубоко индивидуальные, полифонические, не связанные с каким-то конкретным предпочтениями философские позиции, для которых метафизика смерти была, скорее, отправным пунктом, чем смыслом и целью.

Проект и первые номера альманаха «Фигуры Танатоса» вызвали неоднозначную реакцию. Были и положительные, и не слишком лестные рецензии. Тем не менее, интерес к проекту постоянно рос, приходили новые участники, рождались новые идеи. Главная проблема заключалась, пожалуй, в том, что поначалу и сама тема, и ее «прикладные» следствия слишком уж не совпадали с практикующимися стилями философского мышления. То, что сегодня, спустя 10 лет, стало фактом философской работы нового поколения исследователей, тогда — напрямую или косвенно — неизбежно фильтровалось через затверженные умозренческие парадигмы. Вместе с тем, серьезный разговор на предложенную тему позволил многим из нас избежать «зачарованности постмодерном», поскольку критический настрой в отношении к этому переоткрытому на русской почве явлению почти всегда соседствовал с «иронией и занимательностью» (У. Эко).

Помимо питерского круга участников, авторов альманаха (среди них — философы В. Савчук, Т. Артемьева, кинорежиссер Е. Юфит, фотохудожник В. Кустов и многие другие — об их работе лучше всего говорят публикации в «Фигурах Танатоса»), деятельное участие в проекте приняли известные московские ученые. Среди них академик И.Т. Фролов — директор Института человека РАН с момента его основания; В.Л. Рабинович — блестящий культуролог, философ и историк науки; В.А. Подорога — один несомненных из лидеров российской философии 90-х годов. Каждый из этих очень разных людей оказал своеобычное влияние на становление идеи проекта. Иван Тимофеевич Фролов мгновенно оценил его эвристические возможности и включил в план перспективных разработок отделения Российской академии наук. Вадим Львович Рабинович стал своеобразным духовным наставником проекта. Его неожиданные и удивительно живые («виталогические», как бы он сам сказал) мысли-интерпретации стали одним из катализаторов нашего поиска. Семинары Валерия Александровича Подороги в Институте философии РАН конца 80-начала-90-х годов, несомненно, послужили мощным стимулом несколько запоздалого пробуждения питерской философской мысли, в том числе и танатологической.

Необходимо упомянуть и тот факт, что рождение идеи «питерского Танатоса» у самого Андрея Витальевича Демичева носило — как почти все у этого талантливого человека — ярко выраженный парадоксальный характер. Написав нетривиальную (и потому непонятую сразу) кандидатскую диссертацию, посвященную проблеме гармонии (1988 г.), он, казалось бы, в дальнейшем, резко порывает со своим философическим прошлым.

Однако это лишь внешний след истины. Проблема смерти интересовала Демичева именно как проблема гармоническая (рабочее название его докторской диссертации — «Гармония смерти»). Вот так — в гармонии со смертью, хотя порой и в разладах, как случается у каждого, с гармонией жизни — протекало творчество нашего коллеги и друга.

В рамках проекта издавался альманах «Фигуры Танатоса». Написан целый ряд книг, статей, рецензий. Многие из зачинателей проекта стали известными учеными, получившими признание и в России, и за рубежом. Андрей Витальевич Демичев ушел из жизни в октябре 2000 года, неожиданно, в самом расцвете сил и таланта.

Мы не будем считать, что проект завершен. Выходят работы учеников А.В. Демичева (на нашем сайте можно познакомиться с одной из таких работ — книгой молодого автора Татьяны Мордовцевой «Идея смерти в культурфилософской ретроспективе», посвященной памяти Андрея Витальевича). Приобретает реальные очертания одна из идей проекта, связанная с интерпретацией идеи смерти в христианской антропологии. Количество ссылок на работы самого зачинателя проекта, на альманах «Фигуры Танатоса» в научной литературе и в Интернете постоянно растет. В общем, проблема, казалось бы, прочно вписанная некоторыми интерпретаторами в скрижали дурно понятого постмодернизма, получает новое качественное наполнение. Мне кажется, что истинная свобода и ответственность философа заключается не в избегании, а тем более не в отторжении вечных тем человеческого бытия, к каковым относится и тема смерти, а в умении с иронией (и тактом, конечно), отнестись к собственному непониманию.

Хочется пожелать успехов всем молодым исследователям, которых не отпугнет эта проблема и которые посвятят свои работы теме смерти в духовном опыте человечества.

В заключение приводим текст неопубликованных заметок А.В. Демичева, написанных им незадолго до смерти и посвященных истории проекта танатологических исследований в Санкт-Петербурге.

Комментарии

Из истории питерского Танатоса

Аватар пользователя Геннадий Крупнин
Геннадий Крупнин
пятница, 06.06.2003 15:06

Вне всякого сомнения, история Петербургского Танатоса (а тем самым и российского), да еще и изложенная одним из «отцов-основателей» интересна и важна. Петербургский Танатос – значительная вершина на отечественном интеллектуальном ландшафте конца прошлого века. Я вместе с уважаемым Михаилом Семеновичем надеюсь, что история философских исканий танатологов не закончилась…

Добавить комментарий